Русскоязычный медицинский портал

 

ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ


361   -

ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ (sensibi litas), субъективное переживание, связанное с воздействием на организм различного рода раздражений. Физиол. основу Ч. составляет рецепторная функция, т. е. процесс распространения возникшего под влиянием раздражения импульса от периферических чувствительных аппаратов в центральную нервную систему. Процесс возбуждения этими импульсами центральных аппаратов и составляет физиол. основу Ч. В том виде, как она представлена у человека, Ч. состоит из качественно различных переживаний, соответственно специфичности различных раздражений, действующих на организм (свет, звук, давление, прикосновение, тепло, холод и т. д.). Это разнообразие и сложность рецепторной функции высших животных и человека представляет собой результат постепенного усложнения и уточнения форм реакции организма на внешние раздражения, выработанных на пути эволюции, в процессе более совершенного приспособления к окружающей среде. В своей наиболее примитивной форме, на самых низших ступенях филогенетического развития, рецепторный аппарат представлен в виде одной нервной клетки, к-рая одним своим отростком приходит в соприкосновение с внешней средой (поверхность тела), а другим—с аппаратом двигательной реакции (мышца). У животных с такого рода примитивной нервной системой реакции на раздражения являются неспецифичными и определяются гл. обр. количественными факторами; они осуществляются по физиол. принципу «все или ничего», т. е. при известной интенсивности раздражения возникает определенная двигательная реакция как результат непосредственного распространения возбуждения с поверхности тела к мышце.

Весь процесс эволюции рецепторной функции может быть определен как постепенный переход от автоматических, анатомически пред-уготованных реакций по типу «все или ничего» к реакциям, характеризующимся элементом выбора, большей специфичностью, качественной адекватностью между формой раздражения и способом реакции. Анатомически этому усложнению рецепторной функции соответствует увеличение числа невронов как между периферией и центральным аппаратом, так и между этими последними, а равно и постепенное нарастание этих центров (развитие коры), а физиологически—постепенное понижение порога раздражения, выработка специфических аппаратов для различных видов раздражения и установление обильных ассоциативных связей центральных аппаратов Ч. с другими отделами мозговой коры.—Основным фактором, определяющим эволюционные изменения рецепторной функции, является приспособление организма к формам внешних раздражений, существующих в окружающей среде при данном образе жизни: наличие определенных форм раздражения и частая повторяемость их ведет к понижению порога по отношению к этим раздражениям. Т. о. эволюция рецепторной функции неразрывно связана с эволюцией функций вообще и с изменениями отношений животного к внешней среде. Так, с переходом от водного образа жизни к наземному исчезает один из рецепторных аппаратов, необходимых для сохранения равновесия в воде,—орган боковой линии; под влиянием связанного с наземным образом жизни обилия звуковых раздражений этот орган, приспособленный к восприятию воздействия вибрационных колебаний воды, превращается в рецептор вибрационных колебаний воздуха, т. е. в кохлеарный аппарат. Этим объясняется на первый взгляд странная топографическая близость во внутреннем ухе таких аппаратов, как вестибулярный и кохлеарный, которые представляются качественно совершенно разнородными. Эта близость обусловливается происхождением кохлеарного аппарата из органа боковой линии, к-рый как орган равновесия имеет анат.-физиол. близость к вестибулярному аппарату. С переходом некоторых млекопитающих от наземного образа жизни к древесному уменьшается значение обонятельной функции; в связи с этим происходит регресс обонятельной функции и начинается большее совершенствование зрения, слуха и осязания. При переходе человека к вертикальному положению тела, обусловившему освобождение рук от поддержки тела с приспособлением их к функции хватания, развивается чрезвычайная тонкость осязательной Ч. и вырабатывается новый сложный вид Ч. в форме т. н. стереогнозии.

Превращения Ч. имеют место не только в процессе филогенеза, но и в процессе онтогенеза, т. е. в течение индивидуальной жизни. Степень возбудимости различных рецепторов, распределение Ч. по различным областям поверхности тела, способы реакций на различные раздражения—все это подлежит известным индивидуальным колебаниям и зависит от целого ряда условий. И современные данные исследований Ч. в нормальных и пат. условиях все более приводят к убеждению, что рецепторная функция не может быть рассматриваема как нечто статическое; для объяснения многих явлений в области нормальных и пат. явлений Ч. представляется существенно необходимым подходить к анализу этих явлений с точки зрения динамической. Как в качественном, так и в количественном отношениях рецепторная функция не есть нечто вполне предопределенное анат.-физиологически. Взаимоотношения между различными видами Ч., возбудимость периферических и центральных рецепторных аппаратов, соотношения между качеством и интенсивностью внешних раздражений и реакциями на них—все это находится в известной зависимости от динамических моментов. Этот факт имеет особенно важное значение для толкования нек-рых клин, явлений. Новейшие данные изучения Ч. показывают, что существовавшие ранее анат.-физиол. схемы, хотя и представляются правильными, не исчерпывают однако всей сложности рецепторной функции.

В основе классификации различных рецепторных функций, не утратившей и до сих пор своего значения для клин, практики, лежит представление о качестве внешних раздражений, о связанных с этими раздражениями субъективных переживаниях, а также об области воздействия этих раздражений. Соответственно этому все рецепторные органы могут быть подразделены на э к с т е р о ц е п т о р ы, т. е. рецепторы, предназначенные для раздражений, влияющих на организм извне, инаинтеро-ц е п т о р ы, или рецепторы для раздражений, возникающих в самом организме, точнее—во внутренних органах.-—Э кстероцепторы могут быть подразделены в свою очередь ка: 1) д и с т а н с ц е п т о р ы, т. е. рецепторы, воспринимающие раздражение на расстоянии без непосредственного контакта внешнего предмета с поверхностью организма; сюда относятся обонятельный, зрительный и слуховой рецепторы; 2) контактцептор ы—рецепторные аппараты для раздражений, возникающих при непосредственном контакте внешнего предмета с поверхностью организма, отсюда синоним «поверхностная» Ч.; к этой форме рецепторных функций относятся: осязательная Ч., локализация прикосновения, болевая Ч. и температурная с ее разновидностями—чувством холода и тепла; 3) проприоцептор ы—рецепторы для раздражений, возникающих в глубоких частях тканей, отсюда синоним «глубокая» Ч.; впрочем понятие о глубокой Ч. не вполне тождественно с понятием о проприоцептивной функции, к которой относятся гл. обр. рецепторы, воспринимающие импульсы, возникающие в связи с изменениями в напряжении мускулатуры, натяжении или расслаблении сухожилий, суставных сумок, изменениями в соприкосновении суставных поверхностей костей и т. п.; совокупность рецепторных функций, соответствующих указанным импульсам, обозначается также термином «чувство положения» или мышечно-суставное чувство (см. Пропру,оцеп-тивные элементы). К области глубокой Ч. кроме проприоцепторов относится чувство давления, болезненность глубоких тканей при давлении и вибрационная Ч. Что касается рецепторов вестибулярного аппарата, то они представляют собой специальный рецепторный механизм, к-рый однако в виду его отношения к функции равновесия и регулирования положения тела в пространстве может быть относим к системе проприоцептивной Ч.

Наряду с этой чисто описательной классификацией чувствительных функций в последнее время начинает приобретать значение другая классификация, основанная на биол. данных. Основанием для этой классификации послужили наблюдения Геда (Head) над явлениями восстановления Ч. при регенерации нервов. Наблюдая процесс восстановления Ч. после перерезки нерва с последующим его сшиванием на самом себе, для чего в целях эксперимента Гед перерезал себе один из чувствительных нервов (г. superf. п. radialis), он установил следующие факты. Во-первых, оказалось, что после перерезки чувствительного нерва утрачивается лишь поверхностная Ч., а ощущение давления на глубокие части .(мышцы, сухожилия) при этом не утрачивается, но становится даже более болезненным, чем в норме. Из этого Гед сделал вывод, что рецепторные импульсы от глубоких частей тела идут, по крайней мере в дистальных отделах, в составе двигательных волокон. Айз факта усиления глубокой болезненности после устранения поверхностной чувствительности Гед вывел заключение о существовании в норме тормозящего влияния поверхностной Ч. на глубокую болевую.—В отношении восстановления поверхностной чувствительности Гед ом установлены следующие факты. После нек-рого периода полной анестезии наступает первый стадий восстановления Ч.; он характеризуется следующими чертами: порог раздражения представляется резко повышенным, но по достижении этого порога внешние воздействия хстя и воспринимаются субъектом, но характер этих восприятий резко отличается от того, что имеет место в норме. Вызываемые внешним раздражением ощущения имеют диффузный характер, т. е. не могут быть локализуемы с такой точностью, как это имеет место в норме; качество внешнего предмета при этом не распознается с достаточной ясностью, зато при известной интенсивности этих раздражений они вызывают очень резкое чувство неприятного. Болевые раздражения не распознаются как укол, царапание, пощипывание, а как нечто неприятно-болезненнее вообще. Равным образом температурные воздействия в пределах теплого и прохладного (27— 37°) не распознаются вовсе, а при большей интенсивности их вызывают резко неприятное чувство без ясного ощущения качества температурного воздействия. Наблюдающуюся в этом первом стадии форму чувствительности Гед обозначил термином протопатическая Ч. В процессе регенерации нерва стадий прото-патической Ч. держится в течение нескольких месяцев, после чего происходит восстановление нормальной Ч. Оно сказывается появлением элементов более тонкой рецепторной функции, к-рую Гед обозначил термином эпикри-тическаяЧ. Эпикритическая Ч. характеризуется следующими чертами: более низкий порог раздражения, способность восприятия легкого прикосновения, точная локализация внешнего раздражения, более совершенное распознавание качества внешнего раздражителя. Гед объяснил установленные им явления восстановления Ч. тем, что для протопатической и эпикритической Ч. существуют отдельные волокна и что в процессе регенерации нерва про-топатические волокна, являющиеся филогенетически более старыми, примитивными по своему строению, восстанавливаются ранее эпи-критических.

Факты, установленные Гедом, подтверждаются всеми дальнейшими наблюдениями. Что же касается объяснения их, то в этом отношении имеются нек-рые несущественные разногласия. Сопоставляя различные точки зрения (Head, Forster, Stopford), можно резюмировать относящиеся сюда данные в следующей форме. Протопатическая Ч. представляет собой филогенетически старую форму рецепторной функции; это есть примитивная форма Ч.; центральным органом ее является thalamus opticus. Эпикритическая Ч. есть филогенетически более поздняя, корковая функция. Как в процессе фило^ генеза, так и в процессе регенерации нерва появление эпикритической Ч. оказывает тормозящее влияние на протопатическую Ч.— факт, представляющий собой лишь проявление общего закона о тормозящем влиянии корковых функций на подкорковые. Представление о существовании двух основных форм Ч., более грубой, протопатической (талямической), и более тонкой, эпикритической (корковой), было впоследствии распространено (Stopford) и на глубокую Ч. Соответственно этому классификация различных видов Ч. может быть представлена в следующем виде:

Наряду с терминами «протопатическая» Ч. и «эпикритическая» впоследствии в качестве их синонимов вошли в употребление другие термины. Протопатическая Ч. представляет собой эффективное переживание неприятного чувства, связанного с резкими термическими и болевыми раздражениями; поэтому ее обозначают также терминами «патическая» или «аффективная» Ч. (Forster). Весьма удачным является также термин «ноцицептивная» Ч. (Sherrington), т. е. воспринимающая «вредное», угрожающее разрушением раздражение. В противоположность этому в качестве синонимов эпикри-тической Ч. употребляются термины: «перцеп-торная», «дискриминативная» (различающая), «гностическая» (познавательная); все эти термины заключают в себе указание на связанную с эпикритической Ч. способность тонкого распознавания качества внешнего раздражения.

Приведенная классификация Ч., основанная на биол. данных, представляет чрезвычайную важность как в теоретическом, так и практическом отношении. Многие неясные до того вопросы симптоматологии расстройств Ч. получили благодаря трудам Геда объяснение; для диагностики и прогностики нек-рых заболеваний, особенно повреждений периферических нервов, получены новые руководящие данные. В теоретическом отношении важность этих исследований определяется установлением роли зрительного бугра в функции восприятия элементарных болевых ощущений. Исследованиями Геда над расстройствами Ч. при поражениях головного мозга установлено, что thalamus opticus и именно медиальное ядро его (nucleus essentialis) представляет собой анат. субстрат восприятия элементарных болевых ощущений (центр протопатической или ноцицептивной Ч.). Этим была поколеблена старая точка зрения о том, что все «ощущения» составляют функцию коры головного мозга и что роль зрительного бугра в функции Ч. ограничивается ролью промежуточного этапа между периферией и корой. В наст, время можно считать установленным, что для нек-рых видов Ч. thalamus opticus (nucl. essentialis) представляет не промежуточную, а конечную «станцию». Отношение различных видов Ч. к коре и зрительному бугру представлено схематически на рис. 1 (по L6vy-Valensi). Из этой схемы явствует, что боль и вибрационные раздражения могут быть воспринимаемы независимо от коры; тактильные ощущения могут в своей элементарной форме восприниматься зрительным бугром, но для тонкого качественного распознавания

осязательных ощущений необходимо участие коры; грубое восприятие температурных раздражений (горячее, холодное, т. е. протопати-ческие ощущения) осуществляется зрительным бугром; тонкие отличия теплого от прохладного (эпикритическая температурная Ч.) осуществляются корой. Мышечно-суставное чувство (чувство положения), точная локализация прикосновения, стереогнозия и нормальное распознавание остриев циркуля Вебера составляют функцию коры.

Помимо указанных основных форм Ч. существуют виды ощущений, представляющие собой лишь разновидности первых и не приобревшие пока существенного клин, значения. Сюда относят-I ся: электрокожная Ч., чувство зуда и чувство влажности (гигресте-зия). Различные формы тока вызывают неодинаковые ощущения. Дантек отождествляет эти ощущения с различными формами поверхностной Ч.: фарадический ток вызывает ощущение, соответствующее осязанию («фарадокожная»

Ч.); гальванический ток вызывает ощущение, соответствующее температурной Ч.; разряды статического электричества (Франк-линовские искры) соответствуют болевой Ч. В нек-рых пат. состояниях б-ные испытывают обычные ощущения прохождения электрического тока по телу, особенно по спине при нагибании кпереди головы; этот симптом, в общем довольно редкий, достаточно патегно-моничен для рассеянного склероза. Зуд представляет собой разновидность осязательной чувствительности. Гигрестезию (чувство влажности) следует повидимому рассматривать как сочетание осязательного ощущения с температурным (прикосновение+холод). Гигрестезия имеет клин, значение: при нек-рых органических заболеваниях б-ные испытывают ощущение влажности кожи, движения капель жидкости и т. п. («гигропарестезии»).

Проводящие пути чувствительности, т. е. совокупность рецепторных проводников от периферии до мозговых центров, представляются согласно современным данным в следующем виде: начинающиеся из периферических чувствительных окончаний волокна идут в составе периферических нервов вместе с двигательными волокнами, но, подходя к спинному мозгу, чувствительные волокна отделяются от двигательных и вступают в межпозвоночный ганглий; чувствительные Еолокна периферических нервов представляют собой направляющиеся к периферии отростки клеток межпозвоночных ганглиев; каждая из этих клеток помимо отростков, направляющихся на периферию, дает отростки, направляющиеся к центральной нервной системе, т. е. к спинному мозгу; этиотро-стки, являющиеся анат.-физиол. продолжением периферических чувствительных волокон, слагаются в общий ствол в форме т. н. заднего корешка, в составе к-рого они и вступают в спинной мозг; по вступлении в спинной мозг волокна, соответствующие различным видам Ч., идут отдельно друг от друга (рис. 2); проводники сознательных проприоцептивных импульсов (мышечно-суставное чувство) вступают в задние столбы, к-рые и состоят гл. обр. из проводников этой категории. Т. к. на каждом данном уровне проводники сознательных проприоцептивных импульсов вступают в наружный

отдел задних столбов, то соответствующие нижележащим отделам оказываются все более и более отодвинутыми к средней линии, т. е. на каждом данном уровне спинного мозга боковые части (пучок Бурдаха) соответствуют более высоким отделам спинного мозга, а медиальные (пучок Голля)—более низким.— Волокна задних корешков, соответствующие болевой и температурной Ч., вступают непосредственно в серое вещество задних рогов спинного мозга, где они приходят своими окончаниями в контакт с клетками задних рогов; клетки эти представляют собой начало второго чувствительного неврона; их отростки переходят через переднюю спайку на противоположную сторону и вступают здесь в белое вещество боковых столбов, в составе к-рых они направляются к головному мозгу (tractus spino-tha-lamicus (рис. 2 d, е). В составе tr. spino-thalamici идет и часть проводников осязательной Ч.; остальная (большая) часть осязательных 'проводников проходит в спинном мозгу в задних столбах вместе с проводниками мышечно-суставного чувства.

В отношении деталей вступления волокон задних корешков в спинной мозг необходимо

отметить еще следующее: волокна, соответствующие проприоцеитивной Ч., вступают в задние столбы своей стороны тотчас же по их поступлении в спинной мозг, тогда как перекрест на противоположную сторону волокон, образующих tr. spino-thalamicus (болевые и температурные проводники), происходит не на уровне вступления данного заднего корешка, а постепенно на протяжении 2—3 сегментов (рис. 3). Факт этот имеет существенное клин, значение; при одностороннем разрушении tr. spino-thalamici выпадение болевой и температурной Ч. на противоположной стороне тела наблюдается не с уровня поражения, а книзу от него. На рис. 4 представлено расположение проводников различных видов Ч. на поперечном разрезе спинного мозга с указанием топографических соотношений проводников, соответствующих различным сегментам спинного мозга. Как видно из этой схемы, в области задних столбов медиальные отделы соответствуют более низким сегментам, а в области боковых столбов (поверхностная Ч.) проводники располагаются тем более лятерально, чем более низким сегментам они соответствуют.—Дальнейший ход чувствительных проводников в их направлении к головному мозгу претерпевает существенные изменения в области стволовой части головного мозга. В продолговатом мозгу

проводники глубокой Ч. (волокна задних столбов) заканчиваются в области скоплений серого вещества, расположенных в дорсальных отделах продолговатого мозга,—т. н. ядрах задних столбов (рис. 5); начинающиеся из клеток этих ядер волокна, представляющие второй не-врон проприоцептивных проводников, подвергаются перекресту на противоположную сторону и располагаются в основании продолговатого мозга между оливами (межоливный слой, рис. 5)..Проводники поверхностной Ч. располагаются в продолговатом мозгу в наружном отделе среднего уровня (рис. 5). В области задних отделов моста проприоцептивные и поверхностные проводники соединяются в общий ствол (lemniscus medialis—внутренняя петля), расположенный в среднем отделе основания моста (рис. 5). Внутренняя петля в области ножек мозга располагается кверху и кнаружи от красных ядер и далее вступает в наружное ядро thalami optici; здесь заканчивается второй неврон чувствительных проводников; окончания соответствующих волокон приходят в контакт с клетками, из к-рых начинается совокупность волокон третьего чувствительного неврсна; часть этих волокон заканчивается в медиальном ядре (nucl. medialis, s. essentialis) и имеет здесь свой конечный пункт (протопатиче-ская, ноцицептивная форма Ч.), а другая часть в форме верхних ножек зрительного бугра направляется через задний отдел внутренней

сумки и далее в составе лучистого венца в чувствительную область коры головного мозга (задняя центральная извилина; эпикритиче-ская, дискриминативная Ч.).

В отношении деталей корковой локализации Ч. необходимо упомянуть следующие данные. В прежнее время, со времен исследований Фри-ча и Гитцига, считалось, что как передняя, так и задняя центральные извилины представляют собой области, имеющие отношение и к двигательной и к чувствительной функции («сен-со-моторная» область). Теперь можно считать установленным, что корковой проекционной областью является лишь задняя центральная извилина с ее отделом, проникающим в глубь Роландовой борозды. Если т. о. Роландова борозда может считаться передней границей чувствительной области коры, то сзади центры распространяются за пределы задней центральной извилины—в область теменную, в область g.

supramarginalis, и, быть может, отчасти в область задних отделов двух верхних височных извилин. В задней центральной извилине чувствительные центры расположены тождественно двигательным в передней центральной извилине, т. е. в верхних отделах ее расположены центры, соответствующие нижней конечности, причем эти центры распространяются в gyrus paracentralis внутренней поверхности мозгового полушария; средний отдел задней центральной извилины соответствует верхней конечности, а в самом нижнем отделе задней центральной извилины локализуются чувствительные центры лица. При поражении различных частей задней центральной извилины наблюдаются выпадения корковых видов чувствительности в соответствующих пораженной части областях тела.

Наряду с этим очаговым кортикальным типом расстройства Ч. следует иметь в виду сегментарный тип, т. е. преобладание расстройства в известном отделе конечности; так, для коркового расстройства чувствительности характерно преобладание в дистальных отделах конечностей. При поражениях задней центральной извилины может наблюдаться также т. н. «аксиальный» тип, т. е. выпадение чувствительности в областях конечности соответственно ее оси; так, в нек-рых случаях корковое расстройство Ч. ограничивается «преаксиаль-ной» областью руки, т. е. ее наружной поверхностью, (Cv, Cyi, Суп); в противоположность этому иногда наблюдаются корковые выпадения Ч. «постаксиального» типа, ограничивающиеся внутренней стороной руки (Суш, Di). Возможность такого рода ложнокорешковых (псевдорадикулярных) расстройств коркового происхождения следует иметь в виду во избежание ошибочного принятия их за результат поражения корешков. В противоположность этим ограниченным расстройствам Ч., обусловливаемым поражениями задней центральной извилины, поражения теменных отделов чувствительной области приводят всегда к расстройствам, касающимся всей половины тела («половинный тип»). В отношении форм корковой

Ч., локализующихся в теменных извилинах, существуют некоторые разногласия. Согласно наиболее распространенному взгляду верхняя теменная извилина (точнее—передний отдел ее) является центром для всех видов корковой Ч., а нижняя—гл. обр. для глубокой (проприоцеп-тивной) чувствительности и стереогнозии; некоторые считают центром стереогнозии g. supramarginalis. По данным Бенисти (A. Benisti) при поражениях теменной чувствительной области наблюдается своеобразное расстройство ориентации в пространстве без нарушения чувства положения, т. е. без расстройства мышечно-суставного чувства. Эти данные позволяют признать существование самостоятельного «пространственного чувства».

В дополнение к перечисленным формам Ч. следует упомянуть от. н.общем чувстве. Термин «общее чувство» употребляется в двух различных смыслах. В прежнее время этот термин применялся для обозначения ощущений, не имеющих определенной топической связи с какой-либо частью тела и зависящих от нарушений в процессах питания и функциях висцеральных органов; так, к общему чувству относили голод, жажду, чувство дурноты при головокружении (nausea), неясные ощущения со стороны отдельных органов и др. В последнее время термин «общее чувство» применяется также в другом смысле. Под общим чувством (синоним—койнестезия) разумеется «элементарное чувство, касающееся всего организма, совокупность постоянно меняющихся ощущений, в к-рых проявляются изменения состояния собственного тела. В нормальном состоянии эти ощущения в виду их обычности остаются подсознательными и переходят в область сознания в пат. случаях (койнестопатия). Койнестопатия, или расстройство общего чувства, состоит в необычных, неприятных ощущениях и представляет собой не чувство боли, а своеобразное переживание, существенный психологический элемент к-рого составляет чувство беспокойства или страха, являющееся следствием мучительной необъяснимости испытываемых необычных ощущений. Зачастую клинически приходится отмечать, как эти расстройства суммируются и образуют бредовую систему ипохондрического характера».

Приведенные анат.-физиол. данные следует дополнить нек-рыми данными психо-физиол. соотношений между ощущением и раздражением. Основой представлений об этих соотношениях в прежнее время являлся закон Фехнера, основанный на, установленной Вебером (1834) зависимости нарастания ощущения от усиления раздражения: чем сильнее ощущение, тем большего усиления раздражения требуется для нарастания заметного ощущения. Если для ощущения, вызываемого раздражением, сила к-рого равна 1, требуется для заметного нарастания ощущения усиление последнего на 1/10, то при ощущении, к-рое вызывается раздражением, вдвое более сильным, требуется для заметного нарастания ощущения усиление раздражения не на Vio, а на 2Д0, т. о. при вдвое большем раздражении требуется для получения заметного нарастания вдвое большее усиление (2/м вместо 7ю) раздражения. Эти соотношения были выражены Фехнером математически в т. н. «основной психо-физической формуле»: нарастанию ощущения в арифметической прогрессии соответствует усиление раздражения в геометрической прогрессии. Однако это соотношение далеко не представляет собой закона. Уже сам Фехнер обратил внимание, что установленная им формула применима лишь к раздражениям средней силы и не оправдывается при слабых и сильных раздражениях. Существует однако ряд других фактов, противоречащих допущению точных математических взаимоотношений между раздражением и ощущением. Здесь прежде всего следует упомянуть о явлении суммации, сущность к-рого состоит в усилении возбуждения под влиянием повторных раздражений. Суммация может проявляться в двух формах: раздражение, недостаточное для вызова известного ощущения, может вызвать ощущение, если повторять это раздражение через короткие промежутки времени («скрытое сложение», addition latente), во-вторых, при повторности раздражений, каждое из к-рых вызывает слабое ощущение, может получиться более сильное ощущение. Т. о. усиление ощущения может осуществляться без усиления раздражения.—Еще большее противоречие встречает формула Фехнера в явлении протопатической чувствительности. При этой последней, как это указывалось выше, реакции приближаются по своему характеру к типу реакций «все или ничего»: ощущение в данном случае не обнаруживает постепенного нарастания по мере усиления раздражения, а по достижении известного порога сразу проявляется в своей максимальной степени. Эта недействительность формулы Фехнера является лишним подтверждением того, что сложность биол. процессов исключает возможность их математической формулировки.

ИсследованиеЧ. занимает весьма важное место в общем процессе обследования б-ного. Т. к. данные о состоянии Ч. основываются гл. обр. на субъективных показаниях исследуемого, то как в приемах исследования, так и в оценке получаемых результатов требуется соблюдение ' известных предосторожностей. Для лучшего сосредоточения внимания б-ного и исключения зрительного восприятия наносимых раздражений исследование Ч. необходимо производить при закрытых глазах исследуемого. В виду того, что на точность указаний б-ного может влиять утомление, желательно сначала производить общее исследование и останавливаться над деталями после нек-рого отдыха больного. Необходимо тщательно избегать формы вопросов, заключающих в себе элемент внушения. Так например никогда не следует, нанося болевое раздражение, спрашивать больного:    «больно?», или, нанося осязательное

раздражение, спрашивать: «чувствуете?,». Никогда не следует наносить раздражения ритмически. Исследуемый должен быть поставлен в известность о необходимости немедленного заявления об испытываемом им ощущении, так как замедление в ответах больного может подать повод к ошибочному предположению, «замедленной проводимости чувствительности»,, наблюдающейся иногда в некоторых патологических случаях.

Осязательная Ч. исследуется легким прикосновением к коже б-ного кисточкой, кусочком, ваты и т. п. Б-ной при закрытых глазах должен при каждом ощущении прикосновения говорить: «да». Для исследования болевой Ч. пользуются уколами булавки или заостренного гусиного пера. Б-ному, конечно без определенной последовательности и не ритмически, наносят то осязательные, то болевые раздражения и предлагают немедленно по получении соответствующего ощущения говорить: «тупо» или «остро». Для исследования температурной Ч. пользуются прикосновением к коже пробирками, содержащими холодную (или прохладную) и горячую (или теплую) воду, причем б-ной должен сообщать о получаемом ощущении словами «горячее» или «холодное». При исследовании локализации наносят легкие осязательные раздражения, причем больной с закрытыми глазами должен указывать пальцем место прикосновения. При'исследовании циркулем Вебера прикасаются то двумя, то одним острием инструмента; исследуемый должен сообщать, ощущает ли он парное или одиночное прикосновение. Полученные результаты могут быть регистрируемы следующим образом: проводится горизонтальная линия, перед к-рой. отмечается расстояние между остриями циркуля в миллиметрах; над этой линией отмечаются показания при прикосновении одним острием, а под линией—показания, соответствующие двум остриям; правильные ответы отмеча-ютсявертикальными линиями, а неправильные— косо перекрещивающимися. Так, если больной на данном участке кожи дал правильные ответы при всех исследованиях одним и двумя остриями, отстоящими друг от друга на рас

стоянии 12 мм, то это изображается следующей формулой:

Это означает, что О-ному сначала было дано три одиночных раздражения, затем два парных, затем два одиночных и т. д. и что во всех случаях полученное ощущение было правильным. Если б-ной при расстоянии остриев на 10 мм все одиночные раздражения распознал правильно, а все парные принял за одиночные, то это изображается так:

Если б-ной ошибался и при одиночных и при парных прикосновениях при отстоянии остриев та 15 мм, то это изображается так:

Это означает, что б-ной из трех нанесенных одиночных раздражений одно воспринял правильно как одиночное, а два—неправильно, т.е.как парные, затем были нанесены четыре парные раздражения, из к-рых он 1-е и 4-е распознал неправильно, т. е. как одиночные, а 2-е и 3-е •правильно, и т. д.

Следует иметь в виду, что в отношении тонкости осязательной Ч., к-рая и составляет сущность распознавания остриев Вебера (осязание -f точная локализация прикосновения), различные области кожной поверхности представляют резкие различия. Для приблизительной ■ориентировки можно указать следующие минимальные расстояния остриев, доступные распознаванию в различных отделах кожи: губы—около 5 мм, мякоть III пальца руки—3 мм, ладонь—12 мм, тыл кисти—30 мм, предплечье, голень—40 мм, спина—60 мм, бедро—70 мм.—Для исследования мышечносуставного чувства производят пассивные движения в суставах, б-ной с закрытыми глазами должен сообщать о соответствующих изменениях и их направлении. Исследование нужно начинать с дистальных отделов конечностей (с пальцев), где мышечно-суставное чувство развито особенно тонко.—Для исследования вибрационной Ч. (паллестезия) можно пользоваться маленьким камертоном (А 256), снабженным муфтами на вибрирующих стержнях. Вибрирующий камертон прикладывается рукояткой к надкостнице; б-ной должен определить испытываемое им ощущение; при нормальном состоянии вибрационной Ч. больные определяют это ощущение как вибрацию, «дрожание», «вроде электричества», при утрате вибрационной Ч. воспринимается только осязательное ощущение соприкосновения рукоятки камертона с поверхностью кожи.—Для исследования стереогностического чувства, относящегося, собственно говоря, не к области элементарной Ч., а к области ассоциативной деятельности коры, б-ному при закрытых глазах кладут в руку различные предметы (монету, ключ, карандаш и т. п.) и предлагают определить их.

Патологические расстройства Ч. могут касаться количественных и качественных изменений ощущений. К числу количественных изменений относятся уменьшение интенсивности ощущения, т. е. понижение Ч. (hypae-sthesia), полная утрата Ч. (anaesthesia) и повышение Ч. (hyperaesthesia). Гипестезия и анестезия имеют в своей основе частичное или полное нарушение проводимости; гиперестезия обусловливается наличием пат. раздражения на протяжении нерва или в области чувствительных центров; наносимое при исследовании раздражение, суммируясь с существующим пат. раздражением, приводит к явлению гиперестезии. Соответственно форме количественно расстроенной Ч. употребляются термины: анальгезия (утрата болевой Ч.), терм-анестезия (утрата температурной Ч.), стереоанестезия, син. астереогнозия (утрата стереогностического чувства), утрата способности локализации (topanaesthesia).—К области качественных расстройств Ч. относятся неправильные восприятия внешних раздражений, напр, болезненное ощущение холода (психроальге-зия) или тепла (thermalgia); осязательное ощущение большей величины предмета—макро-естезия (иапр. б-ной воспринимает положенную ему в руку спичку, как палку); ошибочное восприятие нескольких предметов вместо одного— полиестезия; синальгия—сопутствующая боль, состоит в ощущении боли, помимо места нанесения болевого раздражения, в какой-либо другой области; разновидность синальгии представляет паральгезия: при нанесении болевого раздражения боль ощущается в симметричной области другой половины тела.—Особую форму качественного изменения Ч. представляет собой гиперпатия, сущность к-рой заключается в болезненном восприятии различного рода раздражений; гиперпатия отличается от гиперестезии тем, что при гиперестезии имеется понижение порога раздражения; напротив, при гиперпатии порог раздражения повышен. В области гиперпатии легкие раздражения воспринимаются менее ясно, чем в симметричной здоровой области, но по достижении значительной интенсивности все раздражения в области гиперпатии воспринимаются как резко болезненные, неприятные, диффузные, оставляющие длительное после действие. Гиперпатия есть проявление протопатической Ч. (о талямической Ч. см. выше).—От описанных выше объективных форм расстройств Ч., т. е. таких, к-рые обнаруживаются при исследовании Ч. путем нанесения искусственных внешних раздражений, следует отличать субъективные расстройства Ч., обнаруживающиеся независимо от видимых внешних раздражений. Типичным примером субъективного расстройства Ч. является боль. Далее, весьма обширную область субъективных расстройств Ч. представляют собой так называемые парестезии, или дизесте-зии, сущность к-рых состоит в испытывании б-ными, независимо от внешних раздражений, ненормальных ощущений: онемение, чувство ползания мурашек, чувство жара, холода, напряжения кожи, боли в корнях волос (tri-chalgia) и т. п.

Что касается качества и топографического распределения чувствительных расстройств в зависимости от локализации болезненного процесса, то относящиеся сюда данные могут быть резюмированы в следующих положениях. Поражения периферических нервов характеризуются расстройствами Ч., ограничивающимися областью распространения данного нерва; расстройства эти выражаются в остром периоде болями, гиперестезиями и парестезиями; в случае разрушения волокон развивается стойкая анестезия; когда в периоде восстановления Ч. имеется лишь протопатическая Ч., наблюдаются явления гиперпатии.

При поражениях задних корешков расстройства Ч. имеют корешковое распределение. При диффузных поперечных поражениях спинного мозга наблюдается потеря Ч. книзу от уровня поражения; половинные поражения спинного мозга приводят к выпадению глубокой Ч. на стороне поражения и к утрате болевой и температурной Ч. на перекрестной стороне (см. Вроун-Секара, синдром). О соответствии между сегментами мозга и кожной поверхностью, а также о подробностях спинномозговых расстройств Ч.—см. Спинной мозг. Поражения стволового отдела головного мозга характеризуются выпадением всех видов Ч. на противоположной стороне тела; их диагностика основывается на вовлечении в процесс черепных нервов. При поражениях зрительного бугра наблюдается выпадение всех видов Ч. на всей противоположной стороне тела; в большей или меньшей степени вовлекается в процесс внутренняя сумка (гемиплегия, гимианопсия); если имеется раздражение медиального ядра, наблюдаются тяжелые боли и гиперпатия на противоположной стороне тела.

Среди расстройств Ч., обусловливаемых поражениями коры головного мозга, следует различать кортикальные и транскортикальные расстройства. Под кортикальными расстройствами разумеются изменения Ч., стоящие в связи с поражениями проекционных корковых центров Ч. (задняя центральная извилина); эти расстройства характеризуются утратой тонких форм Ч. (легкое прикосновение с точной его локализацией, отличие теплого от прохладного, чувство положения) при сохранности грубой протопатической Ч. (боль без точного распознавания качества болевого раздражения, чувство неприятного от горячего и холодного, резкое давление, вибрация).— Под транскортикальными расстройствами Ч. разумеются изменения в восприятии внешних раздражений, зависящие от поражения ассоциационных областей или от разобщения последних с проекционными центрами Ч. Транскортикальное расстройство Ч. представляет собой одну из форм агнозии; типичным проявлением ее может служить осязательная агнозия («осязательный паралич», Tastlahmimg). Сущность этого расстройства состоит в утрате способности распознавания предметов осязанием, несмотря на сохранность всех видов Ч., в том числе и осязательной. Причину осязательной агнозии составляет нарушение связи между корковыми проекционными центрами Ч. и ассоциационным'д областями, вследствие чего

б-ной, несмотря на правильное распознавание различных свойств предмета, не может «узнать» его (напр, при помещении в его руку часов определяет этот предмет как круглый, твердый, гладкий и т. п., но не узнает, что это часы). Осязательная гнозия представляет собой сложную чувствительную функцию; в распознавании предмета ощупью участвуют осязательная Ч., мышечно-суставное .чувство, давление, локализация и др. Утрата каждого из этих видов Ч. может вести к нарушению способности распознавания предмета ощупыванием; такое расстройство осязательной гнозии, обусловливающееся расстройством одного из элементарных видов Ч., обозначается термином «перцепторная астереогнозия». В противоположность этому при «осязательном параличе» (Tastlahmung) способность распознавания предметов утрачена, несмотря на сохранность всех элементарных видов Ч. Анат. основу этого расстройства составляют поражения коры кзади от задней центральной извилины, т. е. в теменной области.

Лит.: Аствацатуров М., Об антагонистическом взаимодействии менаду различными видами чувствительности, Сов. невропатол., психиатрия и психогиг., т. II, 1933; Dejerine J. et Gauckler Е., Troubles de la sensibility (Nouveau traits de m6decine, sous la dir. de L. Roger, F. Widal et P. Teissier, В. XVIII, P., 1928); E g-geling H., Hoepte H. u. Kolmer W., Haut und Sinnesorgane (Hndb. d. mikr. Anat. d. Menschen., hrsg. v. Mollendorff, В. Ill, B., 1927); Forster, Die Leitungs-bahnen des Schmerzgefiihls und die chirurgische Behand-lung der Schmerzzustande, B.—Wien, 1927; H e a d H. a. Rivers W., Studies in neurology, L., 1920; Levy-V a 1 e n s i, Sensibilite et motricit6 (Trait6 de physiologie, sous la dir. de Rogeret Binet, P., 1933); Stopford, Some investigations on sensation, Brit. med. journ., v.

II, p. 157, 1925.    М.    Аствацатуров.

    name:
    send
ТАКЖЕ НА dao-med
7441ad004a214dbcc1afbca6cb05aeab