Русскоязычный медицинский портал

 

РАЗВИТИЕ


109   -

РАЗВИТИЕ. Категория P.—-в основном продукт науки и философии нового времени. Античный мир почти не знал этого понятия. Исключение составляли Левкипп и Демокрит, к-рые, выступая против метафизической элеат-ской школы (Парменид), считавшей мир неизменным и неподвижным, пытались объяснить происхождение и развитие солнечной системы и пр., исходя из механистически понятого принципа развития: движения цтомов в пространстве.Согласно их учению в атомах не существует никаких внутренних состояний. Атомы действуют друг на друга с помощью внешнего толчка. Различие вещей объясняется различием пространственных свойств атомов, их числа, взаимного расположения и т. п. Даже великий материалист-диалектик Греции Гераклит Эфесский, несмотря на ряд глубоких афоризмов, проникнутых идеей развития, в своих космологических высказываниях признавал вечный круговорот «космоса», Р. по «кругу», а не по «спирали», Р. как повторение одних и тех же стадиев (огонь—воздух—вода—земля), а не Р. „ как процесс бесконечного образования новых качеств или свойств. Аристотель построил уче-. ние о развитии на целесообразно действующем принципе формы—энтелехии и стал т. о. одним из'первых провозвестников витализма. В 17 в. механистическую концепцию развития восстановили Гассенди и Декарт. В 18 в, это делает ряд философов-материалистов (Гольбах, Дидро, Гельвеций, Ламетри). Ламетри в «Системе Эпикура» напр, отмечает, что может быть человек произошел от животных; там же у него встречается мысль о приспособлении организмов к окружающёй среде и о выживании наиболее приспособленных. Гольбах писал о том, что человек и все существующее изменяются и что «без всякого противоречия можно допустить , что виды непрерывно изменяются». Однако в «Системе природы» он пишет и обратное: «Нельзя также ничего возразить и против обратного мнения, напр, если бы кто-либо отверг все предыдущие гипотезы и стал утверждать, что природа действует с помощью определенного числа неизменных и общих законов; или, что человек, четвероногое, рыба, насекомое, растение и т. д. испокон веков и. навсегда останутся тем, что они есть; или, если бы кто-либо стал утверждать, что звезды вечно светили на небе».

На материализме 18 в. отразилось состояние современного ему естествознания.и застывших общественных отношений. В то время в биологии была господствующей теория Линнея о неизменном существовании определенного количества видов. («Мы насчитываем столько видов, сколько различных форм животных и растений сотворено вначале».) Поскольку естествознание было занято систематизацией огромного количества накопленных фактов, постольку его основной задачей было не установление связи между всей- совокупностью явлений, а обособленное рассмотрение каждого из них, установление их классификации и т. п. То же при-г-ходится сказать о Фейербахе: «Идея развития, к-рой Гегель, хотя и в идеалистической форме,, дал глубокое выражение в своей диалектике, не заняла в Фейербаховском материализме того-центрального места, на которое ее выдвигало все развитие науки, особенно во второй половине 19 века. Учение о превращении энергии, открытие клетки, Дарвиновская теория еще застали Фейербаха в живых. Но в своем деревенском уединении, оторванный от центров научной жизни и социальной борьбы, Фейербах не мог в полной мере оценить значение всего этого переворота в области; естествознания» (Семковский). Т. о. и в это время мы имеем наряду с теориями, отрицающими Р. вообще,—в основном, механистические концепции Р., отождествляющие Р. и эволюцию и утверждающие, что «природа не делает скачков».— Между тем Р. не есть эволюция или процесс постепенного изменения. Р. включает перерывы постепенности, скачки. Р.-—это диалектика в ее-современном виде диалектическогб материализма. «Диалектику многие смешивают с учением о-развитии, — писал Плеханов в „Основных вопросах марксизма41,—и она, в самом деле, есть такое учение. Но диалектика существенно отличается от вульгарной „теории эволюции", к-рая целиком построена на том принципе, что ни природа ни история не делают скачков, и что-все изменения совершаются в мире лишь постепенно». Еще Гегель показал, что понятое: т. о. учение о Р. смешно и несостоятельно.. «Когда хотят понять возникновение или исчезновение чего-либо,—говорит он в первом томе-своей „Логики“,—то воображают обыкновенна,

что уясняют себе дело посредством представления о постепенности такого возникновения ' или уничтожения. Однако изменения бытия ! совершаются не только путем перехода одного количества в другое, но также путем перехода качественных различий в количественные и наоборот, того перехода, к-рый прерывает постепенность, ставя на место одного явления другое». Всякий раз, когда прерывается постепенность, происходит скачок. Гегель показывает далее целым рядом примеров, как часто имеют место скачки и в природе и в истории, и обнаруживает логическую ошибку, лежащую -в основе вульгарной «теории эволюции». «В основе учения о постепенности,—замечает он,— лежит представление о том, что возникающее уже существует в действительности и остается незаметным только вследствие своих малых размеров».

Итак «вульгарная» теория эволюции—по существу тоже метафизическое мировоззрение, отрицающее принцип развития мира. Поскольку метафизики и говорят о Р., они понимают его лишь как простое повторение, уменьшение или увеличение раз навсегда данных, готовых, уже существующих вещей и явлений природы. Метафизическим был в этом смысле и французский материализм 18 века и материализм JI. -Фейербаха, несмотря на гениальные догадки, проблески. Заметим, что и Ч. Дарвин, несмотря на его стихийный материализм и диалектику в учеции о естественном отборе, далеко не удовлетворяет современным диалектико-материалистическим принципам развития.

В противовес многочисленным декларациям механистов, и деборинцев о тождестве дарвинизма и диалектико-материалистической теории развития в биологии (Козо-Полянский, Гурев, Н. Гредескул, В. Слепков и др.), приведем мнение Энгельса: «Я признаю в учении Дарвина теорию развития, но способ доказательства Дарвина принимаю лишь как первое временное несовершенное выражение недавно открытого факта». Плеханов дополняет эту характеристику: «...слабой стороной Дарвиновской теории происхождения видов,— яв- ' ляется именно та мысль, что это происхожде- ' ние может быть объяснено по степени ы,м и изменениями».—Однако до сих пор, критикуя метафизические теории эволюции, мы отмечали только одну сторону вопроса—отрицание ими скачков, «перерыва постепенности», диалектико-материалистического закона перехода количества в качество и обратно.

Ленин поднял диалектический материализм на высшую ступень и тем, что рассматривал развитие под углом основного закона материалистической диалектики—именно закона единства противоположностей, вскрывающего источник самодвижения. «Диалектика — это-учение о развитии в его наиболее полном, глубоком и свободном от односторонности виде»,— 1 ■говорит Ленин. Однако в противоположность Плеханову Ленин основной закон развития видит в законе единства противоположностей как сути, к-рая, вскрывая источник самодвижения, одна только и может дать ключ к пониманию скачков, перерыву непрерывности, переходу количества в качество и обратно и т. п. «Движение и „самодвижение" (это 1SBH самопроизвольное (самостоятельное) спонта-нейное (внутренне необходимое движение)... „импульс" к „движению11 и к „деятельности"— противоположность „мертвому бытию“ — кто

поверит, .что это суть „гегелевщины“, абстрактной и abstrusen (тяжелой, нелепой?) гегельян-щины? Эту суть надо было открыть, понять,, спасти, вылущить, очистить, что и сделали: Маркс и Энгельс.—Идея универсального движения и изменения (1813 г. Логика) угадана, до ее применения к жизни и обществу. В применении к обществу провозглашена раньше (1847 г.), чем доказана в применении к человеку (1859 г.)» (Ленинский сборник, т. IX г 1931, стр. 109—111).—Ленин критикует Плеханова за то, что он ограничился «поверхностью явлений», простым установлением противоположных сторож и не вскрыл источника самодвижения процесса: «На эту сторону диалектики обычно (напр, у Плеханова),—говорит Ленин,—обращается недостаточно внимания: тождество противоположностей берется как сумма примеров... а не как закон познания (и закон объективного мира)». В ряде своих работ Плеханов умел верно сформулировать суть механистической концепции Р., однако* критика последней была поверхностна, т.к. ему не удалось показать диалектическую концепцию развития. Он говорит о ней лишь с внешней стороны (скачки, разрывы постепенности,, переход количества в качество), так сказать констатирует переходы в противоположность г но не умеет вскрыть в любом явлении коренные противоречия, определяющие ход его Р. Вот почему Плеханов признает законы диалектики лишь при «скачках», в процессе же* подготовки этих скачков отводит видное место законам формальной логики «как частному случаю диалектики...». Причин скачков он такой концепцией не вскрывает, а лишь декларирует факт, «перерыва постепенности» ит. д.

» О «двух концепциях развития» Ленин говорит: «Раздвоение единого и познание противоречивых частей его... есть суть... диалектики... Правильность этой стороны содержания диалектики должна быть проверена историей науки... Тождество противоположностей („единство11 их, может быть, вернее сказать? Хотя различие терминов тождество и единство здесь не особенно существенно. В известном; смысле оба верны) есть признание (открытие) противоречивых взаимоисключающих,, противоположных тенденций' во< всех явлениях и процессах природы (и духа и общества в том числе). Условие познания всех процессов мира в их „с а м о д в и -жении“, в их спонтанейном развитии, в их живой жизни, есть познание их, как единства противоположностей. Р. есть „борьба14 противоположностей. Две основные (или две возможные? или две в истории наблюдающиеся?) концепции Р. (эволюции) суть: р. как умень-шение и увеличение, как повторение, и.Р..как единство противоположностей (раздвоение единого на взаимоисключающие противоположности и взаимоотношение между ними). При первой концепции движения остается в тени самодвижение, его двигательная сила, его источник, его мотив (или сей источник, переносится во вне — бог, субъект и т. д.). При второй концепции главное внимание устремляется именно на познание источни-к а „само“движения. Первая концепция мерт-. ва, бедна, суха. Вторая—жизненна. Только вторая дает ключ к „самодвижению" всего сущего; только она дает ключ к „скачкам", к „перерыву постепенности14, к»„превращению в противоположность*1, к уничтожению старого

и возникновению нового. Единство (совпадение, тождество, равнодействие) противоположностей условно, временно, преходяще, релятив-но. Борьба взаимоисключающих противоположностей абсолютна, как абсолютно развитие, движение» (Ленинский сборник XII, «К вопросу о диалектике»).

Для Плеханова, как мы уже отмечали выше, закон единства противоположностей сводился лиль к «сумме примеров». В своих других работах (напр. «От идеализма к материализму») Плеханов лишь повторяет, говоря о Р., аргументацию, приведенную нами выше из «Основных вопросов марксизма», где упор делается на законе о переходе количества в качество и обратно. Ленин умел обосновать теорию Р. всеми тремя законами диалектики, выделяя закон единства противоположностей как основной, из которого вытекает закон перехода количества в качество, отрицания отрицания и т. п. Что касается последнего закона в его соотношении с принципом развития, то Ленин пишет: «Не голое отрицание, не зряшное отрицание, не скептическое отрицание, колебание, сомнение характерны и существенны в диалектике, которая несомненно содержит в себе элемент отрицания и притом, как важнейший свой элемент,—нет, а отрицание как момент связи, как момент развития, с удержанием положительного» (Лен. сб. IX, стр. 285). Итак, собственная внутренняя (имманентная) деятельность данной вещи или данной области явлений на основе единства и борьбы противоположностей как источника самодвижения — такова основа и исходный пункт диалектико-материалистической концепции Р. Надо однако в корне различать эту концепцию Р. от гегелевской, где диалектика носила идеалистический характер. В ряде своих трудов Гегель, говоря о самодвижении как основе Р., протаскивает точку зрения имманентной телеологии, внутренней целесообразности, в чем солидаризируется, по существу, с Аристотелем. Признать имманентную телеологию Гегеля («хитрозть» мирового или божественного разума, Абсолютную идею, осуществляющую развитие через бесконечный процесс самопознания и т. п.) за диалектикоматериалистическую теорию Р., это значит сделать ту же ошибку, что «Номогенез» Л. С. Берга выдать за диалектико-материалистическую теорию эволюции (Сарабьянов). Гегелевскую концепцию Р. с необыкновенным мастерством изложи т: Куно Фишер в известных 8 тезисах в «Системе * логики и метафизики» (см. Kuno Fischer, «System der Logik und Metaphysik», ■2. Auflage, Heidelberg, 1865, crp. 183—193).

Задача диалектико-материалистической теории P. заключается в борьбе на два фронта, на основе указаний Ленина о двух концепциях Р., против механицизма как главной опасности и против неогегельянства меныпеви-ствующих идеалистов (Деборин, Тымянский и др.), реставрирующих по существу имманентную телеологию Гегеля. Давая решительный , отпор этим тенденциям и в биологии (механицизм Ру, автогенез школы Серебровского и; др.), мы должны решительно возражать против 1 попыток механизтов обвинить самих основоположников маркзизма в идеализме и гегельян- ! щине за их учение о самодвижении. Так напр. : социал-фашист Каутский пишзт в I томе «Материалистического понимания истории» об Эн- , гельсе следующее: «Движение и развитие у

Энгельса рассматриваются не как воздействие друг на друга двух факторов, Индивидуума и, среды, а только как движение одного фактора, индивидуума из себя самого, и антитезис, точно так же, как и тезис, исследуется в одном и том же индивидууме. Очевидно здесь еще сильно влияние гегелевского образца: Гегель тоже объяснял движение только из одного единственного фактора, духа, который из себя самого полагает свое собственное отрицание». «В иллюстрациях диалектики,—пишет далее Каутский,—у Энгельса мы наряду с „самодви-жением“ находим еще один момент идеалистического, а не материалистического характера, а именно—постоянное усовершенствование мира путем диалектического процесса». . Диалектико-материалистическому учению Энгельса о самодвижении и поступательном Р. материального мира Каутский противопоставляет гегелевскую триаду, соединенную с механистической теорией равновесия: «В каждом процессе приспособления,—говорит Каутский,—исходным пунктом является особь, „я“. Мы имеем тут утверждение положения, „тезис". В противоположность с ним выступает окружающая его'среда, окружающий мир, „не-я“, отрицание особи, „антитезис". В результате— преодоление противоположности, отрицание отрицания, новое утверждение особи путем приспособления, „синтез". Т. о. процесс возвращается к своему исходному пункту, к особи, к-рая себя утверждает», и т. д. Эти безграмотные и претенциозные рассуждения говорят не о гегельянстве Энгельса или Ленина в вопросах Р., а о полном непонимании Каутским диалектического единства внешнего и внутреннего на основе приоритета внутреннего, того, как внешнее, в ходе Р., делается внутренним и т. п. Все это вытекает из желания Каутского отрицать диалектику как всеобщий принцип Р. материальной действительности, дополнить ее другими не диалектическими законами («она не единственный, а только один из законов развития»). Наши отечественные механисты, пытавшиеся «мистический язык диалектики» перевести на «точный язык механики» и выдвигавшие теорию равновесия как всеобщий принцип развития, повторяли в ос-. HOBHOM КаутСКОГО.    г.    Караманенко.

Решение проблем Р. в биологии отражает те общефилософские предпосылки, на которых базируется эта идея, как было указано выше. Наиболее важным вопросом здесь является обнаружение источника Р., и вокруг различных решений этого вопроса группируются наиболее распространенные, подчас противоположные друг другу точки зрения. В отношении, к онтогенетическому Р. поиски его источника как правило осуществлялись с помощью так наз. каузально-аналитического метода, до сих пор являющегося почти единственным методом исследования в области механики Р. Эта отрасль биологии обязана своим возникновением и первыми шагами, а также обоснованием основных принципов Вильгельму Ру; он именно и заложил в учении о Р. индивидуума основы каузально-аналитического метода. «Единственным, универсальным методом нашей науки, пишет Ру,—является каузальный, следовательно аналитический метод». Определение, которое Ру давал категории причины, имеет своим источником воззрения Спинозы и Канта и должно быть охарактеризовано как механи- ■ стическое. Причина явления, по Ру, является внешним по отношению к явлению импульсом; анализ расчленяет организм на внешние по отношению друг к другу компоненты или факторы, причем один из них объявляется причиной или определяющим фактором возникновения, сохранения или исчезновения другого компонента, группы их или наконец всей системы. Т. о. источник Р, противопоставляется развивающейся системе и самый процесс Р. трактуется не как необходимо вытекающий из предшествующего состояния системы. Тем самым утрачивается возможность вскрыть действительные движущие силы процесса Р., и решение вопроса сводится к констатированию возможности, не поддающейся убедительной проверке.

Поясним это примером. Ставится вопрос о том, что является источником Р. скелетных частей при регенерации конечности (напр, у тритона). Законно предположение, что таким источником служат скелетные элементы, оставшиеся в ампутационной культе. Для проверки этого предположения из ампутированной конечности удаляются кости вместе с соответствующим поясом. Опыт показывает, что такая бескостная культя дает регенерацию-конечности, снабженную скелетом. Отсюда делается вывод, что предсуществующие скелетные части не стоят в причинной связи со вновь возникающими. Однако этот вывод был бы преждевременным. Возможность осуществления -нормальной регенерации и в отсутствии скелетных частей в остатке органа еще не свидетельствует о том, что в обычных условиях кость не принимает участия в регенерационном процессе. Вполне законно предположить, что удаление кости ведет к совершенно иному течению всего процесса, по сравнению с тем, как это имеет место при регенерации в присутствии скелета.

Отсутствие уверенности в справедливости выводов, добытых путем каузального анализа, зависит от того, что во всех случаях приходится оперировать только с возможностями, а не с выяснением действительных отношений, имеющих место в процессе Р. Так. обр. установление. необходимости какого-либо компонента для течения процесса Р. носит' лишь формальный характер, т. е., хотя по форме соответствующие рассуждения безупречны, остается неизвестным, так ли обстоит дело по существу. Когда Ру указывал на невозможность движения без приходящего извне толчка, он по существу повторял мысль, высказанную еще Аристотелем. Последний утверждал, что ни одно из естественных тел не может двигать само себя; каждое получает импульс к движению и в свою очередь передает его другому; поэтому во всяком движении мы имеем пару: движущее и движимое. Порочность каузального анализа заключается также в том, что он приводит к констатированию непрерывного, бесконечного ряда причин и следствий, уводящих исследователя от объекта исследования вместо погружения его в сущность. Внутренняя противоречивость бесконечного причинного ряда выражена Кантом в его 4-й антиномии чистого разума. Кант не видит выхода из этой антиномии, т. к. «с одной стороны, причинный ряд не может быть бесконечным,—должен быть последний член в ряду, не зависящий ни от чего другого, нечто, существующее само через себя,—с другой же стороны,—как только пытаешься определить такой последний безусловный необходимый член, тотчас возникает противоречие: все, что может быть дано, не есть последнее, рассудок не может обойтись, не задавая вопроса о причине» (Паульсен).

Наиболее отчетливое выражение механистическое понимание причинности получило у Д. С.. Милля в его «Четырех методах опытного исследования». Второй из этих методов, метод единственного различия, по существу и является основой каузального анализа. Р. многих признаков пола у позвоночных животных приписывают инкреторной деятельности половых желез. Попытка установить источник изменений в половых железах, приводящих к продукции гормона, привело к учению о витамине Е, или витамине размножения, поступающем в организм с пищей. Дальнейшее каузально-аналитическое изучение этого вопроса должно очевидно иметь дело с источником появления этого витамина в проростках пшеницы, листьях латука и др. растениях, где этот витамин встречается. На этом примере особенно ясно выступает неизбежность удаления от изучаемого явления (развитие признаков пола) вместо проникновения в его сущность. При расчленении явления на отдельные компоненты их внутренняя связь обрывается и они т. о. оказываются внешними друг по отношению к другу. Аналитическое изучение явлений Р. самый источник изменений ищет обычно в воздействиях одного компонента на другой. При этом явление предстает перед исследователем в застывшем виде, вне движения. Задача однако заключается в том, чтобы попытаться понять отношения, складывающиеся в самом процессе Р. «Разложение природы на отдельные ее части,—пишет Энгельс,—-...было основой тех исполинских успехов, к-рыми ознаменовалось Р. естествознания в последние четыре столетия. Но этот же способ изучения оставил у нас привычку брать предметы и явления природы в их обособленности, вне их великой общей связи, и в силу этого не в движении, а в неподвижном состоянии, не как существенно изменяющиеся, а как вечно неизменные, не живыми, а мертвыми. Перенесенное Бэконом и Локком из естествознания в философию, это мировоззрение создало характерную ограниченность последних столетий: метафизический способ мышления» («Анти-Дюринг»).

Изучение проблемы Р. в биологии требует поисков новых путей,свободных от тех упреков, к-рые заслуживают метафизические теории, в частности охарактеризованный выше каузально-аналитический метод. Эти новые пути исследования будут плодотворными только при условии применения к изучению Р. методологии диалектического материализма. Только рассмотрение Р., как единства противоположностей', как осуществления внутреннего противоречивого отношения в развивающейся системе укажет выход из того кризиса метафизического мышления, в тисках которого находится современная буржуазная наука. Методология диалектического материализма разработана основоположниками марксизма как общее мировоззрение, она разработана как частная методология в применении к развитию общественных форм. Создание частной методологии биологии, которой будет доступно понятие Р. в его истинном значении, предполагает в первую очередь критич. пересмотр старых воззрений и переоценку накопленного ранее фактйч. материала (см. Онтогенез, Организм, Орган—органогенез, Постэмбриональное развитие, Преформация, Филогенез, Эволюционные ученчя, Эпигенез).    л.    Бляхер.

    name:
    send
ТАКЖЕ НА dao-med
20c8375253ab3b9108baf5e76ecbf59e 7ddfe06132f3d41f233f89dd8d1d6680