Русскоязычный медицинский портал

 

НОГА


138   -

НОГА. Нога как целое и кости как рычаги. Тело человека при стоянии и передвижении опирается на каудальные конечности и своим вертикальным положением резко отличается от положения прочих млекопитающих. В процессе установления двуногой формы человека каудальные конечности превратились в нижние и соответственно особенностям их исключительно опорной функции они также постепенно изменили свой внешний вид и форму. — Скелет нижних конечностей, как и верхних, имеет количественное нарастание элементов и усложнение их соединений по мере удаления от своего пояса. Так, проксимальный отдел конечности—бедро—имеет основным стержнем одну длинную массивную трубчатую кость, которая соответствует плечевой кости верхней конечности. Следующий, более дистальный отдел—голень—имеет опору, составленную из двух параллельно расположенных трубчатых костей; это — больше- и малоберцовые кости, соответствующие лучевой и локтевой костям на руке. Наконец ступня, соответствующая пясти и запястью руки, составлена из 12 костей, которые заканчиваются дистально расположенными пятью пальцами.—Прежде чем приступить к анализу нижней конечности как органа движения, необходимо установить так наз. исходное положение тела и конечностей. За исходное положение принимают вертикально поставленное туловище на выпрямленных и сближенных ногах. Ступни при этом разведены так, что продолжения линий, проведенных через большой палец и пятку, перекрещиваются под углом приблизительно в 60°.

Значение отдельных костей нижней конечности и их комплексов как рычагов стояния и ходь-б ы. Главнейшей задачей рычагов и механизмов нижней конечности является возможность в каждый данный фнкц. момент превращать всю конечность в одно механическое, упругое, прочное целое, в один рычаг, годный для опоры всего тела. В то же время эта конечность должна иметь возможность быстро складывать свои рычаги в соединениях, укорачиваться и в таком виде переноситься в новое исходное положение, снова годное для опоры (ходьба, бег). Т. к. помимо опорной функции главным назначением конечностей является перемещение тела в пространстве (локомоторная деятельность), то длина конечностей имеет при этом выдающееся значение. Это вполне понятно, так как скорость перемещения зависит как от отдельной длины трубчатых костей нижней конечности, так и от всей общей длины. Наибольшее значение в длине ног принадлежит бедренной кости и кости голени. Длина первой в среднем у взрослого мужчины около 44 см, длина же голени равна в среднем около 38 см: прибавив сюда высоту ступни (в среднем 8 см), имеем общую длину конечности, равную в среднем 90 см. Длина ее несколько увеличивается при отделении от почвы за счет распрямления р голенностопном суставе. Отсюда видно, что если средняя длина всего тела 168 см, та длина нижних конечностей составит 53,5%. Пропорциональное соотношение между длиной ног и туловища имеет значение не только для художников; оно имеет и производ-ственно-механич. значение. Так, чем длиннее ноги,тем выше располагается центр тяжести, тем менее устойчиво в целом все тело человека. И, наоборот, тело тем устойчивее, чем центр тяжести его ближе к площади опоры (напр, посадка птиц во сне). Эти моменты имеют конечно значение помимо ходьбы также и в трудовых процессах. Так, когда напр, человек создает упор на свои ступни и отклоняется всем корпусом вперед или назад, то верхний отдел туловища он употребляет при этом в качестве подсобной тяги и использует т. о. его даровой вес (напр, тяга канатом, верчение колеса и т. п.); высокий рост тогда при прочих равных условиях даст больший рабочий эффект, нежели низкий. С этой точки зрения «макроске-лия» (относительная длинноногость) выгоднее «брахискелии» (относительная коротконо-гость), не говоря уже о большей эстетической гармоничности первого типа ног.

Костные рычаги нижней конечности не всегда соответствуют той или иной отдельной кости. Они нередко составляются рядом костей. Если рассматривать таз как твердую опору с одной стороны для туловища, а с другой стороны для нижних конечностей , то он представляет собой параллельную пару соединенных ломаных рычагов 1-го рода. Переднее костное плечо этих рычагов может быть на тазе графически изображено линией, идущей от центра вертлужной впадины к передней подвздошной кости; заднее плечо этого же рычага выражается линией , которая также идет от центра вертлужной впадины, но в противоположном направлении—к нижнему концу суставной линии крестцово-подвздошного сочленения с о от-2 ветствующей стороны. Эти теоретические (графические) линии выражают лишь направление широкого костного массива таза, выдерживающего нагрузку, как показывают стрелки, главным образом сверху (рис. 1). В зависимости от того, на какой из трех линий стрелок находится центр тяжести тела, давление туловища будет передаваться то на передний (стрелка 3), меньший рычаг, то на задний (стрелка2), больший рычаг таза, или же весь таз будет находиться в состоянии лябильного равновесия, установившись на головках бедренных костей. Так как заднее плечо тазового рычага (и его костная реализация) значительно больше переднего, то и момент силы его * превышает таковой для меньшего переднего плеча. Т. о. таз, уже сам по себе более массивный сзади, чем спереди, стремится откинуться кзади, вращаясь на головках бедренных костей. Нагрузка же вдобавок сверху всего туловища во много раз увеличивает такую его тенденцию. Кроме того, как известно, таз может удерживаться и б;'лансировать на одной головке бедра (как напр, при ходьбе, стоянии на одной ноге); тогда он также играет роль ломаного рычага 1-го рода, но иного характера, отличного от только-что разобранного случая. В таком положении (рис. 2) у него будут верхнее большее и нижнее меньшее плечи, и тогда тяга за верхнее плечо будет создавать наклон таза в ту же сторону, а тяга за нижнее плечо будет иметь следствием обратное положение его. Этот момент может быть принят во внимание при объяснении женской, более раскачивающейся, нежели мужская, походки, так как у женщин верхние крылья таза относительно более отогнуты в стороны (увеличенный момент силы верхнего плеча рычага). Конечно, имея в качестве опоры шаровидную головку бедра, таз теоретически может совершать движения вокруг многих осей—радиусов шара. Однако для таза эти многоосные движения хотя и возможны, но не в одинаковой мере: они в значительной степени ограничены.

Если применить тот же метод анализа к другому рычагу нижнего пояса конечностей—бедренной кости, то для нее в одном случае точкой опоры является центр вертлужной впадины, в другом—площадка большеберцовой кости. Бедро может быть использовано, как рычаг 3-го рода, где точка приложения силы и точка опоры находятся на единственном плече его. При этом направления силы действия могут быть взаимно противоположными,что в животном рычаге 3-го рода использовано в самых широких размерах. В смысле рычага бедренная кость находится в выгодных условиях вследствие значительной длины ее; если к тому же еще прибавить возможность произвольного распрямления коленного и голенностопного суставов и превращения тем самым ноги в один сплошной рычаг, то эффект движения тогда почти удваивается. Т. о. мы имеем возможность передачи движения от таза на большое расстояние—90 см и при движении всей свободной ногой выигрываем напр, в скорости движения, хотя и теряем при этом в рабочем эффекте мышечной силы. *—Переходя к рассмотрению условий опоры и рычагов, соединенных в коленном суста-в е, мы видим, что бедренная кость, которая опирается на большеберцовую, та кже и здесь получает условия рычага 3-го рода. При свободной ноге мыщелки бедра сами становятся опорой для большеберцовой кости(соответствующих ее суставных площадок); тогда последняя скользит по ним, как по двум неподвижно соединенным между собой рельсам. В этом моменте она также действует по свойствам рычага 3-го рода и передает работу дистальнее—непосредственно на стопу.

Фиксированная на стопе, как на упругом пьедестале, голень снова играет роль рычага 3-го рода, но точка опоры в этом случае уже перемещается на голенностопное сочленение, и двигательный эффект теперь сообщается всему выш#гежаш,ему ее отделу(бед-ру, а также тазу и туловищу).

Что касается стопы, то хотя она представляет весьма сложное структурное анат. образование, но в общем механическом отношении ее должно рассматривать как одно

• Моментом вращающей силы относительно оси называется произведение из действующей силы на кратчайшее расстояние линии ее действия от оси вращения (плечо вращающей силы).

целое. Длинник стопы по отношению к голени поставлен под прямым углом (при стоянии) так, что х/4 длины приходится на короткое заднее плечо (пятку) и 3/4 на переднее плечо (предплюсна и плюсна). Т. о. свободная или опорная (при стоянии) стопа относится к голени, как двуплечный рычаг (1-го рода). Г. Мейер следующим образом производит расчет падающей на конечность нагрузки: если имеем человеческое тело весом напр, в 64 кг, то при нормальном (по Fick’y) стоянии оно равномерно нагружается на обе стопы, т. е. по 32 кг на каждую. На каждом бедре груз распределяется поровну: сначала на оба мыщелка бедра и затем снова сосредоточивается на костях голени. Далее на каждой стопе эти 32 кг распределяются обратно пропорционально длине плеч ее: на заднее плечо (пятку) падает 3/4 этого веса (24 кг), а остальная х/4 (8 кг) передается (через talus) на переднее, более длинное плечо стопы. При ходьбе весь груз тела вместе с прибавочной силой реакции от опоры попеременно падает на каждую опорную ногу. При свободной ноге (не опорной) стопа точно так же выявляет свойства рычага первого рода: свободно поднимаются и опускаются оба ее плеча. Отсутствие стопы, голени или части бедра заменяется, как известно, специально приспособленными искусственными рычагами—протезами. Поэтому каждый см животного рычага весьма ценен, что всегда учитывают хирурги.

Характер движения нижней конечности. Помимо обычных процессов, как стояние, ходьба, бег, прыжки, нижняя конечность приспособлена для целого ряда разнообразных и более диференци-рованных движений, как например танцы, спортивные упражнения и т. п. В тазовом поясе и в свободной нижней конечности можно различать следующие более или менее подвижные соединения: малоподвижные соединения крестца с пятым поясничным позвонком и подвздошными костями; соединение подвздошных костей с бедром—со значительной свободой подвижности; подвижное соединение бедра и голени в коленном суставе; соединение голени со стопой с меньшей степенью подвижности, малоподвижные соединения костных элементов стопы и соединения фаланг пальцев. Более подвижные суставы, как тазобедренный, коленный, голенностопный, таранно-пяточный и суставы пальцев могут функционировать независимо от остальных, движение к-рых обычно зависимо и сопутствует смещениям костей в смежных суставах. С другой стороны, чем проксимальнее расположен сустав, тем значительнее в нем выступают упомянутые свойства рычага 3-го рода, где мы больше выигрываем в скорости движения на дистальном конце рычага, «о приобретаем это пропорционально большей затратой мышечной энергии. Так, работая ногой как одной прямой сплошной опорой, мы приводим в действие механизм тазобедренного соединения. Эффект действия в этом суставе пассивно переносится на ступню и пальцы. В тазобедренном соединении, как ив плечевом, возможны все типы движения, свойственные шаровидному суставу (см. ниже).— В коленном суставе возможно осуществить сгибание и разгибание в пределах около 150° и кроме того при полусогнутом (до 90°) положении сустава возможно еще и круговое движение (см. ниже).— В голенностопном суставе возможны три рода движений:1) сгибание-разгибание— около 60°; 2) приведение-отведение—около 17° и 3) вращение—около 25° (у детей размеры этих движений несколько больше). Соединения костей плюсны и предплюсны очень мало подвижны, их движения большей частью содружественны и тормозят друг друга по причине некоординированности их осей движения. — В плюсно-фаланговых суставах допустимы сгибание-разгибание до 90°, приведение-отведение до 25°. Наибольшей подвижностью обладают I, II, V пальцы. По причине обычной недеятельности пальцев ноги и ношения нерациональной обуви степень их подвижности значительно меньше, нежели на пальцах руки. Однако соответствующим упражнением их подвижность может быть увеличена.

В соответствии с выполняемой опорной функцией шло и развитие формы и структуры соединений костей нижней конечности. Достаточно указать на одни размеры отдельных суставов ноги, к-рые' превышают соответствующие суставы руки. Так, коленный сустав очень широк и представляет самый большой сустав в человеческом организме. Он относительно больше коленных суставов четвероногих животных, у к-рых тяжесть тела обычно раскладывается на все четыре конечности. Суставы и кости стопы диференцировались в направлении образования упругих и крепких сводов, на которых распределяется и держится вся тяжесть тела; в конечном итоге они служат опорой при стоянии и передвижении. Подобных приспособлений не образовалось на верхней конечности, к-рая диференцирова-лась под длительным влиянием формообразующих трудовых процессов. В специальном направлении увеличения опорных свойств шла и идет эволюция и инволюция отдельных костных элементов нижней конечности.

Тазовое кольцо, его механическое назначение. В удержании таза (при стоянии) в его естественном стремлении откинуться назад главную роль после мышц играет подвздошно-бедренная связка (ligamentum ilio-femorale). Отсюда с первой попыткой ходить возникает и механический момент в образовании поясничного лордоза для викарной компенсации этого отклонения. Однако обычно до натяжения lig. ilio-femoralis дело не доходит, так как эту роль выполняет прежде всего и с большим моментом силы m. ilio-psoas. У человека, находящегося в выпрямленном состоянии, центры вращения обоих плечевых суставов, promon-torii и бедренных головок лежат в одной фронтальной плоскости. Спереди кроме того лобковые кости своим сращением (symphysis) составляют второй, как бы добавочный свод, к-рый является частью общей тазовой постройки и одновременно составляет переднюю поперечную связь между обеими половинами таза. Сзади же подвздошные кости еще сильнее соединены посредством вклиненного между ними крестца и их общего связочного аппарата. Наличие пружинящих (рессорных) свойств таза имеет важное значение для эластичности походки, неизбежно связанной с толчками о почву различной твердости и рельефа. Известны в этом отношении жалобы людей, пользующихся протезами нижней конечности, на неприятные толчки в тазу. Что касается устойчивости костей тазового кольца в отношении насилия, то известны случаи, когда при падении тяжести сверху на голову вертикально стоящего человека отламывались головки бедренных костей, а таз оставался целым. На трупе таз выдерживает без нарушения его целости нагрузку до 250кг(Браус). По Лес-гафту, эта нагрузка может достигать 560 и даже 2 ООО кг. Последняя цифра принадлежит тазу рабочего с хорошо развитой мышечной системой, первая—истощенной женщине с дряблой мускулатурой.

Наибольшую крепость в тазовом своде представляет крестцово-подвздошное сочленение. По причине крепости и почти неподвижности соединения этот сустав стоит собственно на границе между синартрозом и диартрозом. В фнкц. отношении он может ■быть отнесен к симфизам. Нередко в нем имеется открытая суставная щель, что указывает на эволюцию этого соединения из настоящего сустава. Эта эволюция замедлена или остановилась вледствие специального назначения тазового кольца гл. обр. для целей статических (Фик). По Баландину, подвижность в этом суставе рано и значительно повышается у беременных. В обычном же состоянии она равна 0; положение самого симфиза довольно изменчиво в зависимости от разных статических и динамических условий. Г. Мейер ввел понятие т. н. «нормальной конъюгаты». Это—линия, которая соединяет верхушку симфизас вершиной физиологич. Сакрального кифоза. Наклон таза (к горизонту) при измерении его по этому способу выражается в 50—60°. Угол наклона таза при его падении до 40° (вместо нормальных 50—60°) указывает на «слабое держание тела» в вертикальном положении; наоборот, при увеличении этого угла до 60° и выше имеем т. н. «крепкое стояние». Если ориентироваться в положении таза по spina ilii anterior superior, то выступание последней впереди symphysis pubis указывает также на одновременный подъем и задней половины тазового кольца, заднего плеча тазового рычага вверх; это и будет т. н. крепкое «воинское» держание туловища (крутой наклон таза). Обратное состояние (отхождение spinae ilii ant. sup. за симфиз) указывает на опущение задн. плеча тазового рычага, и такое положение таза характеризует слабое стояние. Само собой понятно, что величина угла наклонения таза подвержена колебаниям в ту или иную сторону в зависимости от индивидуальных, расовых, половых и пр. особенностей строения скелета; но даже и у одного человека этот угол часто изменяется в зависимости от перемещения его центра тяжести. Угол наклонения входа в таз колеблется от 75° до 55°. По Лесгафту, он в среднем равен 65° (отклоняясь до 821 и 56°). Пояснично-крестцовый угол (угол между линией, проведенной по передней поверхности Ly к таковой же поверхности Sx) также по причине смещения крестца дает колебания между 120—130° (Лесгафт). При стоянии таз наклоняется вперед; при этом symphysis pubis опускается, поясничный лордоз увеличивается, крестец смещается несколько кверху и назад. В этом случае Фик определяет наклон таза (анатомической конъюгаты его к горизонту) в 67°.—При сидении происходит некоторое смещение таза вверх и вперед: лонные кости принимают более горизонтальное положение, поясничный лордоз сглаживается, крестец становится почти во фронтальной плоскости, а угол анат. конъюгаты падает до 7°.—В лежачем положении линия наклона таза лежит ниже горизонтальной линии подвздошной кости.

Механизм тазобедренного соединения. Величина угла между механической (вертикальной) осью врашения головки бедра и собственной осью тела его в среднем равна около 5—7°. Угол между шейкой бедра и его телом, открытый внутрь, равен в среднем как у мужчин, так и у женщин около 125—126°; часто он достигает 120— 133°, а в исключительных случаях—115— 140°. При военной осанке (по команде «смирно!») середины тазобедренного, коленного и голенностопного суставов расположены на одной прямой, но не на вертикали. Эта прямая образует с вертикалью угол, равный приблизительно 7° и открытый кверху. При нормальном стоянии средние точки тазобедренных суставов расположены вертикально над серединами коленных суставов и над серединами голенностопных суставов. При т. н. спокойном стоянии середины тазобедренного и коленного суставов располагаются друг над другом и почти совпадают с фронтальной плоскостью центра тяжести всего тела; однако в отношении голенностопного сустава эта плоскость проходит впереди поперечной оси его. У гол вращения бедренной кости. Ось шейки бедра несколько повернута по отношению к поперечной оси коленного сустава (его «linea biepicondyloidea»). Этот поворот, по Микуличу (Mikulicz), весьма изменчив; он колеблется от 25° (отклонение шейки бедра кзади от фронтальной плоскости) до 37° (отклонение ее вперед). Для преодоления атмосферного давления на тазобедренный сустав, свободный от его связок и мышц, надо прибавить к весу самой ноги не менее 16 кг. Вес самой конечности за вычетом мускулов, которые начинаются на тазе, равен приблизительно 7,5 кг; однако такой вес, как видно, недостаточен, чтобы нарушить непрерывное соприкосновение в суставных поверхностях тазобедренного сустава.—Д вижение в тазобедренном суставе представляет собой преимущественно круговое около средней точки шаровидной головки бедра. Сгибание и разгибание здесь в сагитальной плоскости достигает в общем 121° (сгибание) +13° (разгибание), итого 134°. При разогнутом же коленном суставе дуга сгибания уменьшается до 80° (натяжение задних мышц бедра), в то время как разгибание остается прежним. Кажущееся же бблыним, чем указанное, разгибание свободной ноги есть в сущности совместное движение таза и туловища в тазобедренном суставе при опоре на другой, опорной ноге. Чистое горизонтальное ab-, adductio возможно до 74°. Вращение вокруг длинной оси бедра при нормальном стоянии достигает 49—43° наружу и 36° внутрь (Фик); при согнутом до прямого угла тазобедренном суставе и колене это вращение достигает почти 90° (вместо 49°). Не следует смешивать cir-cumductio и rotatio femoris, которые представляют движения ноги различного рода; в первом случае мы носком ноги очерчиваем круг на опорной площади в трех перпендикулярных плоскостях; при ротации же мы поворачиваем самую ногу вокруг ее вертикальной оси только в одной фронтальной плоскости.

Тормозы движения. Помимо пассивных тормозов, как-то связки, хрящевая губа, костный край суставной впадины и т. д., главная тормозная роль принадлежит мускулатуре. Эти тормоза при соответственном упражнении, как напр, у цирковых артистов, могут быть в значительной мере ослаблены. Точно так же и в молодом возрасте связочный вид тормозов менее выражен; т. о. в степени подвижности тазобедренного сустава имеют большое значение возраст и индивидуальность. Когда мышцы как тормоза движения прекращают свою функцию, тогда вступают в действие связочные соединительнотканные тормоза тазобедренного сустава; индивидуально связочный аппарат здесь представляет бблыние различия, нежели мышечный. Так, ligamentum teres femoris может поддерживать головку бедра в соприкосновении со впадиной только при помощи lig. ilio-femorale. Жерди (Gerdy) полагает, что она напрягается при прямом стоянии. Lig. teres fem. также напрягается, когда поднятое вверх бедро поворачивают наружу или отводят. Она расслаблена при косо согнутом, несколько отведенном и повернутом внутрь бедре. Расположение lig. ilio-femoralis таково, что при крайней степени сгибания бедра эта связка может тормозить приведение и ротацию его наружу; при этом, как известно, ligamentum ilio-femorale расслабляется. Движения бедра назад могут быть ограничены сильной Бертиниевой связкой и ligamentum ischio-femorale. Движение его в лятеральную сторону под конец ограничивается напряжением ligamenti pubo-femoralis и внутренней части капсулы, а не упором шейки бедра в край fossae acetabuli. Пронация бедра ограничена посредством lig. ischio-femorale; supinatio—посредством lig. ilio-femorale-Ь lig. pubo-femorale, а при согнутом бедре также вдобавок еще и посредством lig. teres femoris. Точнее, сгибание бедра в обычных условиях тормозится первоначально не связками, а соответствующим физиол. напряжением мышечных антагонистов; кроме того в случаях последних месяцев беременности или ожирения сгибание бедра тормозится выпяченной стенкой живота. При сильном раздвигании или вращении внутрь бедер lig. ilio-femorale неизбежно напрягается, и в результате получается перетягивание и наклон таза вперед. Вследствие короткости этой связки (относительно) и слабой выраженности поясничного лордоза характерно положение постоянно приподнятых ног у лежащих младенцев. Если же насильственно выпрямлять (пеленание) их ноги в одну плоскость с туловищем, то вызванное этим наклонение таза должно компенсироваться увеличением поясничного лордоза. Значительно тормозящее действие lig. ilio-femoralis (ее pars lateralis) и для боковых движений таза. Так, оно препятствует при ходьбе отклонению его на сторону свободной ноги. Наоборот, движение в сторону опорной конечности более свободно. Кроме того pars lateralis этой связки тормозит также вращение наружу бедра; pars medialis ее при этом отчасти тормозит вращение бедра внутрь. Т. к. lig. ischio-capsulare по своему положению тем более напряжена, чем больше вертлуг повернут вперед, то эта связка и тормозит указанное движение. Т. о. ее действие является противоположным действию partis superioris lig. ilio-femoralis. Вместе же с ligamentum ilio-femorale она тормозит разгибание в тазобедренном суставе. Наличие здесь 4 более или менее диференцирован-ных связок обусловливает на капсуле сустава несколько мест, относительно слабых и тонких. Таковые расположены: 1) между lig. ilio-femorale и lig. pubo-capsulare; 2) между lig. ischio-capsulare и ligamentum ilio-femorale; 3) между lig. pubo-capsulare и lig. ischio-femorale (здесь имеется даже небольшое мешковидное выпячивание). Таким образом наибольшую крепость в целом представляет передняя часть стенки капсулы, а самую слабую—нижняя часть ее (между lig. pubo-и ischio-capsulare).

Механизм соединения в к о л е-н е. Механизм коленного сустава помимо капсулы, связок и мышц характеризуется наличием следующих вспомогательных приспособлений: специальной кривой мыщелковых поверхностей, парных менисков, крестообразных связок и надколенной кости. Радиусы мыщелков бедра приблизительно равны только в заднем их отделе (около

15—17 мм); они постепенно возрастают кпереди (до 4 слг), в особенности на передней половине внутреннего мыщелка. Т. о. кривизна суставной поверхности их представляет собой спираль или постепенно развертывающуюся кривую (рис. 3). Что касается сравнительной оценки радиусов кривой переднего отдела обоих мыщелков, то на внутреннем мыщелке он на 2—3 мм больше; нежели на наружном. Передний отдел кривизны мыщелков относится собственно к articulatio femoro-patellaris. Оси обоих мыщелков не лежат на одной прямой, а образуют между собой угол в 167° (Фик). Такая ломаная ось сама по .себе в суставных механизмах является, как известно, тормозящим движение фактором. Этот фактор и имеет свое приложение в известных случаях; однако он может быть по мере надобности и выключаем, тогда эта ломаная ось может быть превращена в прямую. Это превращение возможно благодаря наличию суставных хрящей или менисков. Т. к. толщина менисков при нагрузке на них тяжести, напр, при стоянии, уменьшается, а при освобождении от сжатия вследствие их упругости увеличивается, то в последнем случае ломаная ось сустава может превратиться в прямую наклонную, по которой легко может происходить сгибание и разгибание. Вследствие того, что угол между обеими осями мыщелков равен 167°, наружная часть этой ломаной линии отклоняется от горизонтали на недостающие до прямой 13°. Этот угол в 13° и может быть компенсирован упругими менисками. Наружный мениск как более подвижный и более толстый легко приспо-собляехся к изменяющейся при движении форме соответственного литерального мыщелка, следует за ним и обусловливает в коленном суставе помимо сгибания и разгибания, как в гинглиме, возможность еще и прибавочных движений в виде поворотов внутрь и наружу. Т.о. мыщелки бедра все время как бы одеты в мелкую хрящевую галошу. Наибольшее смещение костей при сгибании-разгибании в коленном суставе происходит в articulatio menisco-tibialis;npn этом мениски могут отходить до 1 см на tibia кзади. При ротации же движение совершается гл. обр. в аг-teria menisco-femoralis (lateralis). При флексии правый и левый отделы коленного сустава изолированы. При этом arteria menisco-tibialis служит в качестве только опоры, и собственно сгибание осуществляется в arteria meniscoTfemoralis. Наконец мениски способствуют равномерному распределению тяжести тела на все точки конгруентных суставных поверхностей. То обстоятельство, что радиусы мыщелков кпереди нарастают, обусловливает фнкц. значение и состояние боковых связок коленного сустава. Так, смотря по тому, какой по величине из этих радиусов устанавливается в сагитальной плоскости, наблюдается или напряжение или же расслабление этих связок. Когда наибольший радиус их (при разгибании) устанавливается в вертикальное положение, тогда имеем максимум напряжения боковых связок; колен, сустав замкнут, мениски сжаты и наоборот (рис. 3).

Крестовидные связки связывают коленный сустав во всех сгибательных положениях его суставных поверхностей. То обстоятельство, что обе крестовидные связки целиком никогда не бывают расслаблены и вместе с тем свободно дают возможность катанию площадок tibiae по развертывающейся мыщелковой кривой с непрерывно нарастающим радиусом, само по себе представляет большой интерес. Считают, что эта кривая мыщелков бедра не может быть точно уподоблена ни одной из математически изученных до настоящего времени геометрических кривых. Прикрепление на бедре передней крестовидной связки находится на сагитально поставленной плоскости, в к-рой сама связка идет косо, сзади наперед, к своему месту начала на середине передне-верхнего края tibiae. Так как эта отвесная плоскость при экскурсиях бедра постоянно меняет свое положение, то при этом одни части связки напрягаются, другие в то же время расслабляются и наоборот; происходит скручивание пучка. Т. о. передний отдел lig. cruciati ant. напрягается при разгибании коленного сустава, а задний—при сгибании его. Так же точно и у задней крестовидной связки попеременно напрягаются то передние то задние части ее, но не согласованно с напряжением у передней связки, а в закономерных обратных отношениях: при разгибании коленного сустава напрягается ее задний отдел, а при сгибании—передний. Т. о. в каком бы состоянии коленный сустав ни находился, всегда нек-рые части обеих крестообразных связок напряжены. Они действуют кроме того, когда наружные боковые связки расслаблены (напр, при сгибании); они тормозят всякое боковое, переднее и заднее смещение бедра и голени от положенного им предела. При вращении же в коленном суставе они раскручиваются, расходятся и становятся более параллельными другдругу. При этом суставные поверхности их несколько расходятся. При нарушении целости крестовидных связок ходьба и стояние невозможны, т. к. бедро и голень теряют тогда свои нормальные соотношения.

Крепость всех связок коленного сустава при испытании их на растяжение,поФеслеру (Fessler), в среднем достигает 240—25Q кг. По Краузе (Krause), нередко (в 75%) имеет место различная степень гиперекстенсии коленного сустава, т. е. такое состояние его, когда соотношение между бедром и голенью составляет угол, открытый вперед до 6—9° (сверх 180° нормальных). Его можно наблюдать особенно часто у молодых людей, военных и почти как правило у детей до 5 лет. Объем сгибания в коленном суставе индивидуально варьирует в зависимости от толщины мускулатуры и подкожножирового слоя бедра и голени (икры ее). Голень сгибается под углом до 50°. Т. о. объем свободного сгибания-разгибания ее равен 180°— —50° = 130°. Вместе со сгибанием колена, как указывалось, появляется способность вращения голени и притом в следующих взаимоотношениях: при сгибании в 180° поворот 0° (стояние), в 150°—10°,в 120°—12°, в 90°—21°, в 60°—31°.—Однако помимо этого рода вращения (circumductio) голени в коленном суставе следует различать еще заключительную ротацию наружу и BHyTpb(«Schlussrotation»). Эта ротация в среднем равна приблизительно 5°; индивидуально она колеблется в небольших пределах. Она связана с движением не по вертикальной оси tibiae, а по фронтальной оси ее в коленном суставе. Зависит она от различной длины кривой в сагитальном направлении суставных поверхностей медиального и лятерального мыщелков. Вследствие этого медиальная площадка (facies articu-laris tibiae) при скольжении ее по относительно большому внутреннему мыщелку бедра совершает относительно более длинный путь, нежели ее лятеральная площадка. Характерное для коленного сустава скольжение вогнутых площадок tibiae (вместе с менисками) по неранным кривизнам мыщелков бедра может быть уподоблено катанию двух коротко соединенных кривых плоскостей по загнутым рельсам неравной длины.

Итак, в силу того, что в коленном суставе имеет место сгибание-разгибание и вращение (т. е. движение по двум осям), этот сустав должен быть отнесен к типу смешанному— вращательно-блоковому (trocho-ginglymus). При вынужденной, напр, военной стойке, тело настолько подается вперед, что линия плеч выдается впереди тазобедренных суставов, а последние располагаются далеко впереди голенностопных суставов. Отвесная центра тяжести падает тогда почти на линию Лис-франковых суставов стопы. Коленный сустав вследствие этого разгибается ad maximum, боковые и передняя крестовидные связки его тогда сильно напрягаются. Для хирургов имеет большое значение бедренно-коленный угол, т. н. физиол. угол отведения (valgus). Его величина индивидуально колеблется. Он зависит прежде всего от небольшого наклона к горизонту суставной поверхности проксимального эпифиза большеберцовых костей и от несколько большей длины радиуса внутреннего мыщелка бедра по сравнению с таковым у наружного. Физиологич. valgus зависит в конечном итоге еще и от того, что оба внутренних мыщелка почти соприкасаются между собой, когда мы стоим со сдвинутыми бедрами, головки же бедер отстоят друг от друга на 15—22 см. Чем последняя величина больше, т. е. чем шире таз, тем угол физиол. valgus’а меньше, тем значительней выражен этот valgus (напр, у женщин) и наоборот. Величина этого угла наклонения собственной оси бедренной кости к суставной площадке большеберцовой кости в нормальных случаях равна около 82°; у детей—до 90° (Schmidt). Этот угол по отношению к механической оси бедра достигает 87° (угол между анатомич. осью бедра и механической его осью равен приблизительно 7°). Некоторые авторы считают этот угол у женщин еще более острым, однако это не представляет общего явления. При более же острых углах имеет место уже патологич. состояние сустава, т. н. «Х-Веше»,«Х-ноги», или genu valgum. У малых, начинающих ходить детей имеется всегда б. или м. обратное рассмотренному положение, а именно— т. н. genu varum(«О-Bein»,«О-ноги»). Это положение, по Микуличу, является следствием обычной внутриутробной позы плода.

Механическое значение patellae: а) облегчение скольжения дистального сухожилия musculus quadriceps femoris по нижнему эпифизу бедра, б) более удобная и выгодная в механическом отношении передача действия m. quadriceps femoris на голень (увеличение момента силы). При действии со стороны musculus quadriceps femoris сила его прикладывается к верхнему отрезку patellae; поднимая нижний отрезок ее, он передает т. о. свою силу на lig. patellare pro-prium. При этом patella играет роль углового рычага. При сгибании-разгибании в коленном суставе patella смещается по саги-тальной плоскости вверх и вниз почти на

5—7 см. При пассивно распрямленной ноге своей суставной поверхностью patella соответствует facies patellaris femoris. При сокращении m. quadriceps femoris patella смещается кверху так, что почти 2/з тела ее находятся вне сустава, выше facies patellaris feiti., на самом собственно бедре, в области уже bursae suprapatellaris. При сгибании колена patella неуклонно следует за движениями верхнего эпифиза tibiae (тяга ligamentum patellare propr.), смещаясь вниз. При экскурсиях же бедра на голени (нижняя опора) она собственно не смещается, т.к. крепко спаяна с lig. patellare proprium. Поэтому она всегда находится на определенном постоянном расстоянии от tuberositas tibiae. При расслабленном состоянии m. quadric, femoris возможны легкие смещения patellae в стороны вследствие довольно свободной суставной капсулы коленного сустава, а при скоплении выпота в коленном суставе боковая подвижность ее увеличивается.

Механизм голенностопного соединения. Скольжение голени по надпяточной кости может быть уподоблено скользящему движению колеса по рельсу с той однако разницей, что здесь рельс находится вверху (голенная скобка), а движущийся аппарат—колесо—внизу (стопа в целом). Одной из основ статики голенностопного сустава служит то обстоятельство, что длинная ось надпяточной кости имеет косое передне-заднее направление, в то время как костная скобка голени, которая охватывает вал надпяточной кости, направлена своей длинной осью под значительным углом к первой и лежит приблизительно во фронтальной плоскости. Скрещивания главных осей суставов сочленяющихся костей являются довольно обычными в животном мире и вообще служат для укрепления бдостатики организма. В голенностопном суставе вертикально стоящий рычаг (бедро и голень) имеет почти горизонтально расположенное, подвижное опорное основание (стопу). При таком взаимоотношении требуется постоянное наличие соответствующей мышечной тяги. В голенностопном суставе весьма рельефно выражено то явление, что статическая и динамическая функции дополняют друг друга: с прекращением одной из них начинается другая, причем и причиной, вызывающей этот переход, является прекращение одной из этих функций. Сгибание (тыльное) стопы прекращается благодаря тому, что блок надпяточной кости шире спереди, нежели сзади; по этой причине к концу подошвенного сгибания стопы передние края обеих лодыжек, удерживаемые боковыми связками, вплотную упираются в передний отдел блока надпяточной кости. Разгибание же стопы (тыльное) прекращается тогда, когда задние края лодыжек (костной скобки) упираются в заднюю часть тела надпяточной кости. При разгибании стопы надпяточная кость скользит сзади наперед так, что задний отдел блока — самая узкая часть в поперечнике — приходится на самую широкую часть костной скобки. Такая свобода сустава в этом его положении допускает небольшое боковое движение—ротацию стопы вокруг передне-задней ее оси. Ротация стопы здесь очень ограничена вследствие более переднего положения внутренней лодыжки и значительного выступания переднего отдела внутренней суставной поверхности блока надпяточной кости. Подобно тому как при фиксации ^голени возможна ротация стопы, при фиксации стопы возможна ротация голени; тогда malleolus internus движется спереди назад, a malleolus externus—сзади наперед, т. е. происходит ротация голени внутрь около ее вертикальной оси. Итак, в голенностопном суставе возможны сгибания, разгибания, а при разгибании (тыльном) возможны еще добавочные ротаторные смещения.

Ось этого шарнирного сустава лежит приблизительно во фронтальной плоскости, проходит от верхушки malleoli medialis поперек через talus и выходит на malleolus lateralis, через его наружный бугорок. Lig. malleoli, lateralis post, et ant. спускаются косо вниз от tibia к libula и напрягаются, когда стопа сгибается (дорсально). Они также напрягаются, когда стопа находится в крайнем подошвенном сгибании. Заключительное звено стопы, ее «конек», есть talus, который вклинен между os calcaneum и os navicu-lare. Talus—единственная кость в человеческом теле, которая имеет большое статикодинамическое назначение и вместе с тем не является опорой для мышц. Его функция состоит в передаче тяжести тела сверху на стопу и вместе с тем в «откидывании» обратно этой тяжести. С другой стороны, при выпрямлении сводов стопы таранная кость стремится как бы выброситься вверх; однако этому препятствует главным образом т. н. apparatus ligamentosus tarsi, связывающий таранную кость с пяточной и другими. Последнему помогает и давление тяжести тела сверху. Вся тяжесть тела с таранной кости в специальных положениях может передаваться либо целиком на передний отдел сводов стопы (при стоянии на носках) либо целиком переноситься на пяточную кость (при стоянии напр, с поднятыми вверх носками).—■ Объем движения верхнетаранного сустава. При нормальном стоянии продольная ось стопы образует прямой угол с голенью; при крайнем тыльном сгибании стопы этот угол равен около 70°. При крайнем тыльном разгибании угол этот достигает 120—140°. Таким образом объем разгибания равен приблизительно 55° (130 — 75°); объем отведения-приведения—25°; поворот стопы—35°.—Крепость связок голенностопного сустава на растяжение—100—320 кг (Фес лер).

Механизм собственно стопы. Насколько позволяет связочный аппарат, в нижнем суставе tali (art. talo-calcanea) возможно движение вокруг его оси. Так, рго-natio и supinatio возможны в размере около 13°; abductio и adductio—в размере около 12,7°, дорсальная и плянтарная флексия— не более 5,8°. Эти сами по себе незначительные движения получают увеличение вследствие приложения собственной длины стопы— на конце носка, на к-рый они передаются. На пятке в силу ее меньшей длины они менее увеличены и часто едва заметны. Если напр, стопа ad maximum супинирована, то на продолжении движения пяточной кости около talus можно обнаружить смещение также и в os cuboideum. Связочный аппарат допускает движение в articulatio talo - tarsalis до 21°; оно достигает 35°, если он действует одновременно с articulatio calcaneo-cuboidea.

«Стопа образует в продольном направлении свод, расположенный сзади по дугам (кругам) различных радиусов, а впереди по параболе. Постоянными точками опоры стопы (на трупе) служат внутренний пяточный бугор и головки плюсневых костей, преимущественно I и V: они все расположены на одном круге. У живого человека при деятельности мышц точки опоры непостоянны или могут быть те или другие из названных. В поперечном направлении—свод гиперболический. — Направление сочленений стопы в большинстве случаев перпендикулярно к срединным кривым. Свод стопы при увеличении давления на него или совсем не уплощается или уплощается очень незначительно. Давление на стопу распределяется между передними и задними точками опоры, как 1:3 до 1:4,5. Связки и апоневрозы должны считаться составными частями свода стопы. Мышцы играют существенную роль в поддержке свода не только тем, что, сокращаясь, не позволяют расходиться его основанию, а также и тем, что, прикрепляясь к апоневрозу и связкам, напрягают их и придают им силу, которой бы они не имели без мышц» (Кадьян). Внешнее раздражение среды и соответственный двигательный рефлекс удерживают своды в состоянии надлежащего тонуса. В анат. сводах уплощение свода получается разъединением отдельных элементов, составляющих свод, вследствие наличия растяжения, а поднимание свода— вследствие обратного сокращения связочного аппарата и активного действия соответственных мышц. Разумеется, чем длиннее своды, тем значительнее разъединение на их более свободных и подвижных концах. Это и наблюдается на стопе в точках наибольшей опоры ее (пятка и головки всех meia-carpalia).

Механическое значение сводов заключается еще в том, что они распределяют силу, падающую на замок сводов (talus) сверху, на целый ряд слагаемых. С другой стороны, упругая сводчатая постройка главных опорных частей скелета и их взаимная подвижность способствуют уменьшению сотрясений; одновременно она дает возможность легко и плавно приспосабливать стопу к неровностям почвы. Такое разложение сил тяжести по сводам и опорным точкам стопы имеет также большое значение и в другом отношении. Вышеуказанное строение стопы значительно смягчает толчки о почву при ходьбе. Это особенно ощущается у лиц, которым произведена остеопластическая операция Пирогова составлением пяточной кости: такие лица испытывают постоянные болезненные ушибы пятки и быстро устают в ходьбе. Помимо расширения стопы в поперечном направлении при ее нагрузке имеется еще и небольшое одновременное продольное ее растяжение вследствие уплощения продольных ее сводов. Стало-быть при опоре на стопу последняя несколько удлиняется и одновременно расширяется вследствие веерообразно расходящихся в стороны пальцев; последние кроме то^о несколько смещаются вперед. Итак, свод стопы представляет собой пружинящий аппарат, который облегчает ходьбу, делает ее плавной, поглощая качания и дрожания тела (Golebiewski). Поставленные (Голебиевским) опыты показали, что стопа очень точно реагирует расширением и удлинением при нагрузке различных тяжестей на подопытного субъекта. Правая стопа несколько длиннее, свод её выше. Левая более растяжима.

Отдельные своды стопы. Кости плюсны и предплюсны соединены, как упоминалось, посредством соответственного связочного и мышечного аппарата в род пружинящих сводов, к-рые сообщают нашей походке и стоянию значительную степень эластичности. Совершенно справедливо сравнивают полусводы обеих стоп с куполом или нишей. Полусвод каждой стопы следует рассматривать состоящим впереди из пяти костей плюсны, пяти продольно поставленных сводов, которые кроме того связаны между собой вместе в виде поперечного свода. Кзади все эти пять сводов конвергируют через предплюсну к одной опорной пяточной кости, спереди же каждый из отдельных сводов опирается на головку соответствующей ме-татарсальной. кости. Продольные сво-д ы: 1-й свод образует медиальный край стопы. Он состоит из I metatarsale, I клиновидной, медиальной части ладьевидной, таранной и пяточной костей; 2-й свод включает II metatarsale, II клиновидную, среднюю часть ладьевидной, таранную и пяточную кость; 3-й состоит из III metatarsale, III cu-neiforme, лятеральной части ладьевидной и пяточной костей; 4-й—IV metatarsale, медиальной части кубовидной, медиальной и передней части пяточной кости; 5-й образует ляторальный край стопы и состоит из V metatarsale, лятеральной части кубовидной и пяточной костей. Самая длинная и самая высокая дуга стопы — это 2-я: в нормальной стопе длипа ее равна почти 17—22 ем между точками опоры, высота над почвой—

5,5—7 см. Самое малое протяжение имеет

5-я дуга. Наивысшая точка свода стопы расположена между os naviculare и talus. Это место и называют «подъемом стопы». Отсюда костные мозаичные подпорки сводов расходятся во все стороны стопы. Наибольшая нагрузка падает на 2-й свод, так как он находится посередине стопы, стоит выше и длиннее других. Так как V metatarsale образует с почвой меньший угол, нежели медиальная (1-я), ит. к. внутренний край основания I metatarsale и I клиновидной почти на 1 см стоят ниже, чем внутренний край II и III metatarsale, II и III клиновидных, то тем самым на скелете стопы осуществляется еще и т. н. поперечный ее свод, к-рый непосредственно не несет тяжести тела. Он хорошо выражен только в передней части стопы; что касается области talus и calcaneus, то там этого свода собственно нет. Поперечный свод укреплен посредством поперечных связок подошвы и особенно посредством лучеобразно распластанных и перекрещивающихся концов сухожилий mm. peronae-orum long, и m. tibialis post.

Механическое значение сводов стопы. При помощи рентгенографий можно точно определить отстояние костей стопы от почвы. При стоянии на обеих ногах отстояние медиального бугра пятки достигает 7 —10 мм (литеральный бугор стоит несколько выше) (Virchow Н.). Отстояние опорных сесамовидных костей большого пальца и головки V metatarsale достигает 6 мм,. IV metatarsale—почти 7 мм, III metatarsale—8,5 и II—почти 9 мм. При свободной непагружепной стопе цифры эти конечно больше-. Эти измерения и дали уже давно основу для теоретического учения об опоре стопы на трех главных точках. Нельзя однако преувеличивать значения этих данных, так как наибольшая опора на три точки еще не говорит о таком же именно разделении нагрузки преимущественно но 2 крайним сводам. Ведь толщина мягкой подкладки под головками средних костей плюсны больше, нежели под головками краевых; из этого молено заключить, что и давление здесь на средних головках больше, нежели на краевых. Это имеет место например на пижней поверхности пятки, где жировой слой подошвы очень толст и крепок (вследствие большого давления на пятку). Все же надо признать доказанным, что при нагрузке на стопу (ходьба) большая часть тяжести тела падает на лятеральный край ее (Фик). Пальцы (исключая большой) при этом не играют особой опорной роли помимо увеличения соприкосновения с почвой и приспособления к ее неровностям. Однако большой палец в специальных случаях, например у танцовщиков, может иметь и важное опорное значение. Костные своды стопы фиксируются специальным связочным аппаратом, как-то: lig. plantare longurn, aponeurosis plantaris, сухожилиями мышц, поддерживающих своды. Поперечно направленные подошвенные связки стопы поддерживают поперечный свод ее. Особое значение в удержании продольных сводов имеет также нижний Шопартов ключ (ligamentum calcaneo-naviculare). Тыльные связки стопы коротки; она связывают м«жду собой отдельные кости и расслаблены тогда, когда подошвенные напряжены. Затем в удержании сводов стопы имеют наибольшее значение как тонус мускулатуры самой стопы, так и напряжение сухожилий длинных мыгпц, прикрепленных к костям стопы. Г. Вирхов, к-рый измерял формы стопы, отягощенной и свободной, нашел, что 2-й свод выпрямляется при нагрузке больше других (19 мм), а 5-й свод—меньше других (8 лш). Поперечное расширение стопы колеблется при этом от 1 до 5 мм. Можно было ожидать, что свод стопы при нагрузке его всегда в соответствующей мере удлиняется и расширяется (уплощение свода стопы), как это обнаружил Голебиевский. Однако замечено, что у многих людей стопа при нагрузке делается, наоборот, даже немного короче и уже. Это осуществляется действием активных компонентов, влияющих на форму свода стопы. Мышечный тонус противодействует нагрузке и «раздавливанию» стопы в качестве сильной защитной реакции: этим и создается тогда даже укорачивание всех размеров стопы. Сокращение коротких мышц подошвы также усиливает фиксацию продольных сводов. Подошвенные мышцы сильнее и многочисленнее тыльных; кроме того внутренний свод имеет здесь наиболее сильную мускулатуру (гл. обр. за счет сухожилия т.

flexoris hallucis longi). Ослабление этой последней мышцы способствует отклонению пятки наружу (pronatio calcanei). Последнее может явиться одной из первых причин плоской стопы. Поэтому мы раньше всего чувствуем в пятке усталость и даже боль после долгого стояния.

Самая легкая и экономная в смысле мышечной энергии опора на стопах создается при том условии, когда стопа обращена несколько наружу и средним, своим длинни-.ком составляет со срединной и сагитальной плоскостью угол, равный приблизительно 35° (Н. Meyer). Отвесная линия центра тяжести при этом, проходя на 5 мм позади тазобедренной оси и на 3 си впереди лодыжек (также впереди поперечной оси коленного сустава), падает в центре трапециевидной площади опоры на почве, ограниченной обеими ступнями. Устойчивость тела возрастает при увеличении до известного предела этой площади опоры (например стояние с широко расставленными ногами).—Стопа, как упоминалось, имеет по своему строению сходство с получашей, внутренний костный •свод к-рой приподнят на известном уровне над почвой, а наружный целиком упирается на нее. Уплощение же внутреннего свода «сть уже следствие ненормальных соотношений костей, связок и мышц стопы, и такая стопа рассматривается как плоская стопа •<pes planus). Однако иногда по внешнему виду внутренний свод стопы бывает неясно выражен вследствие сильного развития в этом месте коротких мышц или подкожного ^апоневроза и жира. Такое явление было отвечено напр, у негров, к-рым поэтому оши-•бочно приписывали расовое плоскостопие (Волков).

Главные различия ноги и руки. Основные различия формы, положения и механизма опорной и хватательной ноги обезьян и только опорной ноги современного человека весьма существенны. Фнкц. и морфол. различие лежит не только в принципиальных врожденных особенностях конструкции обоих родов стоп, но также в значительной мере и во внешне уродующем влиянии на стопу современного человека нерациональной обуви, ношение к-рой издавна почти совершенно исключает активное движение пальцев. В противоположность этому здесь уместно сказать, что у многих человеческих рас первые два пальца логи служат для захватывания предметов. Так, австралийцы захватывают первыми пальцами копье, японцы пользуются пальцами ноги при шитье, рисовании, письме и т. п. У китайцев пальцы Н. принимают участие в управлении веслами, у бенгальцев участвуют при тканье и т .д.—Чем тяжелее тело животного, тем прямее бывают его опорные конечности (носорог, бегемот, слон); наоборот, при относительно легком туловище обычно имеются непрямые опорные конечности. Это обусловливается и тем обстоятельством, что в то время как вес тела у крупных животных возрастает в кубической степени, поперечник всех мыщц нарастает лишь в квадрате, т. е. сила последних •становится относительно менее состоятельной для поддержания туловища.

Лит.: Бернштейн Н., Общая биомеханика, М., 1926; Кадьян А., Материалы к изучению архитектуры стопы, дисс., СПБ, 1884; JI е с г а ф т П., О различных типах конечностей млекопитающих, Изв. СПБ биол. лабор., т. I, в. 2—4 и т. II, в. 1, 1896—97; он же, Теория форм основы конечностей человека и животных, ibid., т.III, в. 1, 1898; Русская хирургия, под редакц. П. Дьяконова, JI. Левшина и др., т. VI—Хирургия конечностей, П.,1916; Созон-Ярошепич А., Об архитектуре костного таза, Рус. антроп. ж., т. XVI, в. 3—4, 1926; Ц у р а н Й., О соотношении антагонистов мышц конечностей человеческого тела, дисс., СПБ, 1882; Я ч м о н и н М., О механизме голенностопного сустава, дисс., СПБ, 1883; Basler A., Der Fuss des Menschen, Fort-schr. d. Med., B. XLIV, p. 623—627, 1926; В г a u n e M. u. Fischer O., Der Gang des Menschen, Lpz., 1895—93; Braun N., Die chronischen Beinleiden, L i zig, 1931; Handbueh der Anatomie des Menschen, hrsg. v. K. Bardeleben, В. II—III—B&ride, Gelenke u. Muskeln, Jena, 1904—13; H о h m a n n Gr., Fuss und Bein, ihre Erkrankungen und ihre Behandlung, Miinchen, 1923; Meyer G., Studien fiber den Me-chanismus des Fusses in normalen u. abnormen Yerr h&ltnissen, Т. 1—3, Jena, 1883—88; Montgomery R., A study of the foot prints of two thousand individuals, Anat. rec., v. XXXII, № 3, 1926; S t r a s-s e r H., Lelirbuch der Muskel- u. Gelenkmechanik, В. Ill—Die untere Extremitat, B., 1917; Strauss, The development of the human foot and its phylogenetic significance, N. Y., 1921; Scholl W., The human foot, anatomy, deformities and treatment, Chicago, 1920. См. также лит. к ст. Движения. Г. Иванов.

    name:
    send
ТАКЖЕ НА dao-med
594a018ea3c7822c8c95ba4d3f9619dd 79c688a72a245a293e1cbd415d22ccf5 d66ebaea2df0f7dbe9c84e5b53780510