Русскоязычный медицинский портал

 

ГРАФОЛОГИЯ


88   -

ГРАФОЛОГИЯ (от греч. grapho—пишу и logos—учение), научное изучение почерка у здоровых и б-ных. Г., или «хирограммато-мантия» (что в переводе с греч. означает «предсказание по рукописи») возникла как искусство определять характер и темперамент человека по его письму. Родоначальником Г. принято считать итальянского врача XVII в.,профессора Болонского университета Бальдо (Camillo Baldo), которому принадлежит сочинение «О способах узнавания образа жизни, характера и личных качеств человека по.его письму». Однако еще Аристотель высказал предположение, что внешний вид письма может соответствовать душевным качествам пишущего. Лейбниц, гениальный философ и математик, Гете, великий поэт и естествоиспытатель, признавали, что индивидуальность человека отражается в его письме. Гете, собравший обширную коллекцию автографов выдающихся современников, заинтересовал проблемой почерка поэта Лафатера (цюрихский аббат), к-рый расширил диагностическое значение почерка, утверждая, что почерк носит национальные особенности, как и физиономия, и что между речью, походкой и почерком существует параллелизм. С начала XVIII в. изучением письма заинтересовывается ряд представителей франц. духовенства (епископ Будине, кардинал Ренье, аббат Фландрен, иезуит Мартен); во второй половине XIX века впервые появляется название «графология», введение которого в литературу принадлежит аббату Мишону; его сочинение «Systdme de graphologies* содержит уже ряд методических указаний.

С появлением в 1883 г. труда нем. физиолога Швидланда «Die Graphologie, Geschielite, Theorie und Begriindung der Hand-schriftendeutung» начинается новый период Г., к-рый можно характеризовать как подведение анат.-физиол. фундамента под предположения ранних адептов Г. Достижения экспериментальной физиологии в учении о локализациях мозговых функций, подтвержденные и дополненные клин, наблюдениями, внесли значительную долю ясности в вопрос об анат.-физиол. субстрате элементов письма, выявив тесную связь его с центральной локализацией речи и установив специальный центр письма (нижний отдел второй лобной извилины—центр Экснера). Необходимо отметить, что в этом сложном вопросе не достигнуто еще полного единогласия между представителями главнейших научных школ, и в наст, время клин, и секционный материал разнообразных форм расстройства речи и письма центрального происхождения исследуется с особой тщательностью для проверки теорий, высказанных различными авторами (см. Афазия и Аграфия). Основные же анат.-физиол. положения как доказанные опытами не вызывают сомнений и могут быть использованы гра-фологами-объективистами:    письмо    можно

трактовать как письменную речь, т. е. как проекцию нашего сознания в форме условных выразительных (экспрессивных) движений. Акт письма слагается из двух компонентов: центрального—психического (деятельность ассоциационных центров речи и письма в мозговой коре) и периферического (процессы, возникающие в сенсорно-моторных центрах и их проводниковых связях с мышечным аппаратом пишущей конечности). Особенности обоих моментов оказывают влияние на письмо, отражаясь на его содержании и форме. Все, что образует наше сознание, наши ощущения, представления, способы их сочетания, скорость течения представлений и т. д., отражается в содержании

написанного и вместе с тем накладывает отпечаток на внешний вид его, придает типические особенности почерку, т.к. наша психика, проявляясь во-вне движением, передает ему свое состояние, повышая или понижая импульс к движению, ускоряя или замедляя темп его.

Изучение письма идет теперь в экспериментальном направлении, и границы собирания материала расширяются за пределы

зиономии, перед жестами, т. к. может быть фиксирован». В современной объективной психологии графологический метод приобрел существенное значение; его расценивают как один из методов, имеющих симптоматическую ценность. Клагес (Klages), один из наиболее авторитетных исследователей почерка, указывает, что графологический метод может с достаточной объективностью отражать и такие характерологические особенности, как преобладание волевых установок или их слабость,степень возбудимости человека, его уравновешенность и т. д. Все эти особенности могут отразиться как на начертании отдельных букв (правильный, равномерный или скачущий, неправильный, отрывистый почерк, сильные и слабые нажимы, острые или закругленные черты отдельных букв и т. п.), так и на ритме и темпе письма, на манере акцентировать и выделять при письме отдельные (напр, первые) буквы, пользоваться подчеркиванием, росчерками и т. п.

В психиатрии графологический метод находит применение как объективный способ изучения клин, картины страдания, облегчающий диференц. диагностику, иллюстрирующий колебания в течении болезни и позволяющий с большей уверенностью ставить прогноз (см. рис. 1 и 2). Клин, оценка письма душевнобольных проводится как со стороны его содержания, так и внешности. Принципы психологического и психиатрического анализа письма вводят графологический метод в сферу и суд.-мед. практики. Знание особенностей письма при различных состояниях эмоционально - волевой сферы (см. рисунок 3) и при болезненных уклонениях личности необходимо и для врача и для юриста, т. к. иногда рукопись является единственным материалом для судебного следствия (в случаях смерти свидетеля или

здоровой личности, захватывая область патологии. Исследования виднейших психологов, клиницистов и социологов (Ргеуег, Lombroso, Ribot, Gross, Kraepelin, Сикор-ский) утвердили научное значение Г., освободив ее от спекулятивных притязаний невежественных «предсказателей», и создали принципы для построения графологического метода изучения личности. «Я смотрю на

1—пишет Рибо,—как на доктрину, основанную на неоспоримом принципе, что наши движения передают самые интимные состояния характера, чувств и образа мыслей. Почерк имеет преимущество перед игрой фиобвиняемого) и так как очень часто на суде фигурируют подделки документов, подписей и пр. В клинике нервных б-ней графологический метод также приносит существенную пользу в виду того, что позволяет регистрировать различные формы двигательных расстройств (изменение тонуса, силы, расстройства координации, насильств. движения; см. рис. 4 и 5). В невропатологической практике этой же цели служит еще графический метод (см.) как наиболее чуткий в улавливании даже самых начальных стадиев двигательных расстройств. Необходимо отметить, что стремление упрочить за графологическим методом значение точного эксперимента побуждает графологов конструировать приборы, регистрирующие при письме отдельные компоненты его. Так» напр.

«весы Крепелина» позволяют регистрировать специально характер производимых при письме нажимов; с помощью этого прибора были установлены такие моменты, как влияние на почерк алкоголя, утомления, аффекта.—Дальнейшее развитие Г. зависит от накопления материала и оценки его по методу корреляции с различными свойствами личности, выявленными строго объективными методами. В наст, время графологический материал собирается по многим направлениям, из к-рых можно указать наиболее важные: влияние на почерк возраста, половые особенности почерка, национальные особенности почерка, Влияние одаренности, общей и специальной, на почерк, установление специфических влияний иа почерк со стороны эмоционально-волевой сферы при положительных и отрицательных эмоциональных реакциях, соотношение между почерком и телосложением и пр.

Лит.: Жислин С., Телосложение, моторика, почерк, Вопросы педологии и детской психоневрологии, выпуск 2, М., 1925; Образцов В., Письмо душевнобольных, Казань, 1904; Klages L., Hand-schrifl und Charakter, В., 1927; Goldbladt H., Graphologische Betrachtungen, Psychologie und Medi-zin, В. Ill, 1928; Downey J., Graphology and psychology of handwriting, Baltimore, 1919; Prey-e r W., Zur Psychologie des Schreibcns, Lpz., 1912; Sclineidemiihl G., Die Bcdeutung d. Hand-schriftbeurteilung ftir den Arzt, Deutsche medizinische Wochenschr., 1924, № 34—35. А. Сурков, А. Лурия.

    name:
    send
ТАКЖЕ НА dao-med
f72e2aa373650d944c38b1c8ca875576 0467ccb0286829346e4d1560ef2b3c04 21de8b841f2edeacafb65f278dfd5f07