Русскоязычный медицинский портал

 

ГОСПИТАЛ ИЗМ


127   -

ГОСПИТАЛ ИЗМ, термин, возникший в до-антисептическую эпоху для обозначения непонятного и таинственного для того времени влияния, к-рое оказывало на больных пребывание в госпиталях и леч. учреждениях. С введением в больничную практику антисептики и асептики и с исчезновением из больниц «госпитального антонова огня»,«повальной родильной горячки», выяснилась таинственная сущность больничного Г., сводившегося, как оказалось, гл. обр. к внутрибольничным инфекциям. Но на'детских учреждениях, особенно для детей раннего возраста, эта реформа в первое время почти не отразилась, и термин «Г.» остался в педиатрии для выражения всей суммы вредных влияний, к-рым подвергается ребенок в закрытых учреждениях как лечебных, так и предназначенных для призрения. Детская смертность в этих учреждениях еще на рубеже XIX и XX вв. была чрезвычайно велика. В отделении для грудных детей берлинской ун-тской клиники Гейбнера (Heubner) процент смертности за 1892—97 гг. колебался от 68 до 80, у Парро (Parrot) в Париже в 1890 г. умерло 80% всех грудных детей, у Зольтмана (Soltmann) в Лейпциге в 1905 г.— 52,6%. В Рязанском земском приюте в 1906 г. смертность была 77,8%; в Минском приюте для подкидышей—77,9%. В Московском воспитательном доме, по отчетам за 1907—10 гг., смертность колебалась от 30% до 40%. Цифры смертности Воспитательного дома не отражают однако действительного положения, т. к. процент этот искусственно понижался благодаря быстрой отдаче детей в деревню на воспитание. Положение одно время казалось настолько безнадежным, что Гейбнер в 1897 г. серьезно задавался вопросом, не лучше ли совсем закрыть учреждения для грудных детей как явно вредные, только увеличивающие детскую смертность.

Детальное изучение причин этого явления показало, что дети умирали гл. обр. от общих инфекционных заболеваний, от эпид. поносов и от различных расстройств питания, связанных преимущественно с искусственным вскармливанием; при этом ясно выявилось и вредное влияние скученности детей в учреждении. Результатом этого изучения явился ряд выставленных педиатрами (Heubner, Schlossmann, Hutinel) требований по предупреждению инфекций и улучшению способов вскармливания. Борьбу с инфекциями повели путем уменьшения скученности детей, введением изоляционных отделений и боксов, увеличением и лучшей подготовкой персонала, строгой индивидуализацией предметов ухода. Особенное внимание было обращено на достаточное количество света и воздуха и строжайшее соблюдение общей чистоты. Было выставлено также непременное требование естественного вскармливания (Schlossman, Czerny) и наличия в учреждениях для грудных детей достаточного количества кормилиц. Проведение всех этих реформ быстро снизило заболеваемость и смертность, особенно в новых, рационально организованных учреждениях; в 1911—12 гг. у Лангштейна (Langstein) в Берлинском приюте для грудных детей умерло 11% детей. Поданным Куклиной смертность в ленинградских, реорганизованных после революции учреждениях была: в домах грудного ребенка (домах младенца) в 1922 г.—16%, в 1923 г.—11%, в 1924 г.— 10,8%, в домах малюток (домах ребенка) соответственно 12%, 6,2% и 6,6%. В саратовском доме младенца (по отчету саратовского подотдела охраны мат. и млад.) в 1922 г.— 31%, в 1923 г.—9,5%, в 1924 г.—6,5%; в доме ребенка—28%, 4,4% и 7,2%. В московских учреждениях для детей от 1 до 3 лет смертность была: в 1925 году—4,63%, в 1926 г.—2,88% (Гребельская-Альбац).

Прогресс в области искусственного вскармливания еще более улучшил положение. В физиологических отделениях Московского гос. ин-та охр. мат. и млад. НКЗдр., при 4 кормилицах на 60 детей, в 1926 г. из 151 ребенка в возрасте до 1 года умерло 8 чел. (5,3%), в 1927 г. из 135 умерло 6 (4,4%). Влияние Г. таким образом значительно снизилось, но еще не исчезло. Почти прекратились повальные эпидемии поносов, значительно уменьшились заболевания корью, коклюшем, пиодермии, септические заражения, но грип и грипозные инфекции дыхательных путей до сих пор не изгнаны из этих учреждений; борьба с ними пока не дает успешных результатов гл. обр. потому, что источником инфекции б. ч. являются взрослые—ухаживающий персонал и посетители. По данным Мейера (Меуег) каждый ребенок, находящийся в учреждении больше месяца, имеет шанс перенести одну грипозную инфекцию. И в наст, время, при значительно уменьшившейся смертности, развитие детей в закрытых учреждениях, особенно детей первых 6 месяцев, заметно отстает от нормы. Они отстают в весе-и росте, отличаются бледностью кожи и слизистых оболочек, вялостью и слабостью мускулатуры и поздним прорезыванием зубов. Заметно отстает развитие их психомоторных функций: дети поздно начинают сидеть, стоять, ходить; долго держится непроизвольное мочеиспускание; особенно сильно запаздывает развитие речи; к концу 2-го года запас слов у них нередко ограничивается 1—2 десятками. У старших детей отсталость физ. развития сказывается не столько в отношении веса, сколько в отсталости роста* развития грудной клетки, поперечника плеч и мускульной силы; они бледны и вялы, отсутствует бодрое, жизнерадостное настроение. Они плохо переносят инфекции; смертность от кори, дифтерии и пневмонии среди, них значительно вышо, чем у прочих детей (Pfaundler).

Относительно причин этой отсталости детей, живущих в закрытых учреждениях, существуют два мнения. Одни (Мейер, Финкельштейн) придают главное-значение инфекции, особенно—частым гри-позным заболеваниям, нарушающим и замедляющим нормальное развитие детей. Но-другие (Пфаундлер) справедливо указывают на вторую важную причину—отсутствие индивидуального ухода в широком смысле. В учреждении, где на 10—15 детей приходится одна ухаживающая сестра, ребенок слишком много предоставлен самому себе. Почти весь день, за исключением времени кормления и уборки, он проводит в кроватке, его мало берут на руки, с ним не играют, не разговаривают, не развлекают. У детей слишком мало впечатлений и психических раздражителей. Это неизбежно влечет за собой замедление развития целого ряда органов и систем и препятствует своевременному образованию условных рефлексов и накапливанию опыта. Угнетающим образом действует на ребенка и монотонность окружающей обстановки—одни и те же фигуры в белых халатах, казенная и однообразная обстановка палаты. «Обстановка приюта,— пишет Пфаундлер,—подавляющим образом действует на психику ребенка, а через последнюю и на все процессы питания». Опыты Павлова, исследования Феера и Бирка. (Peer, Birk) выявили влияние нервной системы на процессы питания. Даже в одном и том же учреждении дети, находящиеся там с матерями, развиваются при прочих равных условиях лучше, чем остальные. По. данным Шастина, из воронежского дома ребенка, дети кормилиц в среднем прибывали в весе на 10,2 г в сутки; прочие дети, тоже получавшие женское молоко,—только на, 4,6 г; в первой группе б. или м. нормальна развивалось 25% детей, во второй—только 2%. Но и материнские дети в закрытых: учреждениях отстают в своем развитии от средней нормы. Фрейнд (Freund) на основании многочисленных наблюдений отмечает, что с выходом из учреждения, в условиях домашней, даже чужой (патронат) обстановки состояние детей, особенно детей с невропатической конституцией и эксудативным диатезом, быстро улучшалось во всех отношениях. На психике старших детей особенно сказывается недостаточное общение с внешним миром, что препятствует выработке инициативы и социальных навыков. В резко выраженных случаях это «дитя послушное, тупо смотрящее на все окружающее, пугающееся новых людей, не умеющее играть, неинициативное» (Дурново).—Не вполне изжит еще Г. и в больничных учреждениях, особенно в инфекционных детских отделениях, где на первый план выступают внутрибольничные инфекции (см.), значительно повышающие смертность в сравнении с вне-больничной смертностью от тех же заболеваний. Представляя собой т. о. сочетание вредного влияния: 1) инфекции, 2) недочетов вскармливания, 3) отсутствия индивидуального ухода и 4) ненормальных условий окружающей среды, госпитализм различно проявляется в отдельных учреждениях в зависимости от возрастного состава их населения и интенсивности и той или иной комбинации указанных факторов.

Лит.: Д у л и ц к и й С., Госпитализм и борьба с инфекциями (Охрана материнства и младенчества, под ред. С. Дулицного и О. Ногиной. М., 1926); Герасимович В., Госпитализм грудных детей (Труды

I. Всероссийского съезда детских врачей, СПБ, 1913); ПТ а с тик Н., Матерьялы к вопросу о госпитализме, "Журн. по иауч. раннего детск. возраста», т. Ill, №1,

1 925; Гребельска я-Ал ь б а ц С... Заболеваемость и смертность в домах младенца от 1 до 3 лет л гор. Москве за 1925—26 г., ibid., т. VI, № 2, 1927; Г у к е в и ч В., Госпитализм в Одесском доме грудного ребенка в свете бактериологического и серологического исследования крови и достижения в борьбе с ним (Сб. работ по охране мат. и млад., посвящ. •25-летию Одесской «Капли молока», Одесса, 1927); К у к л и н а. Развитие охраны'материнства и младенчества в Ленинграде аа годы революции, «Журн. но изуч. раннего детского возраста», т. IV, JV.- 5, 1926; ."VI е у е г L., Госпитализм детей грудного возраста, >1., 1914; Freund W., tlber den Hospitalismus der Sau-glinge, Erg, der inner. Med. u. Kinderheilkunde, В. VI, 1910 (лит.); Steinert E., Beitrage zur Frage des Iloppitalismus ii. der Rolle der individuellcn Pflege filr das Gedcihen irn Sauglingsaller, Zeitschr. f. Kinderhdi-kunde, В. XXVIII, 1921 (лит.).    P.    Луиц.

    name:
    send
ТАКЖЕ НА dao-med
f72e2aa373650d944c38b1c8ca875576 0467ccb0286829346e4d1560ef2b3c04 21de8b841f2edeacafb65f278dfd5f07