Русскоязычный медицинский портал

 

ГОМЕОПАТИЯ


144   -

ГОМЕОПАТИЯ (от греч. homoios—подобный и pathos—страдание, болезнь), своеобразная леч. система, возникшая на принципе лечения б-ней лекарствами, вызывающими в организме здорового человека явления, возможно более сходные с симптомами данной б-ни. Г. связана с именем врача Самуила Ганемана (см.), к-рому принадлежит введение терминов как Г'., так и «аллопатия», или «аллоопатия» (греч. alios или al-loios—другой, противоположный и pathos— ■страдание, болезнь) для характеристики леч. приемов господствующей (официальной, «школьной») медицины, стремящейся по мнению Ганемана для лечения болезней вызывать симптомы, противоположные симптомам б-ни (contraria contrariis). Формулировка нового «закона» терапии претерпела характерное изменение у самого Ганемана: сперва этот «закон» гласил: «подобное пусть лечится подобным» (similia simili-bus curentur), а в основном труде Ганемана «Organon» этот «закон» звучит уже более бесспорной аксиомой — «подобное излечивается подобным» (similia similibus curan-tur).—Следует различать три главных, основных положения, высказанные Ганема-ном и в общем признаваемые и современной Г. Первое и важнейшее—з акон подобия, предписывающий при терапии б-ней применение в малых дозах таких лекарств, к-рые вызывают у здорового человека явления, возможно более сходные с симптомами данной б-ни. Второе положение — необходимость испытания действия лекарственных веществ на здоровых людях, что дает возможность установить симптомы, или «патогенез» (по терминологии гомеопатов) данного лекарства и применить это последнее для лечения б-ных на основании закона подобия. Третье положение—лечение минимальными дозами («высокими потенциями») лекарственных веществ, т. к. более «массивные» дозы вредят организму. В основных чертах свои новые взгляды на терапию б-ней Ганеман высказал в одной из своих сравнительно ранних работ (1796).

В этом сочинении Ганеман делает обзор различных путей, к-рыми практическая медицина обыкновенно пользовалась для применения леч. средств при страданиях человеческого тела. «Первый и самый возвышенный путь состоит в уничтожении основных причин б-нп. Но всем помыслам и усилиям лучших практиков не удавалось открыть основные причины всех б-ней,—причины, к-рые по большей части останутся навеки скрытыми от человеческого ума». «Второй путь состоит в стремлении подавить имеющиеся симптомы лекарствами, вызывающими противоположное действие». По Ганеману, при острых о-нях, при к-рых всего чаще побеждает сама природа, будет верным и подходящим прибегнуть к таким «временным» средствам. Но если бы мы боролись этими средствами против хрон. б-ней и тех, к-рые только что переходят в хрон. состояние, то этот путь оказался бы вредным и гибельным и средства явились бы лишь «палиатив-ными» (примеры, приводимые Ганеманом: слабительные соли и алое при хрон. запорах, кровопускания— при хрон. воспалениях, опий—при хрон. болях). «Просвещенные, разумные и добросовестные врачи применяли,—говорит далее Ганеман,—при хрон. б-нях приемы, направленные вовсе не к подавлению симптомов, а напротив, к радикальп. излечению; одним словом,онипользовались специфическими средствами». По Ганеману, каждое действительное лекарство вызывает у человека своего рода б-нь, тем более специфическую, чем действительнее лекарство. За этим прямым, первичным действием .следует непрямое, последовательное, по симптомам противоположное; в это состояние- и надо стремиться привести больного.

Какой же путь избрал Ганеман р поисках за этими специфическими средствами? Помощь ботаники и химии он считал недостаточной, т. к. эти науки дают понятие лишь об общих свойствах веществ. Опыты на животных, по его мнению, слишком «грубый» метод исследования. К тому же животное не может выразить словами своих ощущений. Остается единственный путь—испытание лекарств на людях. Толчком к развитию взглядов Ганемана послужил его опыт на самом себе (1790).

Опыт Ганемана с хинной коркой на самом себе, оцениваемый и старыми и новыми гомеопатами как важнейший исходный пункт для развития всей гомеопатической доктрины, имеет следующую историю. Переводя в 1790 г. «Materia medica» Куллена (Cullen), Ганеман задумался над вопросом, чем следует объяснить известное медицине благотворное действие хинной корки на перемежающуюся лихорадку и чему нриписать часто наблюдающуюся кахексию таких б-ных, леченных хинной коркой. Страдая сам раньше перемежающейся лихорадкой и излечившись от нее хинной коркой, Ганеман решил в том же 1790 г. испытать действие большой дозы [в продолжение нескольких дней, два раза в день, по 4 квента (драхма)] хинной корки на себе как на здоровом человеке. После каждого приема наступал «пароксизм» и продолжался по 2—3 часа. Симптомами пароксизма хинной G-ни были: похолоданиепог,слабость, сердцебиение, дрожь, стук в голове, жажда, притупление чувств. Однако типичных для перемежающейся лихорадки симптомов—озноба, жара и пота—не отмечено.

Ближайшей задачей Ганемана явилось накопление возможно более подробных картин действия отдельных лекарств па здорового человека для установления «патогенеза» лекарств. Для проведения принципа со всей последовательностью, для доказательства «закона» similia similibus потребовалось применение больших, «массивных» доз лекарственных веществ как на здоровых людях с целью установления «патогенеза», так и на больных—с целью лечения. Т. о. Ганеман должен был считаться во всем объеме с «прямым» (см. выше) действием лекарств, с выраженным ухудшением болезненного состояния (примеры: опий при запоре, мышьяк при поносе). Очевидно проводить в таком виде принцип оказалось невозможным. Поэтому Ганеман сделал шаг в сторону уменьшения доз (1806). По этому пути он пошел неудержимо дальше. Естественно, что при этом объективные симптомы «лекарственной б-ни» все более должны были уступать место субъективным ощущениям, изменениям настроения, оттенкам этих настроений. Т. о. обогащалась гомеопатическая фармакология, росло число особых специальных признаков «патогенеза» лекарств. Переход к малым и минимальным дозам Ганеман обусловил развитием понятия о «динамизации», «потенцировании» лекарств. Под динамизацией он понимал проявление особых, скрытых леч. сил лекарственных веществ («потенцирование физиологическое»).

Идя по этому пути, Ганеман достиг 30-х разведений (он считал цептезимальной шкалой—см. ниже) и даже впоследетвии (к концу своей долголетней жизни) стал рекомендовать одно нюханье лекарства вместо приема внутрь.

Это учение Ганемана о «динамизации», «потенцировании» лекарств стоит в связи с его понятиями о б-ни вообще. С течением лет Ганеман все более отрывался от материальной, вещественной почвы понимания сущности б-ней, придавая всю силу, все значение отдельным симптомам б-ни. В нем выросло убеждение, что совокупность симптомов и есть болезнь.

В пылу ожесточеннейшей полемики с представителями «аллопатической» медицины он считал возможным объяснить находимые при вскрытиях изменения в органах как результат «порчи человеческого здоровья, вызываемой неправильным аллопатическим лечением». При этом, начав первоначально применять принцип «similia similibus» к хрон. б-ням, Ганеман постепенно распространил его на все болезни (кроме хирургических).

Заключительный этап эволюции взглядов Ганемана совпадает с введенным им в 4-е и 5-е издания своего «Organon’а» понятием о «жизненной силе», понятием очень туманным, противоречивым и идейно близким со взглядами его предшественников — основателей натурфилософских и мед. систем (Stahl’я—о «душе», Brown’а—о «возбуждаемости», Blumenbach’a—о «витализме»). Материальный организм, по мнению Ганемана, без жизненной силы неспособен к самосохранению. При наступлении б-ни первоначально поражается эта духовная жизненная сила динамическим влиянием болезненного деятеля. Назначая б-ному гомеопатическое лекарство,врач подвергает его влиянию другой динамической силы, превращающей естественную б-нь в искусственную, к-рая очень сходна с первой и несколько сильнее ее. Естественная б-нь перестает существовать. Интересно отметить, что Ганеман выдвигал в связи с только что изложенными теориями еще и такие требования, как—не назначать смеси лекарственных веществ, не назначать следующей дозы раньше окончания эффекта предыдущей, строгое соблюдение диеты, подробнейший анамнез б-ного и определение его конституции, детальная индивидуализация б-ни у данного б-ного («лечить больного, а не болезнь»). Но эти требования не относятся в сущности к тому учению Ганемана, к-рое легло в основу Г.

Почва для зарождения и распространения леч. доктрины Ганемана была благоприятна. В теоретической медицине господствовали туманные и противоречивые взгляды, в практической—проводились приемы энергичного вмешательства в болезненный процесс (частые кровопускания, большие дозы лекарств, фонтанели, «заволоки», сложнейшие рецепты и т. д.). Благодаря этой неустойчивости взглядов и неудовлетворенности леч. медициной как искусством, Ганеман приобрел немало единомышленников и последователей. Личная незаурядная одаренность Ганемана, его энтузиазм и вера в свои идеи способствовали этому. Однако для большинства современных Ганеману врачей доводы его для доказательства принципа «similia similibus» были во всяком случае недостаточны. Разгорелась ожесточеннейшая полемика, и создался резкий антагонизм между гомеопатами и «аллопатами». Из последователей Г. часть пошла по пути увлечения крайностями Ганемановской системы, другая часть не признавала действительности гомеопатических средств, применяемых в слишком высоких «потенциях». На съезде гомеопатов в 1836 г. большинством постановлено держаться более «низких» разведений (D6 редко переступается многими современными гомеопатами), признана общность отдельных болезненных форм на основе данных пат. анатомии, физ. и- хим. диагностики, признан опыт на животных как закономерный и важный метод исследования. Однако остался незыблемым основной принцип: б-ни излечиваются небольшими дозами таких лекарств, к-рые в больших дозах вызывают симптомокомплекс, аналогичный симптомокомплексу данной болезни.

Из данных, характеризующих положение Г. в наше время, можно указать: в Ленинграде с 1868 г. существует Об-во врачей гомеопатов. В лечебнице Об-ва в 1922 г. было свыше 12.000 посещений. В 1913 г. состоялся Первый всероссийский съезд последователей Г. В Америке уже к 1913 г. насчитывалось 13 специальных гомеопатических учреждений (типа мед. факультетов), леч. заведение в каждом крупном городе; врачи-гомеопаты насчитываются тысячами. Среди них существуют смешанные типы—эклектики, применяющие в целях лечения не всегда один лишь принцип «similia similibus». По сравнению с Америкой, в Англии и Зап. Европе Г. менее распространена; однако существует достаточно леч. заведений, аптек, фармацевтических заводов, обслуживающих Г. Уже более 20 лет существуют кафедры по Г.приун-тах в Мадриде, Лондоне, Париже; в самое последнее время подобная кафедра учреждена при Берлинском ун-те.

Оживление вопроса о Г. и о малых дозах на страницах мед. прессы произошло главным образом с 1925 г. и связано с крупными научными именами Бира (Bier) и его школы, физико-химика Траубе(ТгаиЬе) и др. Из русских работ материал для суждения о Г. и о малых дозах дают работы Кравкова, Скворцова, Гуревича, Шервинского, Граме-ницкого, Никитина и других. Во всех зтих работах можно найти различно оцениваемый авторами обширный материал—физикохимический, экспериментальный и клинический—по вопросам о действительности малых и даже минимальных количеств веществ; о неодинаковости и даже противоположности действия больших и малых доз; о зависимости силы действия веществ от степени их размельчения, т. е. от степени увеличения их поверхности; об отрицательной и положительной фазе действия лекарств; о случаях лечения б-ней по принципу «similia similibus»; о «биологическом законе» Арндт-Шульца.

Вее гомеопатические средства применяются per os. Многие из них или совсем не применяются в «аллопатической» медицине (напр. Sepia—каракатица, La-chesis—змеиный яд, Apis—пчелиный яд и др.) или почти не применяются, иапр. Tliuja, Arnica, Crocus и мн. др. «Высокие потенции», или деления лекарственных веществ, соответствуют меньшим дозам; «низкие»— ббльшим. По децимальной шкале каждое следующее деление в 10 раз отличается по концентрации от сосед-

1 1

него;так, D3 =концентрации^—б00’ D4= 10 000 И Т,Д'; по центезимальной шкале—разница в 100 раз. Где не стоит «D», там разумеется центезимальная шкала. Иногда «D» заменяется знаком х.

Напр. Aconit. 10=Aconit. D20 Aconit. 30=Aconit. D60.

Формы лекарственных веществ: жидкая—спиртовые настойки (tinctura, guttae); твердые—порошки (pulv.) или шарики (gramilae), основа к-рых—молочный сахар. И старыми и новыми гомеопатическими фармако-пеями предъявляются высокие требования к чистоте йинного спирта, молочпого сахара и посуды. Исходное, первое разведение (1-я потенция—«Urtinctur») получается прибавлением равной части спирта к равной части растительного сока, свеже выжатого; после фильтрования разводится спиртом до концентрации лекарства 1:10. Для получения D2 разводят (при энергичном взбалтывании) в 10 раз спиртом; для получения 2 центезим—в 100 раз и т. д. Для получения спиртовых тинктур из веществ нерастворимых предписывается энергичное и продолжительное растирание с молочным сахаром. Физ. свойства веществ при этом, по мнению гомеопатов, так изменяются, что вещества, даже особенно трудно растворимые, начиная с 1)5—D6, удается получить в виде тинктур. Кроме того, 1Ю мнению гомеопатов, при этих процедурах взбалтываний, встряхиваний и растираний и выступают особые, скрытые, как бы дремавшие силы лекарственных веществ. Эти процедуры, требовавшие прежде приложения напряженного физ. труда, в настоящее время широко и совершенно механизированы. Гомеопатические лекарства при хорошей укупорке могут сохраняться неопределенно долгое время. Как правило при хрон. б-нях употребительнее более «высокие» потенции, при острых—наоборот.

Делая общую критическую оценку гомео-патич. доктрины с точки зрения научной медицины, заключаем. 1. Противопоставлять Г. научной медицине нельзя, т. к. развитие последней основывалось и основывается на объективных методах исследования, на твердо установленных, доказуемых фактах и находится в теснейшей связи с успехами физ., хим. и биол. дисциплин во всех их отдельных отраслях. Г. же развивалась почти совсем оторванной от этой научной базы, пользовалась субъективным методом исследования и в руках ее творца Ганемана оказалась превращенной в замкнутую схоластическую доктрину, исходящую из туманных, часто противоречивых, трудно доказуемых умственных спекуляций. 2. Если рассматривать Г. лишь как практический леч. метод, то, как указывал и сам Ганеман (см. выше), принцип «similia similibus» не чужд был современной ему медицине и не является чуждым и нашей современной медицине (примеры: обострение хрон. воспалений хим. и физ. средствами, «провокация» очаговых и общих реакций при «терапии раздражения» и др.), но лишь как один из многих других методов лечения, а не как единственный. Поэтому термин «аллопатия» является по существу неправильным. 3. Принцип малых доз (не основной в современной гомеопатической доктрине) не чужд,особенно—современной, научной медицине (терап. optimum многих сильно действующих средств соответствует D4, D5 и даже D6 гомеопатической шкалы). Но в других случаях леч. репутация больших, «массивных» доз весьма многих лекарств стоит незыблемо. Экспериментальные и био-хим. данные, особенно— последних лет, доказывают возможность фи-зиологич..действия весьма малых количеств (resp. концентраций) веществ; однако нельзя ex principio понять; не теряя материальной почвы под ногами, какого бы то ни было действия веществ, взятых в потенциях выше D24, так как при этом разведении в 1 куб. см содержится для многих веществ меньше одной молекулы [эксперимент, доказательства (Кравков, Konig) действительности D30 и даже D32 научно шатки и не подтверждаются]. 4. Метод исследования лекарств на людях не отрицается наряду со многими другими методами и современной нам научной медициной (Kant и Krapf), но Ганемановская Г. признавала его единственным. 5. Из положений Ганемана, как они были сформулированы в первоначальном виде (см. выше) и когда еще не носили печати крайнего увлечения и даже сумбурности, ценны следующие: а) сам по себе принцип «similia similibus» применительно к лечению нек-рых форм хрон. заболеваний;

б) понятие о «специфических» средствах (всего ближе к нашим органоспецифическим или фармакологически специфическим);

в) указание на важность величины поверхности при действии лекарств; г) указание на «фазы» действия лекарств.

Лит.: В и р А., Каково должно быть наше отношение к гомеопатии, Берлин, 1925 (на нем. яз.—Munch, med. Wochenschr., 1925, № 18—19); Габрилович Н., Записка о гомеопатии, П., 1923; Гипа-ри Э., Гомеопатия и ее значение, Краснодар, 1927; Г р а м е н и ц к и н М., Наше отношение к гомеопатии, Л., 1927; Гуревич Г., Основные принципы гомеопатии в современном научном освещении, Л., 1927; Е р х у н С., Предупреждение легочных осложнений впрыскиваниями :>фира, «Нов. хир. архив», т. XVI, кн. 1, 1928; Кравков П., О пределах чувствительности живой протоплазмы, Л., 1924; Л о-з и н с к и й А., К истории некоторых важнейших медицинских систем XVIII и XIX веков, дисс., СПБ, 1905; Никитин А., К вопросу о сущности и профилактике послеоперационных пневмоний, «Нов. хир. архив»,т. XVI, кн. 1, 1928; Родзаевский Д., Гомеопатия как медико-философская система в ее прошлом и настоящем, Киев, 1891; Рудницки й Н., Гомеопатия и ее научное обоснование, Самара, 1928; Скворцов В., О пределах чувствительности живой протоплазмы, «Тер. архив», т. IV, № 1, 1926; Ш е р в и н с к и ii В., Малые доаы и гомеопатия, ibid.; Handovsky П., Das Arndt-Schulzsche biologlsche Grundgesetz, Munch, med. Wochenschiift, 1925, № 16; Kant Г. ii.irapl E., tj’bcr Selbst-versuche mit Haschiseli, Arch. f. experim. Pathologie u. Pharmakologie, B. CXXIX, 1928; Konig, t)ber die Wirkung extrem verdiinnter («homoopathisierter») Metallsalzlosungen auf Entwicklung u. Wachstum v. Kaulcruappen, Zeitschrift f. d. ges. experim. Medizin. B. LVI, 1927; Much H., Homoopathie, Lpz., 1926; Tran be J., Kolloidchemische Betrachtungen iiber Probleme d. Homoopathie, M. med. Woch., 1925, № 34.

Гомеопатические сочинен я.—Ф арингтон Е., Клиническая фармакология, Одесса, 1910; Френкель Л., Гомеопатическое лекарствоведение, СПБ, 1913; Ш перли н г А., Гомеопатическая фармакология, СПБ, 1896; 10 з Р., Руководство к лечению болезней по способу Ганемана, СПБ, 1900; его ж е, Руководство к фармакодинамике, СПБ, 1901; С hare tte Gr.. Matiere mMicale pratique, Paris, 1928; Dewey W-, Kalechismus der homoopathisehen The-rapie, Lpz., 1925; Hahnemann S., Versuche iiber ein neues Prinzip zur Auffindung der Heilkrafte der Arzneisubstanzen nebst einigen Blicken auf die bishe-rigen, Ilufeland Journal der praetischen Arzneikunde, В. XI, 1796; его же, Heilkunde der Erfahrung, ibid., В. XXII, 1805; его же, Was sind Gifte? was sind Arzneien? ibid., В. XXIV, 1806; его же, Fin-gerzeige auf den homoopatisehen Gebraueh der Arzneien In der blsherigen Praxis, ibid., В. XXVI, 1807; его же, Organon der rationellcn Heilkunde, Dresden, 1810 (5 Aufl., Dresden, 1 833; 7 Auf]., Kothen, 1881; pyc. изд.—М., 1835 и СПБ, 1885); его же, Chronische Krankbeiten, Dresden, 1828—30; Kent J., Lectures on homoeopathic materia medica, Philadelphia, 1923; его ж e, Repertory of the homoeopathic materia medica, Chicago, 1924; Stauffer K., Homootherapie, Regensburg, 1924; его же, Klinische homoopatische Arzneimittellehre, Regensburg, 1926.—Периодика,— «Вестник гомеопатической медицины), Харьков— Одесса—Хорол, 1900—1 4 (с перерывом 1904—08); «Врач-гомеопат», СПВ, 1890—1915: «Гомеопатический вестник», СПБ, 1883—189?; «Гомеопатическое обозрение», П., 1914—15; Allgemeine homoopathische Zei-tung, Lpz., с 1832; Annuaire hom6opathique, Paris, с 1862; Deutsche Zeitschrift f. Homoopathie, В., с 1882 (до 1922 под назв. Berl. homoopat. Zeitschrift); Hahne-mannian monthly, Philadelphia, с 18C5; Leipziger po-pulire Zeitschrift f. Homoopathie, Lpz., с 1869: North Amer. journ. of homoeopathy, N. Y., с 18 51; Revuefranc. d’homfeopathie, P., с 1888.    М.    Граиеницкий.

Гомеопатическая аптека, учреждение для изготовления лекарств по способу Ганемана. Деятельность ее нормировалась Врачебным уставом (прил. к ст. 25), согласно к-рому разрешалось учредить в Петербурге и Москве центральные гомеопатические аптеки для снабжения всех провинциальных гомеопатических аптек и всех врачей-гомеопатов. Врачам-гомеопатам разрешалось самим готовить и отпускать лекарства, а также выписывать гомеопатические лекарства из обыкновенных аптек.—Открытие и управление гомеопатич. аптек разрешалось только дипломированным фармацевтам. Гомео-патич. аптеки, в отличие от обыкновенных аптек, не имели права отпускать лекарства, изготовленные не по гомеопатич. фармакопее, отпускать лекарства по «ручной продаже» и пользоваться государственным гербом.

Декрет о национализации аптечного дела (1918) не коснулся гомеопатических аптек, и они остались в частном ведении, очевидно потому, что государство не могло взять в свое ведение учреждений, к к-рым оно относилось принципиально отрицательно. На поставленный Фармацевтическим отделом вопрос о ликвидации гомеопатич. аптек Ученый мед. совет дал следующее заключение: «Гомеопатические аптеки не должны иметь места во врачебно-сан. строе страны, а потому не подлежат национализации, и государственные учреждения не имеют основания поддерживать их или так или иначе субсидировать. Однако, не разделяя учения гомеопатов, Ученый медицинский совет не берет на себя права запрещать хотя бы не разделяемого им течения мысли, почему и не считает возможным высказаться за закрытие гомеопатических аптек». На этом основании был издан НКЗдравом циркуляр (1/II—1920 г., № 24), в к-ром предлагается: «Впредь прекратить снабжение гомеопатических аптек медикаментами, спиртом и др. предметами, а также назначение квалифицированных аптечных работников в указанные аптеки. Помещение же и оборудование этих аптек может быть использовано здравотделами по мере необходимости». Циркуляром № 24 от 16/IX—1919 г. гомеопатич. аптекам было воспрещено производить отпуск обыкновенных фармацевтических средств по ручной продаже.—В наст, время в СССР функционирует 9 частных гомеопатич. аптек. После ликвидации гомеопатич. аптек на Украине Укр. НКЗдр. открыл одну госуд. гомеопатич. аптеку в Харькове. Гомеопатич. аптеки обслуживаются фармацевтич. персоналом, как и прочие аптеки.

По принципам гомеопатии каждое лекарство может состоять только из одного действующего начала. Лекарственных форм три: «тинктуры» (эссенции), «тритурации» и «разбавления». За последнее время вошли в употребление также таблетки из тритураций. Единообразного способа изготовления лекарств нет. В одной Германии имеется до десяти гомеопатич. фармакопей.—Тинктуры готовятся из свежих растений и затем разбавляются до требуемой крепости. Тритурации готовятся смешением лекарственного вещества с молочным сахаром, при чем растирание должно продолжаться приблизительно 1 час на 10 г порошка. По нек-рым фармакопеям растирание должно продолжаться до тех пор, пока все частицы вещества под микроскопом не покажут диаметра в 0,001 мм (1 ft). Разбавления, называемые также «степенями» или «потенциями», готовятся 1:10 (децимальные) или 1:100 (центе-зимальные). «Первые потенции» разбавлением спиртом или молочным сахаром превращаются во «вторые потенции», вторые в третьи и т. д. Belladonna °4 означает разведение тинктуры из белладонны 1:10.000; Bismut °°2 означает разбавление азотнокислого висмута с молочным сахаром 1:10.000. Очень распространен отпуск лекарств в виде грануль, которые готовятся из сахара и смачиваются лекарственным веществом соответствующего разведения. За границей для изготовления гомеопатических лекарств существуют особые заводы.

Г. аптека должна иметь следующие помещения: комната отпуска лекарств, лаборатория, моечная, дробильная и материальные комнаты (одна общая и одна для пахучих и вообще летучих веществ). Мебель и ящики должны быть из дерева, не обладающего собственным запахом, и сухого. Все вместилища должны быть непрозрачны, а стеклянная посуда должна храниться в закрытом шкафу. Все ступки, банки, сита, котелки для пропитывания и тарелки употребляются только для одного рода средств. Стеклянные сосуды для жидкостей должны быть неще-лочного стекла. Отпуск средств должен производиться исключительно в стекле. Лекарственные формы не гомеопатические (мази, свечки, пудры и т. п.) из гомеопатических материалов и средств должны готовиться по общим фармацевтическим правилам.

Лит.: Обергард И., Технология лекарственных форм, стр. 328—334, М.—Л., 1928; Ф р е й б е р г Н., Врачебно-санитарное законодательство в России, СПБ, 1913; его же, Сборник законов и распоряжений правительства РСФСР по врачебно-санитарному делу, М., 1925; Hagers Hndb. der pbarmazeutischen Praxis, В. II, p. 1022—1031, В., 1927.

Гомеопатическая фармакопея.—Р 1 a n lc е n P., Pharmacopeia homoeopathica polyglotta, СПБ, 1899 (на рус. яз.); S с h w a b e W., Homoopathisches Arz-neibuch, Lpz., 1924.    И.    Левинштсйн.

    name:
    send
ТАКЖЕ НА dao-med
f72e2aa373650d944c38b1c8ca875576 0467ccb0286829346e4d1560ef2b3c04 21de8b841f2edeacafb65f278dfd5f07