Русскоязычный медицинский портал

 

ГОЛОД


146   -

ГОЛОД, термин, употребляющийся как для обозначения ощущения, сопровождающего определенное физиологическое состояние организма (см. Голодание), так и в разрезе социальном для обозначения массового явления, выражающегося в длительной недостаточности удовлетворения пищевой потребности больших групп населения. В своей наиболее ярко выраженной форме явление это—спутник разного рода народнохозяйственных потрясений, обусловливающих резкое уменьшение количества поступающих в общее распределение основных, обычных для данной местности продовольственных продуктов массового потребления,чаще всего зерновых хлебных продуктов, а в связи с этим и фуражных продуктов для питания домашнего скота (неурожаи, войны и др. стихийные бедствия, напр, землетрясения, наводнения, сильные дожди, снежные бураны, уничтожающие табуны скота, и т. п.). Однако этот признак не является единственным и безусловным для определения понятия Г. как био-социального явления, и остается совершенно неуловимой та грань, которая позволила бы определить момент наступления Г. как социального бедствия. С одной стороны и при наиболее выраженной силе стихийного бедствия не все слои населения в охваченном им районе фактически голодают; с другой стороны—при капиталистическом хозяйстве и присущем ему классовом расслоении общества всюду, всегда и неизбежно имеются такие категории населения, к-рые свою пищевую потребность не имеют возможности удовлетворять в надлежащей мере и реагируют на это повышенной заболеваемостью и смертностью. Этому обстоятельству соответствует тот факт,что выраженность соц.-пат. явлений, отражающих колебания в условиях питания населения, испытывает изменения независимо от наличия в данном месте общепризнанного стихийного бедствия. Работами русских статистиков доказано, что колебание хлебных цен в губерниях потребляющих, в зависимости от неурожая в производящих районах, сопровождалось (до войны) колебаниями в уровне рождаемости, смертности и заболеваемости населения. В местах же, пораженных бедствием неурожая, само собой понятно, соц.-пат. показатели бывают особенно высокими: здесь всегда наблюдается повышенная заболеваемость, особенно формами остро-инфекционными («голодные ти-фы») и некоторыми специфическими (напр, цынга, отечная болезнь), повышение заболеваемости tbc, повышение смертности, что в связи с одновременным снижением рождаемости сплошь и рядом ведет к убыли общей численности населения. Все эти моменты однако охватывают в пораженном районе не всю толщу населения равномерно, а в определенной и строго последовательной зависимости от экономической мощности отдельных слоев.

Количественное и качественное выражение (сила и характер) названных соц.-пат. явлений в общем итоге определяется уровнем экономич. и культурного развития страны, фазой ее хозяйственного развития и рядом других привходящих условий; обычно среди них весьма трудно бывает отметить какой-либо главный или, лучше сказать, ближайший фактор, определяющий момент резкого сдвига (возникновение бедствия).— Факторы эти могут быть совершенно различны для разных мест и времен. Так, для страны сельскохозяйственной, с низкой степенью экономич. культуры, доминирующее значение имеет метеорологический фактор; при высоком экономическом развитии значение его нивелируется наличием у населения запасов и накоплений. Для страны чисто индустриальной большое значение имеют международные осложнения, прекращение подвоза продуктов, внутренний экономич. кризис промышленности или сумма факторов, определяющих момента обострения классовой борьбы (голод английских горняков в 1926 г.). В силу изложенных сообра-жений история массовых голодовок в СССР и на Западе представляет весьма разнообразную картину видоизменяющихся событий, не поддающихся какому-либо обобщенному определению ни по времени, ни по территории, хотя голодовки как стихийное бедствие сопровождают человечество во всех частях света в древние времена, средние века и в период новейшей истории.В Зап.Европе летописи отмечают массовое голодание населения в течение ряда лет почти по всем странам Европы, при чем эти массовые голодовки наблюдались циклически, периодически. Нек-рые голодовки в связи с неурожаями и войнами приводили к гибели и вымиранию широких масс населения. В XIX в. голод как стихийное бедствие в Зап. Европе наблюдается уже как редкое явление: он изживается благодаря успехам науки, техники, рационализации сельского хозяйства, успехам международного транспорта, торговли и пр. Все это однако ни в какой мере не ослабляет значения стихийных голодовок в эксплоатируемых Зап. Европой колониальных странах, где от времени до времени голодная смерть является фактором, укрепляющим могущество метрополии.

Россия в своем историческом прошлом известна как страна голодовок. Начиная со времен Ярослава (начало XI в.), летописи свидетельствуют о голодных годах, и видимо об особо тяжелых годах, а не о «недородах»,—в течение XI—XVII вв.; во времена Бориса Годунова в 1601—03 гг. Россия пережила особенно жестокий голод с явлениями людоедства, в XVIII в.—34 голодных года, в XIX в.—около 40 голодных лет. Если в средние века в Зап. Европе Г. отмечался периодически, в среднем каждые 10 лет,а в России каждые 13 лет, то в XIX в.— в Европе Г. встречается как единичное явление, а в России—каждые 7—10 лет. В допетровскую эпоху правящее боярство основную причину голодовок приписывало стихии, «гневу и воле божьей». Для царского правительства выгодно было в основном поддерживать эту версию, вопреки тому, что и революционные партии и либеральная и радикальная интеллигенция заявляли в печати, во всевозможных комиссиях, анализировавших русские голодовки, на съездах земских, врачебных (Пироговских), Вольно-экономического об-ва и т. д., что одни только неурожаи никоим образом не могут объяснять бедствий русских голодовок и всех их соц.-пат. последствий, зависящих от причин общеполитического порядка, обусловливающих низкий уровень общей экономич. культуры населения. Да и самая степень неурожаев, resp. низкая степень урожайности зависели от общеполитических и экономич. причин. Специфической особенностью наших голодовок прошлого времени нужно считать то, что последствия и ужасы Г. от неурожаев, зависящих от недостаточного количества атмосферных осадков, несли на себе как раз массы беднейшего крестьянства хлебородных губерний, к-рые обычно являлись поставщиками продуктов на всю страну и для экспорта на Запад. По образному выражению проф. Л. А. Тарасевича (на одном из Пироговских съездов) наше крестьянство находилось в состоянии постоянной «народной болезни»—недоедания (хроп. неполное •голодание), при чем достаточно было небольшого ухудшения для того, чтобы начались все ужасы Г., подобно тому как человеку, стоящему по горло в воде, достаточно небольшого поднятия ее уровня, чтобы начать захлебываться.

Из голодовок XIX в. в России надо отметить 1891—92 гг.; из голодовок XX в.— 1906—07 гг., и как синтетический результат исторически сложившейся экономики, усугубленной империалистской, гражданской войнами и блокадой революционной России, явился Г. 1921—22 гг., охвативший 35 губерний с населением около 90 млн., из к-рых голодало до 40 млн. человек, т. е. в среднем почти 45% (по Украине 50%, в нек-рых губ. голодало 80% и более). Число погибших от голода и его последствий за 1921—23 гг. нужно принять приблизительно за 5 млн. человек. По большинству голодающих губерний смертность населения превышала рождаемость. С особой тяжестью голод обрушивался на детское население, и кроме того, что огромная масса детей вымирала от голода, оставшиеся в живых носили на себе печать голодания в виде ослабленности физ. состояния и развития (задержка роста, в основе которой лежат деструктивные изменения костей и хрящевых эпифизов, резкое нарушение деятельности эндокринной системы, в частности желез половой системы). «Голодная» заболеваемость 1921—23 гг. была колоссальна. Заболеваемость сыпным тифом (голодным) достигала небывалых размеров; но все же основными формами «голодной» заболеваемости этого периода являются расстройства общего обмена («отечная болезнь»—Oedernkrankheit). Перед этими заболеваниями цынга отступала на второе место. Некоторые данные (из обширного обследования ЦСУ), указывающие на колоссальное повышение смертности в голодающих губерниях, приведены в нижеследующей таблице.

Число смертей на 100 душ

Название местностей

обследованных семей в год

1919—20г.

1920—21г.

1921—22г.

Ульяновская губ. . .

2,5

2,2

4,0

Чувашская обл. . . .

1,7

3,3

4,6

Екатериноспавскаяг.

1,6

2,6

6,7

Воронежская губ. .

2,8

3,6

6,9

Ставропольская губ.

3,3

2,3

7,6

Саратовская губ. . .

1,9

4,1

7,9

Оренбургская губ. .

3,1

8,3

Донская обл.....

4,3

2,6

8,4

Свердловская губ. .

2,4

4,7

9,4

Крым........

1,9

8,9

10,4

Татреспублика . . .

2,4

4,1

12,3

Башкирия......

2.8

2,4

12,4

Самарская губ. . . .

2,8

4,0

13,9

В нек-рых губерниях в голодный 1921/22 г. смертность в пять и более раз выше, чем в 1919/20 хозяйственный год. Правда, здесь для более ранних годов несомненно имеется некоторый недоучет благодаря запа-мятованию смертей в эти годы. Тем не менее дажз при условии существенной поправки на недоучет, исходя из коефици-ентов смертности довоенного времени, все же придется признать, что величина смертности в некоторых губерниях повышается в 3—4 раза.

Это же обследование показывает, что повышение смертности в таких огромных размерах наблюдается для экономически слабой части населения. Вот например цифры Воронежской губернии (1921—22).

Группы хозяйств

Число смертей на 100 душ в год

Многопосевные.........

2,3

Среднепосевные.........

7,7

Ма^опосевные.........

11,0

Беспосевные..........

23,2

Смертность у беспосевных в 10 раз больше, чем у многопосевных. Г. 1921—22 гг. вызвал небывалое «голодное беженство» в связи с бегством от голодной смерти, в поисках работы и хлеба. Это беженство опустошило до 10—20% дворов и хозяйств. Громадные контингенты осиротевших детей создали целую проблему «беспризорного детства» (см. Беспризорность), разрешение к-рой потребует громадных усилий со стороны государства еще и в предстоящие годы, равно как и необходимость ликвидировать последствия физ. ослабленности массы голодавших детей.

Научному изучению голода как соц.-биол. явления к сожалению до сих пор посвящено мало внимания. О научных исследованиях Г. до XIX в. не могло быть речи. Слабо разработана даже история западноевропейских голодовок, из к-рой можно было бы почерпнуть достаточные материалы по «эпидемиологии голода» во времени и пространстве. Только Вирхов (Virchow) в 1848 году впервые устанавливает правильный соц.-биол. подход при изучении «голодного тифа». Во 2-й половине XIX в. экспериментальная гигиена (школы Фойта и Рубнера) приступает к изучению феномена «голодания» и разрешает целый ряд основных вопросов нормального питания индивидуума и коллектива при различных условиях. Но эти научные исследования не охватывают проблемы массового, народного голодания как соц.-биол. бедствия, ни «эпидемиологии голода», ни биол. сущности его, ни соц. патологии Г. Лишь в публицистике и изящной литературе имеются страницы сильного и глубокого анализа индивидуальных и групповых переживаний, связанных с Г. В дореволюционной России политические условия не давали возможности свободно и широко ставить научно-исследоват. работу о сущности рус. голодовок с точки зрения соц.-биологической; тем не менее земская экономич. статистика накопила богатый материал к характеристике русских неурожаев, их причин, их закономерной динамики. Эта статистика и эти исследования прямо или косвенно вскрывали политико-экономич. корни русских неурожаев и голодовок, вскрывали постоянный, хрон. «голодный бюджет» русского крестьянства и установили закономерную периодичность наших неурожаев и голодовок, взаимозависимость неурожаев, смертности и заболеваемости, эпидемячно-сти. Капитальные работы д-ра Архангельского за период 1844—63 гг., Покровского за 1870—96 гг. устанавливали эту закономерность, этот «железный закон» по всей России; работы д-ров Шингарева, Куркина и др. подкрепляли эту закономерность рядом монографических работ по отдельным районам. Ряд социологов, экономистов и публицистов углублял эти статистико-экономические работы анализом соц.-политической, классовой сущности явлений русских периодич.неурожаев и голодовок.Работы Плеханова («Всероссийское разорение», 1892) и ряд блестящих .публицистических статей Ленина в легальной и нелегальной литературе посвящены этой теме. С точки зрения медицинской и социально-биологи-ческой по вопросу о голоде в России накоплен значительный материал, гл. обр. в итоге исторического Г. 1921—23 гг. Этот материал выясняет «эпидемиологию голода», закономерности его распространения в пространстве и во времени, среди различных социальных групп и классов населения, а также его распространение среди народностей и нацменьшинств. Накоплен богатый материал о характере и распространении «голодных» эпидемий и заболеваний—материал эпидемиологический и клинический, накоплен богатый секционный материал по Г. (работы Штефко и др.), материал о влиянии Г. на физ. конституцию (работы Ивановского и др.), на нервно-психическую конституцию человека, на дегенерацию. Собран новый богатый и ценный материал о людоедстве при голоде.

Чрезвычайная многогранность и сложность проблемы Г. как био-соц. явления, захватывающего буквально все стороны жизни индивидуума и коллектива, не позволяет остановиться на сколько-нибудь исчерпывающем обзоре и анализе этих материалов. Здесь можно попытаться лишь в самых сжатых чертах наметить некоторые основные и бесспорные выводы из проделанных многочисленных и многосторонних работ и свести их к следующим общим положениям:

1. Недостаточное или неудовлетворительное питание больших по численности групп населения является существенным фактором его заболеваемости, ослабления физ. развития, смертности и рождаемости, притом фактором, действующим избирательно на экономически наиболее слабо обеспеченные слои населения. 2. Значимость этого фактора для каждого отрезка времени и места подчиняется колебаниям, в зависимости от колебаний уровня экономич. и культурного состояния населения в целом и его отдельных слоев.

3. Резкие обострения наступают в периоды экономич. потрясений, вызываемых теми или иными событиями народной жизни, но и при этом сохраняется закон избирательного действия—по степени экономич. устойчивости групп. Эти явления получили название голодовок. 4. В России недалекого прошлого (так же как в наст, время в колониальных владениях Запада) такого рода обострения, непосредственно вызывавшиеся чаще всего метеорологич. фактором, глубокие корни свои имели в историческом прошлом. 5. При господстве естественно - метеорологических факторов, при поражении больших пространств неурожаями, Г. всей своей экономич. и биол. тяжестью всегда обрушивался не только на беднейшие, малоимущие классы населения, но и, при равных прочих условиях, на отсталые в экономич. и культурном отношении народности, а в связи с этим прежде всего — на сельскохозяйственные группы нацменьшинств (татарско-башкирское и др. население). 6. Неурожаи и голодовки, в корне нарушая экономику страны и экономическое равновесие населения, в первую очередь гибельно отражались на биологии населения, давая высокую «голодную» смертность, специфическую заболеваемость («голодная отечная болезнь», цынга, «куриная слепота», дискразии, болезни обмена веществ и пр.), «голодную» эпид. заболеваемость (по преимуществу сыпной тиф), резкие изменения и понижения физического развития детей и взрослых, резкие явления физ. и моральной дегенерации. 7. Характер «эпидемиологии голода» еще далеко не изучен и особенно по линии взаимозависимости неурожаев с появлением и развитием тех или других «голодных эпидемий» (одни голодные годы в одних местах сопровождаются по преимуществу цингой, другие—тифозными эпидемиями). 8. Почти нетронутой главой в смысле изучения остается также психо-физиология голода.

Борьба сголодом вРоссиидореволюции носила чисто паллиативный характер и выражалась по преимуществу в системе выдач зерновых ссуд—семенных и продовольственных, «голодных» ссуд (около 30 фунтов на едока). Категории едоков в свою очередь были крайне ограничены и не включали больших групп истинно голодающих людей. Заготовки зерновых ссуд осуществлялись или самим правительством (обычно подрядным способом) или через земства. Правительственная система ссуд была хищнически - эксплоататорская, поскольку она осуществлялась подрядным способом; такой характерной и позорной операцией была знаменитая «Гурко-Лидвалевская» заготовка в голодную кампанию 1906—07 гг., когда, в связи с хлебными заготовками, и огромных хищениях и взяточничестве оказались замешаны члены правительства, наживавшиеся на народных бедствиях. Вся система правительственной помощи одновременно сопровождалась системой опеки, надзора, борьбы и преследования земств и общественных организаций, так как в глазах правительства живой тенью Г. являлась революционная крамола (а земство и особенно общественные организации в глазах правительства таили в себе эту крамолу). Из общественных организаций, принимавших участие в борьбе с Г., наиболее крупными были—Красный Крест, Пироговское, Вольноэкономическое и Московское сельскохозяйственное об-ва и ряд общественных комитетов помощи голодающим на местах. Красный крест являлся лишь вспомогательной организацией правительства. Другие общественные организации выявляли энергию революционной и радикальной интелигенции,

но в кругу своей филантропической деятельности, по своей классовой сущности, при ограниченных правах и возможностях, при скудных материальных средствах, собранных общественными и частными пожертвованиями, при постоянном преследовании правительства,—лишены были возможности облегчить коренные нужды голодающего населения. Естественно, что после Октябрьской революции мероприятия по борьбе с Г. приобрели совершенно иные направление, объем и характер.

Г. 1921—22 гг. постиг советские республики по окончании империалистской и гражданской войн в окружении жестокой, железной блокады. Страна была потрясена во всех своих народнохозяйственных устоях; она только подходила к своему революционному возрождению, обессиленная до крайности в своих материальных ресурсах, и ей пришлось преодолевать последствия Г. с неимоверными трудностями и напряжением всех сил, с мобилизацией всего государственного аппарата, всей общественности под руководством специально созданного полномочного органа—Центрального комитета помощи голодающим (Ц. К. Помгола). Важнейшая работа выпала на народные комиссариаты по продовольствию и на Нарком-здрав. К сожалению еще до сих пор не сделана сводка мероприятий, проделанных советской властью за период голода 1921— 1922 гг. Эта сводка дала бы грандиозную картину, с одной стороны, небывалых нужд голодающего населения, необычайных трудностей их удовлетворения, а с другой стороны—небывалой революционной энергии, напряжения и воли революционного народа победить Г. Государство оказывало широкую помощь снабжением населения зерном и посевными материалами, организацией столовых, общественных, лесозаготовительных и пр. работ, организацией переселения и т. д. По линии медицинской помощи Народный комиссариат здравоохранения развил напряженную деятельность: в голодных районах и губерниях была расширена и укреплена леч. и профилактическая организация; в этих голодных районах работали 999 врачебных участков, 1.485 фельдшерских пунктов, 1.305 б-цс 64.091 кроватью; ежедневно отпускалось в этих больницах 92.060 пайков; кроме того функционировало 611 детских б-ц, в которых пользовалось

36.438 детей; при НКЗдр. функционировала постоянная Комиссия Помгола, к-рая проделала ряд больших обследовательских экспедиций. Все эти данные относятся к периоду только 1921—22 гг. (с начала голодной кампании до 1 августа 1922 г.), и этим перечень мероприятий далеко не исчерпывается, при чем он не охватывает мероприятий 192&— 1923 гг. и деятельности «Комиссий по борьбе с последствиями голода», Красной армии, детей — как добровольным материальным участием, так и приложением своих живых сил. При переживавшихся трудностях немаловажное значение приобрела помощь заграничных общественных сил и организаций—прежде всего американских, комиссии Нансена, международной швейцарской, организации детской помощи и др.

По характеру своему, содержанию и направлению мероприятия по борьбе с голодовками могут быть сгруппированы в следующие категории. 1. Устранение или ослабление самого факта недоедания масс (доставка продуктов и организация распределения, что при классовом строении общества представляет трудности в отношении диференцирования нуждающихся). Сюда же относится организация общественных работ и эвакуации населения, уменьшающие контингенты нуждающихся в непосредственной продовольственной помощи.

2. Устранение последствий Г. (мед.-сап. противоэпидемическая и леч, помощь, эконом, помощь по восстановлению разрушенных хозяйств, ликвидация детской беспризорности и т. д.). 3. Устранение самых причин и поводов, вызывающих массовые голодовки (система предупредительных мероприятий).— Эта последняя, наиболее важная и существенная категория мероприятий, лежит прежде всего в плоскости общей эконом, политики страны, направленной на целесообразное изменение характера производства и распределение пищевых ресурсов страны (рационализация сельского хозяйства, земельная политика, индустриализация, коллективизация, агрономическая помощь, поднятие культурного уровня населения, широкая, в государственном масштабе поставленная система изучения и использования производительных сил страны и т. д.). Лишь наряду со всем этим приобретает большое значение система предупредительных мер более специфического характера, направленных на изменение местных условий и' особенностей, как напр, распространение засухоустойчивых видов растений, изменение приемов обработки земли, применение системы орошения и т. п. По отношению к голодным катастрофам индустриальных центров система предупредительных мероприятий лежит в плоскости продовольственной политики, сводящейся также к задачам производства, транспорта, хранения, обработки и распределения пищевых ресурсов (см. Питание). Примененная у нас во время военного коммунизма система классового пайка в полной мере отвечала задачам обеспечения групп населения, наиболее нуждавшихся и являвшихся в то же время наиболее активными элементами строительства и борьбы за социализм.

Органам здравоохранения в общем комплексе мероприятий принадлежит роль осуществления профилактической и корреги-рующей деятельности в целях: а) борьбы с болезнями, явлениями понижения жизненной сопротивляемости, ухудшения физического состояния населения (усиление врачебно-санитарной помощи,мобилизация медперсонала, эвакуация б-ных и т. д.); б) заботы о детях (врачебно-питательные пункты, снабжение диетическими средствами питания, одеждой, эвакуация голодающих и беспризорных, организация соответствующих вспомогательных педологических и леч. учреждений); в) изучения вопросов питания вообще и суррогатов питания в частности;

г) санитарного просвещения в области личной и общественной гигиены питания и т. д.

Лит.: Архангельский Г., Влияние неурожаев на браки, рождаемость и смертность в Европейской России, «Сборник сочинений по судебной медицине, психиатрии, медицинской полиции, обществ, гиг. и т. д.», т. I, 1872; Бардах М., Итоги голодания Германии и Австрии, Одесса, 1922 (лит.); Влияние неурожаев на народное хозяйство России, под ред.

В. Романо, М., 1927; ГранМ., Общественная помощь голодающим, Самара, 1908; Дживелегов А., Голодовки в средние века, М., 1906; Д и а т р о п-т о в П., О голодании населения и его инфекционной заболеваемости, Одесса, 1901; Добрейцер И.,

К вопросу о влиянии неурожая на распространение некоторых инфекционных заболеваний, «Обществ, нрач», 1913, № 4; Ермолов А., Неурожай и народное бедствие, СПБ, 1892; Итоги борьбы с голодом Д. К. Помгола, М., 1922 (лит.); Книга о голоде, Самара, 1922; Князьков, Голод в древней Руси, СПБ, 1898; Ленин Н., Борьба с голодающими, «Искра», 1901, № 9 (Собр. соч., т. IV, М., 1924); его же, Каторжные правила и каторжный приговор, «Искра», 1901 ,№ 10 (Собр. соч., т. IV, М., 1924); его ж е, Голод и черная дума, «Раб. газ.», 22 дек. 1911, № 7 (Собр. соч., т. XII, ч. 1, М., 1924); его ж е, Голод, «Раб. газ.», 17 марта 1912 (Собр. соч., т. XII, ч, 1, М., 1924); Л у р и я Р., Отечная болезнь, Казань, 1922; О голоде, сборник под ред. К. Георгиевского, посвящ. памяти В. Короленко, Харьков, 1922; Плеханов В., О задачах социалистов в борьбе с голодом в России, Женева, 1892 (Сочинения, т. III, М., 1924); его ж е, Всероссийское разорение, СПБ, 1906 (также—Сочинения, т. III, М., 1924;) Покровский В., Влияние колебания урожая и хлебных цен на естественное движение населения (Влияние урожаев и хлебных цен на некоторые стороны русского народного хозяйства, под ред. А. Чупрова и А. Посникова, СПБ, 1897); Романович-Слова-тински й А., Голода в России и мероприятия правительства против них, «Киеве», ун-тетские изв.», 1892, № 1 (лит.); Скворцов А., Экономические причины голодовок в России, СПБ, 1894; С у х о-ц л ю е в И., Неурожаи и массовые заболевания голодающего населения, «Рус. мысль», 1906, № 10; Т а-р а с е в и ч Л., О голодании, Киев, 1907; Франк Д., Людоедство, Екатеринослав, 1926; Шинга-рев А., Село Новоживотинное и дер. Маховатка Воронежской губ. в сатштарном отношении, Саратов, 1901; Ш о с т а к Я., Материалы но изучению санитарного состояния Симбирской (Ульяновской) губ. в связи с экономическим состоянием, войной и голодом, Ульяновск, 1925; его ж е, Урожай и эпидемии в Ульяновской губ. за 1890—1927 гг., Ульяновск, 1928; III т е ф к о В., Влияние голодания на подрастающее поколение России, Симферополь, 1923; Эрисман Ф., Питание голодающих, «Рус. мысль», 1892, № 4; Curschm a-n n, Ilungersnote im Mittelalter, Lpz., 1900; D u t t, Famines and land-assessmenls in India, L., 1900; Milhlens P., Die russische Hunger- u. Seuohenkatastrophe in den Jahren 1921—22, Zeitschr. f. Hyg., B. XCIX, 1923. Громадная литература о голоде рассеяна по периодическим изданиям соответствующих лет.    М.    Граи, А. Мольков.

    name:
    send
ТАКЖЕ НА dao-med
f72e2aa373650d944c38b1c8ca875576 0467ccb0286829346e4d1560ef2b3c04 21de8b841f2edeacafb65f278dfd5f07