Русскоязычный медицинский портал

 

ГИСТОЛОГИЯ


165   -

ГИСТОЛОГИЯ. Содержание:

Отделы Г......................26 0

Историческое развитие Г.............260

Современная Г...................265

Развитие русской Г................26 7

Гистологическая лаборатория..........269

Преподавание Г.............  270

Гистология (от греч. histos—ткань и logos—наука), буквально наука о тканях (нем. Gewebelehre). Название Г. было впервые предложено К. Майером (С. Mayer) в 1819 году и введено в употребление Гейзин-гером (С. Heusinger), последователем Биша, написавшим в 1822 году «Систему гистологии». Гейзингер определял Г. как «учение о строении (textur) т.н. основных систем или тканей животного тела, а также о причинах и законах их нормального и ненормального развития». В это время изучение тканей производилось без помощи микроскопа, и животная клетка была еще неизвестна, но одно из первых руководств Г. после Шванна, составленное Келликером (Kolliker) в 1850 г., носило уже название «Mikroskopische Anatomie oder Gewebelehre des Menschen» (В. I— III, Lpz., 1850—54) и охватывало не только ткани, но также клетку и органы. Келликер до конца дней был представителем строго морфолог, направления в Г.; он писал: «Описывать простейшие форменные части и отыскивать законы их строения и развития— только к этому и стремится Г., а не к тому, чтобы быть учением об элементарных частях вообще» («Histologische Mitterlungen», Wurzburg, 1889). Этого же направления придерживалось большинство нем. гистологов до последнего времени; с другой стороны многие из франц. авторов—Ранвье, Дюваль, Пропан (Ranvier, Duval, Prenant), а также русские—Огнев, Максимов, а из нем.—О. Герт-виг (О. Hertwig) считали необходимым вводить в круг Г. химию и физиологию клетки и тканей, иными словами, трактовали Г. как гисто-физиологию или даже как клеточную биологию. В последнее десятилетие взгляды эти получили широкое распространение и в Германии, и термин гисто-физиология получил права гражданства.

Отделы гистологии. Нормальная гистология разделяется на след, части: 1) учение о клетке, иначе цитология, 2) учение о тканях, т. н. общая Г. (иногда это название прилагается к первым двум отделам вместе), 3) учение об органах—частная Г. или микроскоп, анатомия в узком смысле. В состав Г. входит также описание развития и диференцировки тканей и органов в течение развития организма—гиотогенез (см.), тогда как первая закладка и оформление органов относятся к области эмбриологии (см.). — Сравнительная Г. ставит себе задачей сравнит, изучение клеток, тканей и органов всех классов беспозвоночных и позвоночных с целью выведения общих законностей, касающихся их тонкого строения. Наука эта находится в зачаточном состоянии, хотя основы ее заложены еще в 50-х гг. XIX в., и с тех пор накопился громадный материал. Из общих законностей намечены пока две: принцип филогенетического развития тканей (Haeckel) и принцип параллелизма структур (Radi и Заварзин).—Гистохимия изучает химич. состав клеток и тканей.— Гистофизика имеет дело с физическими свойствами тканей: твердостью, упругостью, сопротивлением разрыву, оптическими свойствами (двойное лучепреломление), а также с траекториальными структурами нек-рых органов: хрящей, костей, мышц. Эту область гист. исследования называют также физ. анатомией (Triepel),—впрочем изучение траекториальных структур относят к «механике развития» (см. Эмбриология).— Гистомеханика — название, предложенное Тома (Thoma) для обозначения чисто механич. влияния кровяного тока на формирование сосудистой сети в течение развития. Название это в науке не удержалось, и работы аналогичного характера относят также к области «механики развития».

Историческое развитие Г. Как отдельная наука гистология начала существовать только в XIX в., но разрабатывалась с давних пор, при чем относящийся к ней материал входил частью в анатомию, частью в физиологию в качестве отдельных глав. История гистологических знаний тесно связана с главным «орудием производства» Г.—микроскопом и может быть разделена на 4 периода. 1-й период: Г. без микроскопа (с IV в. до хр. э. до XVII в.). Г. в это время представляла собой учение о простых, или «однородных» частях организма, к-рым впоследствии было присвоено название тканей. Первое научное расчленение организма было сделано Аристотелем (IV в. до хр. э.) в сочинении «О частях животных». Он различает в их составе элементы, из к-рых слагаются однородные части, служащие в свою очередь материалом для неоднородных частей или органов. Аристотель описывает

б. или м. подробно след, однородные части: кость, рыбья кость, хрящ, кожа, волос, ноготь, мясо, нервы, мозг, головной мозг, перепонки, жир, кровь, семя, желчь, молоко. Анатомы Александрийской эпохи (Геро-фил, Эразистрат) исправили нек-рые ошибки Аристотеля, к-рый смешивал нервы и сухожилия, мозг спинной и костный, и ввели новый термин—паренхима (излившаяся из сосудов кровь) — для обозначения мякоти внутренних органов.—В сочинениях Галена (II в. хр. э.), к-рый дал синтез античной анатомии, находят в общем правильное и довольно подробное описание тканей, при чем Гален делает даже попытки включить ткани в область патологии, выделяя б-ни, происходящие от изменения простых частей. От Галена учение о простых частях перешло 1с арабам (Авиценна) и в западноевропейскую анатомию, к-рая долгое время считала Галена непогрешимым авторитетом. Вера в него была разрушена только трудами Веза-лия (XVI в.), к-рый является реформатором анатомии. Сам Везалий мало занимался тканями, но его современник, также известный анатом, Фаллопий, читал уже особый курс— «Об однородных частях человеческого тела». Лекции эти (Fallopius G., Lectiones de par-tibus similaribus humani corporis, ex di-versis exemplaribus a Volchero Coiter summa cum diligentia collectae, Noribergae, 1575), изданные учеником Фаллопия Койтером, представляют собой первый систематический учебник Г. без микроскопа. Фаллопий различал в составе организма 16 тканей.

2-й период тянется от изобретения микроскопа до устройства ахроматического микроскопа; к этому периоду относятся открытие клетки и закладка основ частной и общей Г. (XVII в.—начало XIX в.). Изобретение сложного микроскопа относится к концу XVI в., но применение его с научными целями началось только со 2-й половины XVII в. и сделано английским физиком Р. Гуком (R. Hooke). В его микрографии (1665) находится первое описание растительных клеток, существование к-рых было вскоре подтверждено работами по анатомии растений английского ученого Грю (Grew) и итальянского—Мальпиги (Malpighi). Применение микроскопа к изучению тонкого строения тела ясивотных было произведено также Мальпиги, проф. анатомии в Болонье. Им впервые было описано строение кожи (Мальпигиев слой), языка (сосочки), легких, печени, почек (Мальпигиевы клубочки), селезенки (Мальпигиевы тельца), лимфатич. желёз, сальника и сделаны наблюдения над кровообращением и первыми стадиями развития цыпленка. Описания Мальпиги отличаются большой точностью, хотя производились с очень слабыми увеличениями. По всему этому Мальпиги с полным нравом может быть назван отцом частной Г., т. е. микроскопич. анатомии. Другим выдающимся наблюдателем конца XVII—начала XVIII в. был голландец Левенгук (Leeuwenhoeck), который, не будучи ученым, работал в качестве любителя. Он сам шлифовал линзы, дающие большое увеличение (до 270 раз), и со своим простым микроскопом сделал ряд блестящих открытий. Левенгук открыл и подробно изучил красные кровяные тельца, спермии различных животных (открытые его учеником Гамом), поперечнополосатые мышцы скелета и сердца, нервные и сухожильные волокна, чешуйки эпидермиса, инфузории, дрожжевые грибки и даже бактерии. Рисунки Левенгука, в противоположность Мальпигиевым, очень тонки и нек-рые поразительно близки к современным. Т. о. Левенгук является родоначальником общей Г. как микроскоп, учения о тканях (Leeuwenhoeck A., Anatomia seu in-teriora rerum, cum animatarum turn inani-matarum, ope e beneficio exquisitissimorum microscopiorum dete.cta, Lugduni, 1687). Несмотря на такие блестящие открытия, в XVIII в. наступает полный застой в области микроскоп. Г., так как большинство ученых с недоверием относилось к микроскопу, полагая, что он дает неверные картины; это мнение имело известное основание, т. к. линзы того времени обладали сферической и хроматической аберрациями и давали мутные, окрашенные изображения. Поэтому многие анатомы продолжали разрабатывать учение о тканях невооруженным глазом; таким путем была выделена клеточная ткань (tela cellulosa), или клетчатка (не имевшая никакого отношения к открытым клеткам), и слизистая ткань. Работы в этом направлении были завершены французским ученым Биша, который в своей «Anatomie generate, appliqufe й. la physiologie et a la тё-decine» (t. I—II, Paris, 1802) дал полную классификацию тканей (в числе 21) и подробно описал их свойства. Считать Биша основателем современной Г. нет оснований; наоборот он завершает старую Г. без микроскопа, к-рая в первой половине XIX в. исчезла с научного горизонта.Только в конце XVIII в. возобновляются попытки микроскопич. изучения тканей (Fontana), не имевшие впрочем особого успеха.

3-й перио д—ахроматич. микроскоп; развитие Г. на основе клеточной теории. К 20-м гг. XIX в., когда оптики научились устранять аберрации, был сконструирован ахроматический микроскоп, быстро получивший признание ученых. Результаты сказались сначала на анатомии растений; ботаники принялись за изучение клетки, ее строения и роли в развитии. Кроме оболочки и содержимого необходимой составной частью клетки было признано ядро (Brown; 1833), виденное отдельными исследователями и раньше. Трудами Мирбеля, Тюрпена, Мейена и Шлейдена (Mirbel, Turpin, Meyen, Schleiden) к 1838 г. была установлена клеточная теория растений, согласно к-рой все форменные образования, (волокна, сосуды) развиваются из клеток и сами клетки возникают внутри ранее бывших. Пользуясь этой теорией как образцом, Теодор Шванн (Theodor Schwann) в 1839 г. создал клеточную теорию животн. организма. Он доказал, что в теле животных имеются настоящие клетки с' оболочкой, содержимым и ядром, чего раньше не знали, и что образования, непохожие на клетки, различного рода волокна и сосуды развиваются из клеток или при их участии. В заключение Шванн установил два основных положения клеточной теории, долгое время господствовавшие в науке: 1) клетка есть элементарная, простейшая форма, в к-рой проявляется жизнь, нечто в роде животного кристалла, и 2) организм есть клеточная колония,или государство. Почти одновременно со Шванном широкое распространение клеток было обнаружено физиологом Валентином (Valentin). Идеи Шванна быстро получили всеобщее признание и подверглись дальнейшей разработке. Было доказано, что клетки размножаются путем деления, а не возникают из бластемы (см.), как это думал Шванн, и что в клетке содержится особое, живое, белковое вещество—протоплазма (см.) (von Mohl).—В 40-х, 50-х, 60-х гг. начинается быстрый расцвет Г. на основе клеточной теории, изучается клеточный состав различных тканей и органов, выясняется их гистогенез и закладывается в основных чертах здание современной Г. В разработке этих вопросов принимает участие целый ряд выдающихся ученых, преимущественно немецких и английских: Генлс, Келликер, Лейдиг, Герлах, Ремак, Вирхов, Фрей, Макс Шульце, Брюк-ке, Боумен, Гассаль, Биль (Henle, Leydig, Gerlach, Remak, Virchow, Frey, Max Schul-tze, Briicke, Bowman, Hassal, Beale) и др. К этому же времени относится основание первого журнала, посвященного специально микроскоп, исследованиям («Zeitschrift fur wissenschaftliche Zoologie», hrsg. v. Siebold u. Kolliker, В. I, 1849), а также появление большого числа учебников гистологии Гас-саля, Келликера, Герлаха, Лейдига и др.

4-й пер и о д—дальнейшее усовершенствование микроскопа: иммерсии и апохроматы; развитие микроскоп, техники; цитология (с 70-х гг. XIX в. до начала XX в.). В 60-х гг. произошло новое, существенное улучшение микроскопа: были сконструированы водные иммерсионные объективы, значительно повысившие «разрешающую способность», т. е. количество подробностей, даваемых объективом. В 70-х гг. появились масляные, или гомогенные иммерсии, превосходившие в этом отношении водные. И наконец с изготовлением фирмой Дейсса, под руководством Аббе, апохроматов, оптическая часть микроскопа достигла высшего совершенства. Весь этот прогресс техники не мог не отразиться на Г., к-рая, выяснив структуру организма вчерне, теперь обратилась к изучению тончайшего строения клетки и тканей. Одновременно с этим в 70-х гг. начинается усовершенствование техники исследования. Вместо спирта, Мюлле-ровой жидкости, уксусной кислоты и кармина предшествующей эпохи на сцену выступают осмиевая и хромовая кислоты, сулема, хлористая платина, затем формалин и ряд других веществ; из них составляются фиксаторы, пригодные для всякого случая. Арсенал красок обогащается гематоксилином и всеми возможными анилиновыми красками; к ним присоединяется золочение и серебрение, совершенствуется техника инъекций. Но, самое главное, резание бритвой от руки сменяется машинной техникой благодаря введению микротома, сначала ручного, затем салазочного, при чем объект должен подвергнуться предварительно сложной операции заключения в парафин или целлоидин. Идеалом гистолога становится тонкий парафиновый срез в несколько микронов из материала, фиксированного специально для определенной цели и элективно окрашенного в несколько цветов; его исследуют с апохроматами Дейсса. После того, как в 60-х гг. Макс Шульце определил клетку как комочек протоплазмы с ядром, внимание Г. сосредоточивается на протоплазме, и за последнюю четверть XIX в. непрерывно сменяют друг друга теории строения протоплазмы: Фромана, Гейцмана, Флемминга, Альтмана, Бючли (Fromann, Heitzmann, Flemming, Altmann, Biitschli), не говоря об их вариантах. Второй основной темой работ является строение ядра и изучение процесса деления; трудами Шлей-хера, Шнейдера (Schleicher, Schneider), Бючли, Перемежко и особенно Флемминга выясняются детали кариокинеза; их дополняют работы ван Бенедена, Германа, Дрю-нера (van Beneden, Hermann, Driiner) и др. В 80-х гг. ван Бенеден открывает третью необходимую составную часть клетки—центросому, выступающую ясно при делении; ее подробно исследуют Бовери (Boveri) и М. Гейденгайн (М. Heidenhain), который дает метод обнаружения центросом в покоящихся клетках, и в короткий срок литература об этих образованиях достигает громадных размеров. В результате в 90-х гг. учение о клетке выделяется в особую дисциплину—цитологию. Интерес к ней чрезвычайно повышается благодаря признанию за ядром главной роли в передаче наследственных свойств, и цитология становится вскоре основой общей биологии. Памятником этого времени могут служить прекрасные сводные труды о клетке: немецкие—О. Гертвига и Ферворна (О. Hertwig, Verworn), французские—Эннеги и Делазка (Henneguy, Delage), американские—Вильсона (Wilson) и русские—Огнева и Максимова.

Конечно история Г. за указанный период не ограничивается одной цитологией; исследователи всех стран, число к-рых чрезвычайно увеличилось, продолжают работать по выяснению тонкого строения всех тканей и органов. Там, где строение уже б. или м. известно, усилия направляются на изучение гистогенеза; работы в этой именно области характерны для 90-х гг. Но особенные успехи были достигнуты в тех отделах, в к-рых удалось усовершенствовать технику исследования и выработать специальные методы. Это относится прежде всего к нервной системе, тонкое строение которой удалось расшифровать только благодаря особым способам окраски: миелина нервных волокон (Weigert), прижизненной окраске метиленовой синыо (Ehrlich и Догель) и импрегнации хромовым серебром (Golgi). То же относится к крови и кроветворению, изучение к-рых сильно подвинул вперед &рлих, применив для окраски зернистостей смеси кислых и основных красок.—За указанный период возникло много журналов специально для гистологических работ; из них центральное место занимали: «Archiv fur mikroskopische Anatomie», основанный в 1865 г. (под ред. М. Schultze), а позднее (1886)—и «Anatomi-acher Anzeiger» (под ред. К. Bardeleben’a), ставшие интернациональными органами; эти два журнала прекрасно отражают все направления того времени. Специально изучению клетки был посвящен бельгийский журнал «La Cellule», под редакцией одного из первых цитологов, Карнуа (Сагпоу). В виду колоссально разраставшейся литературы большое значение получили периодич. издания, дававшие сводки по отдельным вопросам и рефераты: «Ergebnisse der Anatomie und Entwicklungsgeschichte», под ред.

F. Merkel, R. Bonnet, и «Jahresberichte iiber dieFortschritte der Anatomie u. Entwicklungsgeschichte», под ред. G. Schwalbe.—В 1886 г. было основано нем. анат. об-во, устраивавшее ежегодно съезды в различных городах Германии. Подавляющее большинство докладов на этих съездах относилось к области Г.; съезды эти ноенли интернациональный характер, т. к. на них в большом колич. собирались ученые всех стран, особенно из Италии и России. Позднее по этому образцу была основана ассоциация франц. анатомов.

Современная Г. Первое десятилетие XX в. Г. продолжала развиваться в прежнем направлении, вводя в круг своего изучения все большие и ббльшие детали. В цитологии на первый план выступило учение о митохондриях, впервые обнаруженных Бенда (Benda) при помощи специфической окраски и изученных Мевесом (Meves); они вскоре были признаны необходимой составной частью клетки, выполняющей очень важные функции в процессе секреции и образования клеточных структур, и породили громадную литературу. Когда волна увлечения стала спадать, внимание обратилось на внутриклеточные аппараты: сетчатый аппарат Гольджи, трофоегхонгии и канальцы Гольм-грепа (Holmgren), к-рые в свою очередь были признаны постоянной частью клетки, играющей роль в процессах обмена и секреции. Изучение этих образований, к к-рым за последнее время присоединена и т. н. вакуома (Parat), при помощи очень сложных специальных методов является в наст, время одной из актуальных тем современной Г. Другой нитью, связывающей современность с традициями классической цитологии, является изучение ядра как морфологич. субстрата наследственности. Переоткрытие законов Менделя (Mendel) в 1900 г. оживило теорию Вейсмана (Weismann) о локализации генов в хромосомах и заставило пристально изучать эти образования в процессе развития половых элементов; в этом направлении усиленно работали американские гистологи: Вильсон, Сеттон, Мек Клунг (Sutton, Мс. Clung) и особенно школа Моргана (Morgan). В наст, время Г. вступила в прочный союз с генетикой, и на съездах принято устраивать совместные заседания секций этих двух специальностей. Но хотя традиции старого еще сильны, в общем современная Г. решительно поворачивает на новый путь, и это новое направление грозит аннулировать многие достижения предшествующего периода. Предпосылками являются помимо идеологической критики клеточной теории многочисленные сомнения, возникающие по поводу тонких структур, видимых в фиксированных препаратах. Отсутствие решающей инстанции в спорах между гистологами, работающими по разным методам, поставило ряд вопросов на мертвую точку и дискредитировало чистую морфологию. Выход могло дать только прижизненное исследование, вытесненное сложной микроскоп. техникой, к к-рому и обратились. Методика этого исследования значительно усовершенствовалась 1) применением ультрамикроскоп. метода (освещение на темном поле зрения), 2) хорошо разработанной техникой культуры тканей in vitro, дающей в руки исследователя заведомо живой материал, и наконец 3) экспериментальным методом микродиссекции, позволяющим при помощи микроманипулятора проникать тонкими инструментами внутрь клетки и так сказать прощупывать ее насквозь. Прижизненное изучение ввели в науку гл. обр. американские ученые: Кайт, Барбер, Чемберс, Льюисы (Kite, Barber, Chambers, Н. и М. Lewis), но оно нашло отклик и в других странах (Speck) и в СССР (Карпов). Результаты этого метода сказываются в значительном упрощении запутанной морфологич. схемы, выработанной на фиксированных препаратах. Новое направление стоит также в связи с развитием физ. химии и особенно ее отдела—химии коллоидной. Под их влиянием представления о протоплазме и о процессах клеточной жизни значительно изменились, и место чисто морфолог, наблюдения клетки заняло планомерно поставленное экспериментальное исследование о влиянии на клетку различных ионов, красок и т. д. Смена вех сказалась не в одной цитологии; гистологические работы, касающиеся тканей и органов, все более утрачивают чисто описательный характер и становятся на путь эксперимента, планируясь в тесном контакте с заданиями физиологии и патологии. Таким путем идет разработка наиболее актуальных тем, какой например в области общей Г. является роль мезенхимы, в частности рет.-энд. системы, вопросы о к-рых были выдвинуты патологами. Изучение этих образований базируется на методах прижизненной окраски т. н. коллоидальными красками, а также на инъекциях других блокирующих веществ. С другой стороны вопрос о превращениях мезенхимных элементов и кроветворении, изучавшийся раньше на срезах, теперь пробуют решить при помощи прижизненных культур.

Другой привлекающей внимание темой являются эндокринные железы, увлечение к-рымн охватывает всю медицину. Т. к. прямое наблюдение не разрешает старых спорных вопросов, приходится прибегать к помощи эксперимента над животными с целью вызвать усиление или ослабление функций железы и получить таким путем точки опоры для суждения. Новый курс в Г. с особенной силой проявился после мировой войны, и за последнее время не раз высказывалось убеждение, что Г. должна в сущности исчезнуть и уступить место гистофизиологии.

Но говорить об этом еще преждевременно: защитники чисто морфологич. направления в Г. справедливо указывают на обширную, мало разработанную область сравнительной Г. и на возможность установления в ней чисто морфолог, законов. Во всяком случае приходится констатировать, что Г. переживает переходный период; внешним образом связанный со смертью большинства корифеев классического периода и с переходом научного центра в Америку.

Развитие русской Г. Русские ученые стали принимать систематическое участие в разработке Г. только с начала 4-го периода, т. о. с 60-х гг. XIX в.; раньше микроскоп, работы были случайным явлением и производились теми врачами, к-рые командировались за границу и могли там ознакомиться с микроскопом. Такова опубликованная в Страсбурге дисс. Шумлянского об изучении тонкого строения почек, исследованного при помощи инъекций («De structura renum», Argentorati, 1782); эта работа привлекла к себе внимание и вышла даже вторым изданием (1788). Г. в Моск. ун-те впервые стал насаждать проф. анатомии Лодер (умер в 1832 г.), при содействии которого была подарена ун-ту «богатая и единственная коллекция микроскопич. препаратов знаменитого Либеркина и славного Прохаски», а затем профессор сравнительной анатомии и физиологии Глебов. Последний во время заграничной командировки в 1838 году брал частный курс у Шванна, сделался сторонником клеточной теории и привез микроскоп новой конструкции Шика. Им напечатано (1846) микроскоп, исследование мягких частей мамонта, найденного в Сибири. К 50-м гг. относятся микроскопич. работы по нервной системе Овсянникова (проф. физиологии в Казани и Петербурге) и Якубовича (проф. СПБ Медико-хир. академии); оба были питомцами Дерптского ун-та, где процветала немецкая наука. Якубовичу за его открытия была присуждена в 1858 г. Парижской мед. академией премия в 10.000 франков по докладу Клод Бернара. Только в 60-хгг., когда начались усиленные командировки молодых врачей за границу, а затем на мед. факультетах были устроены самостоятельные кафедры Г., начинается планомерное развитие русской Г. Первыми профессорами Г. были: Заварыкин (Петербург), Ба-бухин (Москва) Перемежко (Киев), Арн-штейн (Казань), Хржонщевский, а затем Кучин (Харьков), Гойер (Варшава). Все они обучались за границей, печатали свои труды в нем. журналах и сразу вошли полноправными членами в международную научную семью. Из их работ как наиболее -выдающиеся следует отметить работы Заварыки-на о всасывании жира, Бабухина—о развитии ретины и электрических органов, Перемежко—о делении клеток, Арнштейна— о прижизненной окраске метиленовой синыо, Хржонщевского—о физиологической инъекции и Гойера—о строении селезенки (на основании превосходных инъекций). Вторая генерация профессоров выросла уже в русских лабораториях, при чем обычай заграничных 1томандировок остался и прочно укрепился. Он содействовал поддержанию тесной связи с западной наукой, и большинство русских гист. работ служило ответом на вопросы, поставленные немецкой наукой, к-рой принадлежала гегемония; лишь немногие посещали Францию. Ко второй генерации принадлежал также ряд выдающихся гистологов, к-рые улучшили преподавание и окончательно укрепили положение русской гистологии. К ним относятся: Лавдовский (Петербург), Огнев (Москва), Догель (Томск, затем Петербург), Кульчицкий (Харьков), Колосов (Варшава, ныне Ростов), Ломинский (Киев), Поляков (Юрьев), Смирнов (Томск), Маньковский (Одесса). Профессора третьей смены: Максимов, Мартынов, Немилов, Дейнека, Заварзин (Ленинград), Гарднер, Карпов, Гурвич (Москва), Рубашкин (Харьков), Часовников (Томск), Павлов (Саратов), Миславский (Казань), Шмидт (Пермь). Из них наибольшую известность за пределами России получил Максимов своими работами о соединительной ткани и кроветворении. В настоящее время на сцену выступает четвертая генерация гистологов.—В 90-х годах начали определяться рус. гист. школы как по методам работы, так и по выбору тем. Ии них московская усвоила себе критический дух основателя Бабухина, изучение микроскопа как оптического инструмента и работы в области гистогенеза; харьковская (Кульчицкий, Колосов) разрабатывала тончайшую технику гист. исследования и применяла ее в своих работах; казанская (перешедшая с Догелем в Петербургский ун-т) получила европейскую известность изучением нервной еттстемы и нервных окончаний посредством прижизненной окраски метиленовой синью, а затем своими работами по цитологии (аппарат Гольджи); школа эта насчитывает наибольшее количество учеников. Из гистологов-зоологов необходимо отметить: Митрофанова и Эйсмонда (Варшава), Иванцова, Кольцова, Богоявленского (Москва), Белоусова (Харьков); из гистологов-физиологов—Леонтовича (Москва); из гистологов-ветеринаров—Юстова и Логинова. Русские гистологи всегда чутко откликались на запросы дня, и их работы охватывают все отделы Г.; равным образом среди них имелись представители всех научных направлений. Большинство работ печаталось и печатается в заграничных изданиях; на русском языке они появлялись в виде диссертаций или статей, рассеянных в ученых записках ун-тов. Но уже в 70-х гг. стал издаваться «Журнал нормальной и патологической гистологии, фармакологии и клинической медицины» (СНБ, под ред. За-варыкина и Руднева), просуществовавший до 1878 г. Затем, после долгого перерыва, в 1916 году был основан: «Русский архив анатомии, гистологии и эмбриологии» (СПБ, иод ред. Догеля).

Обществ или ассоциаций, наподобие немецкого анатомического об-ва, в к-рые входили бы гистологи, в России не было, работы докладывались на съездах русских естествоиспытателей и врачей (с 1867 г.) или на Пироговских съездах, по после революции регулярно собираются Всероссийские съезды зоологов, анатомов и гистологов с особой секцией Г. Таких съездов было три: 1-й в 1922 г. в Ленинграде, 2-й в 1925 г. в Москве и 3-й в 1927 г. в Ленинграде. Эти съезды проходили очень оживленно, с громадным количеством докладов по Г.; в наст, время возникает постоянная ассоциация зоологов, анатомов и гистологов. Следует отметить, что ряды гист. работников и молодых специалистов после войны и революции сильно поредели, и только в последнее время, с введением ин-та аспирантов, стала подготавливаться новая смена.

Гистологическая лаборатория. Время, когда гистологич. лаборатория вся умещалась на одном столе, на к-ром кроме микроскопа стояли банки с препаратами и склянки с реактивами да лежали предметные и покровные стекла, а все необходимые инструменты (игла, ножницы, бритвы) помещались в ящике стола,—это время прошло безвозвратно. Теперь гистолог, лаборатория, предназначенная для производства научных работ, кроме рабочего кабинета должна иметь целый ряд помещений. Хорошо устроенные гнет, ин-ты (к-рые в Германии соединяются с анат. ин-тами) имеют: 1) рабочие комнаты, по возможности отдельные для каждого научного сотрудника и общие только для начинающих специалистов, 2) комнату для термостатов, установленных на разные t°, от 37° до 55° и выше, 3) иногда отдельную комнату для микротомов различных конструкций, включая большие микротомы для нервной системы, 4) помещение для большой микрофотографической установки и микрокинематографии с отдельной темной комнатой, 5) комнату для прижизненной культуры тканей, 6) операционную для животных, 7) материальную, 8) препараторскую, 9) библиотеку, 10) служительскую,

11) помещение для животных. Рабочие кабинеты должны иметь проведенную воду, газ, электричество и необходимый для гист. исследования оптический инвентарь, к которому относится: 1) микроскоп среднего или большого штатива с конденсором апертуры 1,4, подвижным столиком и набором линз от слабых номеров до иммерсий (желательны апохроматы), 2) лампы для микро-скопирования, 3) бинокуляр, к-рый для многих наблюдений чрезвычайно полезен, 4) измерительные окуляры и объективные микрометры, 5) поляризационный аппарат, 6) рисовальный аппарат, 7) препаровальная лупа или микроскоп. Прочие аппараты, напр, для исследования в монохроматическом свете, вертикальные иллюминаторы, спектр о-иоляризатор, должны непременно иметься

в.лаборатории, но не на каждого работника, и выдаваться по мере надобности. Далее, каждый работник должен располагать микротомом с бритвами для обычных срезов и, если нет особой термостатной, иметь под руками небольшой термостат для заливки в парафин с терморегулятором, а также ряд мелких приборов и инструментов. Необходимую принадлежность современ. лаборатории составляет микроманипулятор (см.), без к-рого экспериментальные работы над живыми клетками не могут претендовать на полноту. Лаборатория должна иметь запасы всех красок и реактивов в достаточном количестве, необходимые лабораторные принадлежности, включая весы различного рода (за исключением аналитических), аппараты для перегонки воды и спирта и большой запас посуды. Почти все лаборатории имеют собственные библиотеки с комплектами самых ходовых специальных журналов, с классическими монографиями, руководствами и всеми необходимыми справочниками. Тенденция сосредоточивать все специальные книги в общей фундаментальной библиотеке ун-та совершенно нерациональна, так как затрудняет работу. Большинство гист. лабораторий не только у нас, но и за границей, далеко от идеала; их оттесняют на второй план биолог, ин-ты, в к~рых микроскоп, исследование часто также стоит на первом плане, но которые в наст, момент привлекают к себе гораздо больше средств. Гист, лаборатории рус. ун-тов как норма имеют тесные, неприспособленные помещения; выстроенная в 1891 г. гист. лаборатория 1 МГУ в наст, время далеко не соответствует цели, остальные еще хуже; лучше других—лаборатория в Одессе как более новая. Недостаток солидной материальной базы сильно тормозит развитие гистологии в СССР и поневоле сообщает большинству русских работ кустарный характер.

Преподавание Г. В большинстве стран Г. на мед. факультете выделена в особую кафедру, только в Германии преподавание Г. осталось соединенным с преподаванием анатомии и производится одним и тем же профессором. Иногда даже помещение для практических занятий является общим (Марбург), при чем в зимний семестр в нем препаруют трупы, а летом—микроскопируют. Преподавание слагается из 1) лекций, сопровождающихся демонстрациями таблиц, диапозитивов и микроскопических препаратов, при чем последние могут демонстрироваться или проекционным микроскопом на экране сразу всей аудитории или выставляться под микроскопами после лекции, что является более рациональным, и 2) практических занятий студентов с микроскопом, к-рые являются безусловно необходимыми для усвоения науки. Лекции в Германии всегда отличались краткостьюиэлементарностью (такой же характер носили и учебники); у нас до войны на лекции отводилось 5 годовых часов в неделю на 3-м и 4-м семестрах, и соответственно этому курс читался в большом масштабе. По новому учебному плану лекции ограничены двумя часами в неделю на

2-м и 3-м семестрах, что недостаточно для изложения систематического курса, вследствие чего лекции должны увязываться с практическими занятиями и получают характер вводных и заключительных, а также излагают те отделы, к-рые не могут прорабатываться на занятиях. Практическим занятиям теперь отводится 4 годовых часа, что является достаточным. Постановка практических занятий в разных ун-тах за границей и у нас была всегда различной: в зависимости от средств, оборудования и количества работающих, им предоставлялась различная степень самодеятельности, начиная от самостоятельного приготовления срезов, расщипывания и изготовления препарата, к-рый затем изучался, и кончая простым изучением готовых препаратов. На этот путь пришлось перейти после мировой войны почти всюду и у нас.

Лит.: Огнев И., Курс нормальной гистологии, М.—Л., 1925; М и х а л о в с. к и й И., Гистология, т. 1—II, М.—Л., 1924—25; Н е м и л о в А., Общий курс микроскопической анатомии человека и животных, Л., 1925; Максимов А., Основы гистологии, изд., 3-е ч. 1—2, Л., 1925; Кульчицкий

11., Основы гистологии, Харьков, 1912; Поляков

11., Основы гистологии и эмбриологии, Харьков, 1914; Основания к изучению микроскопической анатомии человека и животных, под ред. М. Левандовского и Ф. Овсянникова, т. I—II, СПБ, 1887 —88; Гарднер М., Заметки о методике преподавания гистологии и эмбриологии в германских университетах, М., 1901; Hndb. der mikroskopischen Anatomie des Menschen, hrsg. y. W. Mollendorff, В. I—VII, В., начал выходить в 1927 (лит.); Hndb. der Gewebelehre des Menschen, hrsg. v. A. KOUiker, В. I—III, Lpz., 1889— 19C2 (лит.); Stohr Ph., Lehrbuch der Histologie u. der mikroskopischen Anatomie des Menschen, Jena, 1927 (рус. изд., с добавл. А. Догеля, СПБ, 1908); Ssimonowicz L., Lehrbuch der Histologie u. der mikroskopischen Anatomie, Leipzig, 1921; Gat-witsch A., Vorlesungen iiber allgemeine Histologie, Jena, 1913; Brass A., Atlas der Gewebelehre des Menschen, Braunschweig, 1897; S о b о 11 a Т., Atlas u. Lehrbuch der Histologie u. mikroskopischen Anatomie, Miinchen, 1911; Heidenhain М., Plasma u. Zelle, Т. 1—2, Jena, 1907—11; Petersen H., Histologie u. mikroskopische Anatomie, Т. 1—4, Miin-chen, 1922—26; Schaffer J., Lehrbuch der Histologie u. Histogenese, Lpz., 1922; P r e n a n t A., Bouin P. et Maillard L., Traits d ’histologie, v. I—II, P., 1904; Branca A., Precis d’histologie, P., 1921; С h a m p у Ch., Precis d’histologie, v. I—II, P., 1928; Polieard A., Pri'cis d’histologie phy-siologigue, P., 1922; Mann G., Physiological histology, Oxford, 1 902; Wilson E., The cell in development and inheritance, N. Y., 1928 (рус. изд., М., 1900—устарело).

Периодические издания,—«Рус. архив анатомии, гистологии и эмбриологии», Ленинград, с 1916; Zeitsehr. f. wissenschaftl. Zoologie, Lpz., с 1849; Ar-chiv Г. mikroskopische Anatomie, Lpz., 1865—1923, его продолжение—Zeitsehr. f. Zellforschung u. mikroskopische Anatomie, В., с 1924; Anatomischer An-zelger, Jena, с 18S6; Anatomische Hefte, Munchen, 1892—1920, продолжение их—Zeitschrift f. diegesamte Anatomie, Miinchen, с 1921; Zeitsehr. f. mikroskopisch-anatomische Forschung, Lpz., с 1924; Jhrb. f. Morpho-logie u. mikroskopische Anatomie, Lpz., с 1924; Zeitschrift f. wissenschaftliche Mikroskopie u. mikrosko-pisohe Technik, Braunschweig, с 1884; Jahresberichte iiber die Fortschritte der Anatomie u. Physiologie, Lpz., с 1873; Arch. /. experimentelle Zellforschung, В., с 1925; Arcli. f. Zellforschung, Lpz., с 1908; Archives d’anatomie microscopique, P., с 1897; Bulletin d’histologie appliqufie S. la physiologie et 4 la pathologie et de technique microscopique, Lyon, с 1924; La cellule, recueil de cytologie et d 'histologie gSnferale, Louvain—Gand—Lierre.c 1884; Archives de morphologie gSn^rale et expi'rimentale, P., с 1921; Archives d’ana-tomie, d’histologie et d’embryologie, Strasbourg, с 1022; Journal of anatomy and physiology, London, с 1866; The anatomical record, Baltimore—Philadelphia, с 1906; American journal of anatomy, Baltimore—Philadelphia, с 1901.    В. Карпов.

    name:
    send
ТАКЖЕ НА dao-med
f72e2aa373650d944c38b1c8ca875576 0467ccb0286829346e4d1560ef2b3c04 21de8b841f2edeacafb65f278dfd5f07