Русскоязычный медицинский портал

 

ГИПОФИЗ


269   -

ГИПОФИЗ, с одержание:

Строение гипофиза.........  184

Эмбриология................. 180

Патологическая анатомия.......... 187

Дегенеративные процессы........ 188

Воспаление Г................ 189

Гипергшастические процессы....... 189

Химия гипофиза  .............. 192

Нормальная и патологическая физиология .    194

Гипофиз (hypophysis cerebri, мозговой придаток; син. gl. pituitaria, мокротная железа; старые названия: caput rosae, colato-rium, sentina cerebri), инкреторный орган, расположенный в углублении турецкого седла основной кости и связанный с ткапыо основания головного мозга посредством processus infundibuli последнего. Форма органа округлая, сплющенная в дорсо-веи-тральном и кранио-каудальном направлениях. Средние размеры у взрослого мужчины: сагитальный—11,9 мм, поперечный— 14,4 мм и вертикальный—5,5 мм. Средний вес—61,2 мг (у нерожавших женщин соотв. возраста — 61,8 мг) (Erdheim и Stumme).

Строение гипофиза. Макроскопически в гипофизе различают: заднюю долю, или неврогипофиз (мозговую долю, pars nervosa), представляющую собой концевое утолщение отростка воронки промежуточного мозга, и генетически от нее независимую переднюю долю, так называемую железистую (собственно гипофиз). (У плотоядных неврогипофиз охватывается железистой тканью по всей поверхности, будучи вдавлен в переднюю долю, подобно кнопке в ее гнезде.) — В свою очередь железистая часть Г. распадается на 1) промежуточную часть (p. intermedia, p. paranervosa, р. juxtanervosa infundibularis, эпителиальный ободок), непосредственно облегающую мозговую дольку, 2) главную (основную) дольку» узкой щелевидной полостью (полость Г.) отделенную от предыдущей, и 3) железистые массы, макроскопически представляющие как бы переднее продолжение главной дольки и охватывающие б. или"м. полно гипофизарную ножку—прегипофиз (lob. bifurcatus, р. juxtanervosa tuberalis, обкладочная часть, языковидный отросток, lob. peduncularis), отдельные,резче выраженные участкик-рого получили названия lob. chiasmaticus, lob. praemamillaris ит. д. (см. отд. табл., рис. 1). Г. человека в эмбр. состоянии вполне соответствует данной схеме строения, во впо-утробной жизни уклоняется от нее вследствие исчезновения полости Г., значительной степени обратного развития промежуточной части, превращающейся в группу зажатых между основной и задней долями кистозных образований, и слабой выраженности прегипофиза (см. отд. табл., рис. 2). Весь орган одет фиброзной оболочкой, которая является дериватом твердой мозговой оболочки, образующей на краниальной его поверхности циркулярную складку — диафрагму турецкого седла.

Являясь непосредственным продолжением ткани серого бугра промежуточного мозга, неврогипофиз сохраняет основные черты строения поддерживающей ткани центральной нервной системы, при чем микроскопическая картина его осложняется вследствие довольно обильного прорастания органа сопровождающими кровяные сосуды элементами соединительной ткани, с одной стороны, и проникновения в него эпителиальных элементов со стороны промежуточной части гипофиза—с другой. Таким образом в составе нервной доли находят: 1) глиальные элементы с типичными волокнами глии,

2) волокна и клетки соединительной ткани и 3) отдельные эпителиальные клетки, обычно в различных стадиях дегенерации. (В случае наличия recessus infundibuli последний выстлан характерной эпендимой.) Характерно постоянное присутствие коллоидных капель в тканевых пространствах.

Ji ‘ I    »    i

Наблюдается наличие пигмента, преимущественно в элементах глии; в них же встречаются и более или менее обильные липо-идные включения.

Связанная с предыдущим посредством прослойки нежной соединительной ткани (остаток первичной durae matris) промежуточная часть (p. intermedia), у человека рудимеитированная до небольшого, пронизанного коллоидными кистами участка, у большинства млекопитающих представляется в виде эпителиального слоя, свободной поверхностью ограничивающего полость Г. сзади и на большем или меньшем протяжении охватывающего неврогипофиз. В развитом состоянии слой этот построен из нескольких рядов полигональных клеток, со слабой базофильной протоплазмой; часто между типичными эпителиальными элементами содержит и элементы глии, происходящие из задней доли. Немногочисленные капиляры проникают с границы той же доли. Характерны отдельные коллоидные кисты, с возрастом увеличивающиеся в числе. Заворачиваясь по краям полости Г., ткань partis intermediae без резкой границы переходит в ткань главной доли.

Наиболее объемистая часть органа, главная (основная) доля, построена из ана-стомозирующих эпителиальных тяжей, отделенных друг от друга лакунообразными капилярами и на поперечных разрезах представляющихся в виде округлых клеточных групп. Со времен Достоевского и Флеща (Flesch) в составе железистой паренхимы, представленной этими тяжами, различаются два основных вида клеточных элементов: 1) более крупные хромофилы, характеризующиеся специфической зернистостью своей протоплазмщ, и 2) хромофобы (главные клетки), такой зернистости не имеющие. По своему отношению к употребительным микроскоп. краскам первые в свою очередь распадаются на ацидофилы (эозинофилы) и базофилы (цианофилы) [см. цветную таблицу (ст. 187—188), рис. 2]. Описанные рядом исследователей т. н. «скопления голых ядер» являются результатом посмертного изменения главных клеток, чрезвычайно быстро подвергающихся трупному разложению. По величине отдельных элементов на первом месте стоят базофилы, далее ацидофилы и наконец хромофобы. Морфол. значение описанных видов спорно; наиболее обоснованной является гипотеза, принимающая хро-мофиды за функционально действенные элементы паренхимы, развивающиеся из главных клеток в двух различных направлениях. В толще клеточных тяжей встречаются капли коллоида, небольшие капельки которого наблюдаются также и интрацел-люлярно, преимущественно в хромофобах. Описаны в клетках и липоидные включения (преимущественно в хромофилах), количество этих включений увеличивается с возрастом. Строму дольки представляет нежная соединительная ткань, немногочисленные волоконца которой располагаются по кровяным сосудам.

Прегипофиз (lob. bifurcatus) представляет собой систему заложенных в рыхлой, богатой кровяными сосудами соединительной ткани эпителиальных тяжей, состоящих из небольших клеток, по своему внешнему виду и по своим красочным реакциям напоминающих хромофобы предыдущей доли. По ходу тяжей (вследствие образования коллоидных скоплений) располагаются вздутия, чрезвычайно похожие на фолику-лы щитовидной железы.

Артерии Г. берут начало от системы

a. carotis int., отчасти отходя непосредственно при прохождении последней через sinus cavernosus (нижний этаж), отчасти же в виде веточек Виллизиева круга (Фукс). В капсуле гипофиза образуется общее артериальное сплетение, откуда уже мелкие веточки проникают в орган, рассыпаясь на капиляры в его ткани. Выходящие вены также образуют два этажа, из ютторых верхний впадает в sinus circular. Ridleyi. Как в железистой, так и в нервной доле Г. описаны обильные сплетения лимф, сосудов как в виде капиляров, так и в виде лимф, тканевых пространств.—Нервы Г., принадлежащие повидимому к парасимпат. системе, проникают в орган со стороны основания мозга через гипофизарную ножку, разветвляясь в неврогипофизе и поступая оттуда в железистую часть, где образуют обильные концевые сплетения в тяжах основной доли, частью же заканчиваются разветвлениями среди элементов доли промежуточной.—Специфические продукты обмена железистой паренхимы Г. повидимому поступают в общую экономию организма двумя путями: с одной стороны считается общепринятым, что секрет хромофилов основной доли выводится непосредственно кровеносными ее капилярами,’с другой—нек-рая часть этих продуктов несомненно из промежуточной, а также и из передней доли продвигается по тканевым пространствам в заднюю долю, по направлению к rec. infundib., или, при отсутствии последнего, через гипофизарную ножку к самой полости III желудочка, что можно легко констатировать при наблюдении за положением коллоидных капель в ткани нервной доли.

Эмбриология Г. По своему происхождению гипофиз — образование гетерогенное: задняя его доля развиваетсянепосредственно из стенки diencephali, передняя, железистая часть является дериватом эпителия эмбрионального ротового кармана. Начало эмбриональной закладки у человека—3-я неделя, у кролика—стадий 6 мм. Эпителиальная закладка Г. появляется в виде непарного дорсального впячивания эпителия ротовой полости тотчас же кпереди от остатков глоточной перепонки. Впячивание это превращается в глубокий карман (карман Ратке), выпячивающийся по направлению к основанию промежуточного мозга, в свою очередь дающему вырост навстречу описанному карману (будущий proc. infundib.). По мере роста кармана Ратке, он расширяется на дистальном своем конце, образуя эпителиальный мешочек (гипофизарный мешочек), в дальнейшем отшнуровывающийся от места своего происхождения и прикладывающийся каудальной своей стенкой к стенке полого ргос. infundib. При последующем развитии тела основной кости гипофизарный мешочек, теряя связь с эпителием полости рта, тесно прилегает к развивающемуся отростку мозговой воронки спереди, при чем передненижняя стенка его дает начало главной доле Г., а задне-верхняя—промежуточной его части, разрастание же дистального отдела ргос. infundib. образует заднюю долю. Преги-пофиз имеет самостоятельную закладку в эпителии ротовой полости, тотчас же спереди кармана Ратке, в форме солидного эпителиального выроста, в дальнейшем также отшнуровывающегося и в виде сплошной массы эпителиальных клеток прикладывающегося к собственно гипофизарной закладке спереди, охватывая мозговую воронку и давая начало lob. bifurcatus.

Связь гипофизарного мешочка с эпителием полости глотки нек-рое время сохраняется в форме т. н. гипофизарного хода, в более поздних стадиях представленного в виде отдельных эпителиальных гнезд, тянущихся от foss. spheno-vomeriana до тела основной кости, продолжаясь в этом последнем в виде canalis cranio-pharyngeus, в нек-рых случаях сохраняющегося и во внеутробной жизни. Постоянным остатком эпителиальных образований гипофизарного хода у человека является т. н. глоточный Г. (hyp. pharyngea, парагипофиз, нем. Ra-chendachhypophyse), расположенный в виде продолговатого тяжа, длиной 5—6 мм, толщиной 0,5—1 мм, под слизистой оболочкой глотки, у foss. spheno-vomeriana, и по строению своему близкий к передней доле гипофиза.    А.    Миславский.

Патологическая анатомия. Из пороков развития наибольшее практическое значение имеют случаи врожденного недоразвития или полного отсутствия передней доли Г., обычно сопровождающиеся различными проявлениями гипопитуитаризма (например гипофизарным карликовым ростом). Полное отсутствие развития неврогипофиза наблюдается при анэнцефалии (см.). Мелкие прибавочные Г., располагающиеся по месту прохождения гипофизарного хода, т. е. под слизистой глотки, в теле клиновидной кости, в области турецкого седла ее и у ножки Г., и состоящие частью из групп плоских эпителиальных клеток, частью из клеток, напоминающих клетки передней доли Г.; кроме казуистического интереса имеют значение как источники последующего развития опухолей (см. ниже). По Erdheim’y, группы плоских эпителиальных клеток, относящиеся к остаткам гипофизарного хода, можно открыть у ножки Г. у 80% всех людей. Врожденное смещение, дистопия Г., касается лишь задней доли его и выражается в том, что неврогипофиз оказывается расположенным в ножке Г. или в области воронки (Priesel). Атрофические процессы Г. касаются гл. обр. передней доли его и проявляются в уменьшении и уплотнении ее. Микроскоп открывает уменьшение объема железистых ячеек, исчезапие хромо-фильных (особенно—эозинофильных) клеток и разрастание межуточной соединительной ткани. Атрофия Г. может являться частным выражением общей старческой атрофии, но кроме того может наблюдаться при артериосклерозе сосудов мозга, при голодании (Седлецкий) и при различных других кахексиях. При хрон. водянке мозга обычно развивается атрофия Г. от сдавления его воронкой и дном III желудочка мозга. Атрофию от давления и различные смещения тех или иных частей Г. могут вызывать опухолевые разрастания рядом с Г., а также развивающиеся в нем самом (напр. кисты промежуточной части его). Краус (Kraus) говорит об атрофии боковых частей Г., могущей развиться вследствие давления скле-розированными и аневризматически расширенными внутренними сонными артериями. Кроме этих атрофий ясного происхождения, в Г. может иметь место т. н. идиопатическая атрофия, при к-рой происхождение атрофических изменений паренхимы передней доли и склероз ее остаются неясными. Иногда эта склеротическая атрофия Г. сочетается с аналогичным изменением и других эндокринных желез («multiple Blutdriisensklerose»—Fal-ta). Атрофии Г. в случае их значительности могут явиться основой для проявления симптомов гипопитуитаризма.

Дегенеративные изменения в Г. поражают чаще всего переднюю долю и выражаются в виде паренхиматозного и жирового перерождения эпителиальных клеток ее, наблюдаемого при тех же условиях, 1£ак аналогичные изменения других паренхиматозных органов. Особенно резкие некробио-тические изменения клеток Г. имеют место при дифтерии. Очаги некроза, иногда с кровоизлияниями, наблюдаются при эклямпсии. Отложение амилоида в стенки сосудов Г. при общем амилоидозе является редкой находкой. Из проявлений пигментации заслуживает упоминания накопление бурого пигмента, частью дающего реакции на железо (Lubarsch), в неврогипофизе при прогрессивном параличе.—Из расстройств кровообращения в гипофизе наиболее существенное значение по своим последствиям имеет инфаркт [см. отд. табл. (ст. 183—184), рис. 3]. Инфарцирование Г. чаще всего происходит в результате эмболии артерии, при чем источником для эмбола может явиться эндокардит или тромбоз в той или иной части сосудистой сети организма. Реже инфаркт развивается вследствие закрытия артериальной ветки при атеросклерозе или сифилитическом эндартериите, а также при местном тромбозе артерии вследствие перехода на нее воспалительного процесса или новообразования с соседних частей; инфаркты, наблюдаемые иногда при эклямпсии, объясняются спазмом артерии. Местом образования инфаркта (иногда нескольких инфарктов) является передняя доля Г., артерии к-рой (по Simmonds ’у) относятся к функционально концевым артериям; в противоположность этому, в средней и задней долях Г., в связи с самостоятельностью их кровоснабжения, инфаркты бывают весьма редко. По своему характеру инфаркты Г. относятся к типичным ишемическим инфарктам и представляют собой клиновидные фокусы ишемического некроза, захватывающие или лишь части передней доли или всю ее целиком. В дальнейшем (напр, при эмболических и артериосклеротических инфарк-

тах) происходит организация мертвой массы и развитие на месте инфаркта рубца. Инфаркт гипофиза имеет важное значение потому, что может явиться причиной последующего развития гипофизарной кахексии (см.). Меньшее значение имеют кровоизлияния в Г., могущие иметь самую разнообразную этиологию.

Воспаление Г., гипофизит (hypophy-sitis), чаще всего развивается благодаря переходу воспалительного процесса на придаток с соседних частей (оболочек мозга, пещеристого синуса, клиновидной кости), при чем в первое время воспаление в виде отека и инфильтрата ограничивается капсулой Г. (перигипофизит) и частью его ножкой и лишь в дальнейшем, захватывая сосуды, переходит на собственно ткань придатка и дает в ней образование некротически-пгойных фокусов. Однако и очаги гематогенного воспаления в Г. (как это установлено Sim-monds’oM) нередки; именно при септико-пиемиях разного происхождения в передней доле Г. могут образоваться бактериальные эмболии с последующим развитием гнойников. При сыпном тифе в неврогипофизе бывают типичные гранулемы (Давыдовский). При общем милиарном туберкулезе в Г. могут быть открыты милиарные бугорки. Кроме того tbc может поражать Г.в виде образования в той или иной части его крупных творожистых фокусов, являющихся по своему происхождению гематогенными метастазами tbc. Иногда такой туб. фокус разрушает весь Г. нацело. При врожденном сифилисе новорожденных в 57% наблюдается поражение Г. (Schmidt), проявляющееся в межуточном разрастании богатой клетками соединительной ткани и образовании ми-лиарных гумм. При приобретенном сифилисе взрослых в Г. иногда может произойти образование гуммы. Кроме того при сифилитическом поражении оболочек основания мозга процесс может захватывать капсулу Г., вызывать ее утолщение, проникание фиброзных тяжей вглубь органа и атрофию его ткани. Большинство воспалительных изменений в Г., как неспецифических, так и специфических, в той или иной степени разрушает его ткань. В связи с этим, как в течение этих изменений, так особенно в результате их, могут выявиться те или иные признаки недостаточности гипофиза, т. е. гипопитуитаризма.

Из гиперпласт и ческ их процессов в Г. может наблюдаться увеличение отдельных видов клеток его передней доли, без увеличения последней в объеме. Так, Краус находил увеличение количества базо-филов при прогрессивном параличе, эози-нофилов—при диабете и т. д.; однако эти данные еще не могут считаться вполне установленными. Постоянным физиол. явлением надо считать увеличение передней доли придатка при беременности. Микроскопически при этом устанавливается диффузная гиперплазия и увеличение размера главных (хромофобных) клеток с превращением ихв крупные пластинчатые элементы («клетки беременности» — нем. «Schwangerschaftzellen»). Увеличение передней доли Г. имеет место после выпадения функции половых желез у мужчин и женщин, а также у животных (напр, при кастрации или разрушении половых желез болезненным процессом), при чем в этих случаях нек-рые (Rossle) видели увеличение количества эозинофильных клеток, другие (Окинчиц)—главных клеток. Почти всегда наблюдается увеличение передней доли (иногда с образованием содержащих коллоид фоликулов) при понижении или выпадении функции щитовидной железы, например при врожденном недоразвитии ее, при приобретенной микседеме, при кретинизме, зобах. Очаговые гиперплазии клеток и небольшие (иногда множественные) аденомы передней доли гипофиза являются нередкой находкой (ок. 10%) у субъектов старше 40 лет. Менее часто встречаются аденомы (struma pituitaria), достигающие более крупных размеров и при своем росте сдавливающие и атрофирующие остальные части гипофиза, расширяющие объем турецкого седла основной кости или выбу-хающие из последнего и сдавливающие соответствующую область головного мозга. Как очаговые гиперплазии, так и трудно отграничиваемые от них аденомы представляют собой разрастание клеток передней доли как правило лишь какого-нибудь одного типа; поэтому и наблюдаются аденомы или из эозинофильных клеток (эозинофильные аденомы) (см. рис. 1 и цветн. табл., рис. 1) или из базофильных (базофиль-ные аденомы); редко встречаются аденомы из главных клеток. Указанные опухоли, хотя являются по своему характеру доброкачественными, могут при значительном разрастании уничтожать нормальные элементы Г., узурировать кость, сдавливать головной мозг. Кроме того иногда аденома, наряду с появлением в ней признаков атипизма клеток, обнаруживает быстрый инфильтрирующий рост, что может считаться доказательством перехода опухоли в злокачественную аденому или рак; нередко при этом в клетках опухоли пропадает их зернистость (эозинофильная или базофильная).—В сравнении с аденомами гораздо более редко встречаются фибромы, ангиомы, саркомы, глиомы Г. Иногда в области Г. обнаруживаются холестеатомы и тератомы. Метастазы опухолей (раков, сарком и др.) в Г. не являются особенно большой редкостью.—Как установлено Эрдгей-мом (Erdheim), опухоли могут исходить также не из самого I’., а из элементов гипофизарного хода [см. рис. 2 и отд. табл. (ст. 183—

184), рис. 4]. Чаще всего источником образования таких опухолей (не-мецк.—Hypophy-sengangsgeschwiilste) являются группы плоских эпителиальных клеток, располагающиеся в области турецкого седла и близ ножки Г. Опухоль растет интракраниально, может смещать гипофиз, врастать в мозг, узурировать кости основания черепа. Гистологически такая опухоль имеет своеобразное строение, иногда напоминающее строение адаматшномы (см.), иногда база-лиожы (см.); образование в некоторых случаях в опухоли кист дает ей характер

поликистомы. Течение опухоли обычно доброкачественное, но иногда наблюдается злокачественный рост опухоли с метастазами в шейные лимфатические узлы; гистологически злокачественные опухоли гипофизарного хода чаще всего имеют вид плоскоклеточного рака без ороговения. Кроме этих опухолей из элементов гипофизарного хода на всем его протяжении могут возникать также и аденомы (базофильные и эозинофильные), свойственные передней доле Г.; точно так же могут развиваться и кисты с жидким или коллоидным содержимым, иногда с сосочковым разрастанием на внутренней поверхности.—Кисты Г. чаще всего образуются в промежуточной части его, представляя собой увеличение объема небольших кист, которые существуют там в норме; реже кисты развиваются в передней доле. Эти кисты бывают выполнены или серозным или густым коллоидным содержимым. Достигая значительного объема, они сдавливают и сильно атрофируют как переднюю, так и заднюю доли придатка. Реже встречаются кисты зародышевого происхождения, выстланные высоким мерцательным эпителием. Что касается влияния опухолей и кист Г. на его функцию, то можно отметить, что все они, достигая значительного объема, атрофируя и уничтожая ткань Г., ведут обычно к выпадению его функции, т. е. к проявлению гипопитуитаризма, чаще всего в виде dystrophia adiposo-genitalis; в частности и базофиль-ная аденома, при малом объеме ничем себя не проявляющая, при разрастании дает тот же результат. Совершенно особняком стоит эозинофильная аденома, присутствие к-рой в Г., а также развитие ее из элементов гипофизарного хода уже рано проявляется признаками гипер питу итаризма в виде развития картины гигантизма (см. Гиганты, гигантизм) или акромегалии (см.). Однако и здесь в случае значительного разрастания эозинофильной аденомы и уничтожения ею остальной ткапи гипофиза могут присоединиться некоторые признаки, относящиеся К гипопитуитаризму.    А.    Абрикосов.

Химия гипофиза. Изучение химии передней доли Г. находится в зачаточном состоянии; более определенные сведения имеются о задней доле.—Передняя доля Г. Вопросом о выделении гормона передней доли Г. занят преимущественно один автор, посвятивший этому, начиная с 1915 г., ряд работ, а именно Робертсон (Robertson). Он выделил липоидоподобное вещество, названное им «тетелин», специфическим действием которого является усиление роста молодых животных. Для получения тетелина Робертсон растирает 1 ч. передней доли Г. быка с

3 ч. смеси NaaS04 и CaS04 (этим удаляется вода из органа); смесь высушивают и экстрагируют абсолютным алкоголем.Выпаренный экстракт подвергают действию эфира; действующее вещество переходит в раствор и получается выпариванием. Это почти белый порошок, к-рый при 100° начинает темнеть. Он растворим в воде, алкоголе, эфире и хлороформе, содержит 1,4% Р и 2,6% S; при кипячении с баритовой водой дает инозит. На один атом Р приходится 4 атома N, что указывает на сродство с фосфатидами. В состав тетелина входят 2 амино-и 1 иминогруппы. В малых дозах (4 мг) тетелин стимулирует рост молодых мышей, заживление ран и рост имплянтированных раковых опухолей. Критика данных Робертсона поставила пока под сомнение вопрос о том, является ли тетелин химически индивидуальным, специфическим веществом. —■ Дальнейшие попытки выделить специфическое вещество идут несколько другими путями. Ивенс и Лонг (Evans, Long) пользуются экстрактом, полученным действием физиол. раствора поваренной соли. Они получили при применении этого экстракта у молодых самок увеличение роста и задержку течки. По их предположению в передней доле существуют 2 высокомолекулярных специфических вещества. Б. Цон-дек и Ашгейм (В. Zondek, Aschheim) вызывают веществом передней доли Г. рост яичников и течку у инфантильных и сенильных животных. Цондек называет переднюю долю Г. «мотором сексуальности». Это специфическое вещество Цондек и Ашгейм находят в большом количестве в моче беременных. Путем диализа и осаждения им удалось выделить это растворимое в воде вещество, которое они назвали «пролан».

Задняя доля Г. В 1906 году Дел (Dale) впервые обнаружил влияние Г. на изолированную матку морских свинок, и этим дан был биол. метод для измерения активности препаратов этой железы. После попыток различных авторов выделить специфический гормон, Фюнеру (Fuhner) в 1916 г. удалось достигнуть более определенных и практически важных результатов. Разные патентованные способы приготовления ги-пофизина основаны в общем на принципе этого автора. Слабокислые вещества задней доли Г. очищают путем диализа, после чего, под действием солей тяжелых металлов или осаждающих алкалоиды веществ, выпадает специфический продукт. После соответствующей обработки осадка удается фракционной кристаллизацией отделить друг от друга

4 различных вещества; 3 из них дают положительную биуретовую реакцию и реакцию

Паули и вращают поляризованный свет влево. В наст, время есть основание думать, что этим методом не удастся выделить все активные вещества железы, т. к. в процессе хим. обработки происходят молекулярные перегруппировки и выделенные вещества легко разлагаются в присутствии щелочей, а также могут быть адсорбированы осадками с большой поверхностью. Ближе к цели подошли работы Дела (1919). Он производил экстрагирование помощью слабой уксусной к-ты, а осаждение—коллоидной гидроокисью железа. Кипячением с хлороформом удалось специфическое вещество отделить от гистамина, который в хлороформе нерастворим. Дальнейшие попытки очистить специфическое вещество привели Дедлея (Dadlay; 1919, 1923) к заключению, что в Г. содержится не менее трех различных специфически, активных веществ. Он получил легко растворимое в бутиловом алкоголе вещество, активное в отношении матки, и менее растворимое, имеющее прессорное действие. Дре-пер (Draper; 1927), Дел и др. считают, что в задней доле Г. имеются 2 разных вещества: одно действует на матку, другое имеет прессорное действие и действие на диурез, а также стимулирующе влияет на меланофоры лягушечьей кожи, но последнее влияние едва ли специфично; оно получается между прочим и с адреналином. Эти данные подтверждает и клиника. Так, по данным Гар-глея, Гиллигона и Блюмгарта (Gargley, Gilligon, Blumgart; 1928) «вазопрессин» у четырех здоровых задерживал выделение 1 литра мочи в течение 5—6 часов, а у двух с несахарным мочеизнурением не было жажды и полиурии; «окситоцин» (действует на матку) не дал здесь никакого эффекта.

Наибольших успехов в вопросе об активном веществе гипофиза достиг Эбель (Abel; 1919). Он получил свободный от гистамина препарат, к-рый дает прессорный эффект, влияет на диурез и действует также на матку (против такого унитарного взгляда возражают Trendelenburg и др.). Так. обр., если прежде выделяли 4, позже 3 и 2 различных гормона, то Эбель говорит уже об одном единственном. Метод Эбеля заключается вкратце в следующем. Охлажденные и тонко размолотые железы обрабатывают быстро соляной кислотой и сулемой, а затем очищают фосфорно-вольфрамовой кислотой, танином, пикриновой и пикролоновой к-тами. В результате получается соединение кристаллического гормона с винной кислотой. Осаждение это связано с адсорпцией осадками с большой поверхностью. Полученные этим путем тартраты обладают трояким действием: прессорным, действием на диурез и на матку. Тартраты в 1.000 раз активнее соответств. количества фосфата гистамина. Препараты эти становятся инактивными при кипячении с норм, раств. NaOH или1%-ной НС1; они дают положительную биурето-вую реакцию, что зависит вероятно от неудаленных примесей. В последних работах Эбель приходит к заключению, что и эти тартраты все еще не единой природы, и выделяет 3 различные фракции: 1, В и С, из к-рых А и есть специфический тартрат, В обладает депрессорным действием, т. е. сходна с гистамином (значит повидимому от примеси гистамина препарат не освобожден), и С—это альбумоза, не имеющая специфического действия.

Все попытки выделить гормон наталкиваются на основное препятствие, а именно на отсутствие вполне надежного теста. Влияние экстракта на матку не дает абсолютных цифр действия. Одно время в качестве вещества для сравнения пользовались гистамином, но лишь до тех пор, пока считали, что активное вещество Г. идентично с гистамином. Впоследствии, как и для инсулина, стали вырабатывать стандартный препарат. В Америке Фегтлин (V oegtlin; 1925) приготовил такого рода сухой ацетонный порошок; другие препараты выражаются в «единицах Фег-тлина». Под единицей Фегтлина понимают экстракт задней доли Г., 1 куб. см к-рого имеет такое же действие, как и 0,005 мг обезжиренной, высушенной и порошкообразной задней доли Г. кошек. Попытки привлечь в качестве стандарта другие свойства гипофизарного экстракта оказались еще менее удачными.—В заключение нужно сказать, что, несмотря на многие противоречия, все же имеется достаточно оснований предположить, что в задней доле содержится одно специфическое вещество. В пользу этого говорит между прочим то обстоятельство, что при инактивировании препарата щелочью уничтожаются почти одновременно все три эффекта, что процесс инактивирования при нагревании идет по типу мономолекулярной реакции. В пользу единства этого вещества говорит и то обстоятельство, что скорости диффузии через фильтры из коллодия у всех трех фракций одинаковы. Во всяком случае активное вещество задней доли Г.—вещество сложного строения. Гуггенгейм (Guggenheim) предполагает, что мы имеем дело с ацил-дериватом алканоламина, Лешке же (Leschke) считает его полипептидом. Обе точки зрения гармонируют со способностью этого вещества осаждаться солями тяжелых металлов и фосфорно-вольфрамовой к-той и гидролизироваться щелочами, кислотами и ферментами. Высаливаемость и способность легко диффундировать говорит в пользу альбумозной природы гормона. Попытка синтетически приготовить активное вещество задней доли гипофиза до сих пор не увенчалась успехом.    м. еврейским.

Нормальная и пат. физиология Г. основывается на данных, полученных при изучении влияния на организм удаления мозгового придатка и действия экстрактов из его передней и задней долей, а также на клинических синдромах гипопитуитаризма и типе рпитуитаризма и обнаруживающихся при них пат.-ават. изменениях этого органа.— Фармакодинамический эффект экстрак-т а эндокринного органа, как это подчеркивает Глей (Gley), не всегда позволяет сделать правильное заключение о его физиологическом значении. Тем не менее действие экстрактов Г. на гладкую мускулатуру представляет все же большой интерес. Кроме матки энергичными сокращениями на введение экстракта Г. отвечает желчный пузырь. Экстракт задней доли, введенный подкожно или внутривенно, вызывает полное выделение желчи из пузыря (питуитарный рефлекс желчного пузыря). Аналогичное действие оказывает экстракт Г. и на мускулатуру кишечника, иногда после кратковременного угнетения его двигательной функции. Мочевой пузырь обнаруживает меньшую чувствительность. Кровяное давление под влиянием экстракта задней доли повышается, иногда очень значительно—на 20— 30 мм Hg. Повторные впрыскивания экстракта дают обычно все меньший эффект. Свертывание крови (in vitro) под влиянием экстракта задней доли ускоряется; экстракт передней доли, напротив, замедляет свертывание. На мочеотделение экстракт задней доли оказывает у человека тормозящее влияние. Уменьшение мочеотделения у человека наступает немедленно после впрыскивания экстракта, достигает своего максимума часа через четыре и длится около суток. На этом эффекте основано применение экстракта задней доли Г. при diabetes insipidus как хорошего средства симптоматической терапии. Механизм действия его—вазомоторный или непосредственно на почечный эпителий— требует дальнейших исследований. Такое же действие обнаруживает экстракт задней доли и у собак с экспериментальной полиурией, вызванной поражением серого бугра в области воронки (Camus, Roussy). У нормальных собак экстракт вызывает однако лишь кратковременное уменьшение мочеотделения, сменяющееся затем повышением диуреза. Параллельно этому сосуды почки сначала суживаются, а затем расширяются (Hallion и Carrion). Расширение зрачка под влиянием экстракта задней доли наступает и после перерезки шейного симпат. нерва. Выпадение возбуждающего гладкую мускулатуру влияния внутреннего секрета Г., к-рое следовало бы предполагать при удалении Г., не вызывает однако в со-ответств. органах резких фнкц. изменений.

Гораздо больше данных для суждения о физиологическом значении Г. дают опыты его удаления. Оценка результатов этой операции, даваемая различными авторами, чрезвычайно однако противоречива. Причиной разногласий является тесная анат. связь Г. с серым бугром, содержащим весьма важные для регуляции обмена веществ и кровообращения вегетативные нервные центры различных органов и проводящие пути к ним от вышележащих центров. Патологофизиологический эффект гипофизектомии может поэтому дать повод к сомнению, вызван ли он удалением Г. или повреждением серого бугра, а отсутствие эффекта может вызвать предположение о сохранении partis tuberalis Г. Даже основной вопрос—возможна ли жизнь животного без Г.—продолжает по указанной причине вызывать споры. Исследования Ашнера, Кушинга (Aschner, Cushing), Камюса и Русси, Архангельского и др. с несомненностью доказали, что жизнь животных без гипофиза вполне возможна и может длиться годы. Разнообразные патолого-анатомич. изменения, наступающие у гипофизектомированных животных, показывают, что Г. имеет весьма важное значение для нормального роста и развития организма и регуляции в нем процессов обмена. Удаление Г. как полное, так и одной передней доли, если операция сделана в раннем возрасте, вызывает отсталость в росте и половом развитии и значительное ожирение с характерной локализацией жира, особенно в области почек и таза. Несмотря на ожирение, вес оперированных животных спустя несколько месяцев после операции значительно, в три-четыре раза, меньше веса контрольных животных того же помета. Кратковременная гипергликемия и незначительная гликозурия, наблюдающиеся нередко в первые дни после операции, повидимому являются частью следствием наркоза, частью—раздражения при операции нервных центров и приводящих путей серого бугра. Они сменяются гипогликемией и повышением границы ассимиляции углеводов, длящимися в течение двух и более месяцев до появления значительного ожирения. К этому периоду содержание сахара в крови становится нормальным, граница ассимиляции углеводов понижается. Полиурия, описываемая многими авторами как следствие удаления Г., наблюдается после гипофизектомии далеко не всегда. Если нет стойких изменений серого бугра, полиурия эта продолжается обычно от нескольких дней до немногих недель после операции и не достигает в большинстве случаев особенно больших размеров. Такую же подиурию, а иногда очень значительную и длительную, удается получить повреждением промежуточного мозга сзади гипофиза без удаления последнего. Сиротинин показал, что разрушение некоторых участков ткани серого бугра вызывает расширение сосудов почки. Быть может и так называемая гипофизарная полиурия обусловливается нарушением функции почечных вазомоторов, возникающим вследствие поражения серого бугра при операции гипо физектомии. Равным образом нельзя считать доказанными гипотезы, приписывающие гипофизу важную роль в регуляции водного обмена и содержания воды в тканях. (См. также Диурез, Обмен веществ.)

Весьма характерно стойкое понижение t° у животных, лишенных Г., развивающееся как после полной экстирпации этого органа, так и после удаления только передней доли. В течение всей жизни животного t° in recto неизменно на 1-—2 градуса ниже, чем у контрольного животного.— Отсталость в росте гипофизектомированных животных («гипофизарный карликовый рост»)—постоянное следствие удаления Г. в раннем возрасте. В противоположность прежним взглядам отмечено раннее окостенение эпифизарных хрящей (Гинзбург). Полученные экспериментально «гипофизарные карлики» сохраняют обычно нормальные пропорции частей тела. Удаление Г. у головастиков вызывает не только остановку роста, но и невозможность метаморфоза (Smith, Atwell. Allen и др.). Удаление Г. вызывает задержку развития половых желез, отсутствие сперматогенеза, угнетение libido sexualis. Гипофизектомия позволяет так. обр. создать экспериментально синдром dystrophiae adiposo-genitalis. Несмотря на его очевидность, этот факт продолжает еще оспариваться сторонниками тубераль-ного происхождения этого синдрома.

Инфантилизму физическому гипофизекто-мированных животных соответствует в течение долгого времени инфантильность проявлений их высшей нервной деятельности. Свойственная нормальным щенкам повышенная возбужденность и эмо-тивность сохраняется у гипофизектомиро-ванных собак значительно дольше, чем у контрольных. Однако в проявлениях как эмотивных, так и интелектуальных реакция животные без Г. не обнаруживают той дефективности, к-рая характерна напр. для экспериментального гипотиреоидизма. Изучение влияния гипофизектомии на центральную нервную систему не дает никакого подтверждения для гипотезы о Г. и «инфунди-було-тубералы-юй области» как месте, откуда исходит «регуляция психических функций», равно как и для оставленной теперь «гипофизарной теории сна».

Все изложенное показывает, что Г. обладает весьма важным для нормального роста и развития организма своеобразным активирующим влиянием на процессы межуточного обмена. Экспериментальные данные находят подтверждение в клинич. синдромах гипо-, гипер-и диспитуитаризма.Механизм этого влияния и природа веществ внутреннего секрета гипофиза остаются пока невыясненными. Экстракты гипофиза не могут устранить громадного большинства последствий физиологической недостаточности мозгового придатка. При посредстве их не удается вызвать и явлений гиперпитуита-ризма—гигантизма, акромегалии. Повидимому они не содержат полноценных продуктов внутрисекреторной деятельности гипофиза. Вполне справедливо поэтому указание, что по фармакодинамическому эффекту этих опотерапевтических препаратов невозможно делать прямых и категоричных выводов о физиологич. действии внутреннего секрета питуитарной железы. А. Богомолец.

Лит.: Бочкарев П., Мозговой придаток, его строение, функции и заболевания, М., 1926; еврейский М., Химия гормонов (Клин, эндокринология, под ред. А. Сухова, Л.—печ.); Архангельский С., О влиянии полного и частичного удаления гипофиза на шивотный организм, Саратов, 1928 (лит.); Богомолец А., Кризис эндокринологии, М., 1927; Карлик Л., К вопросу о так называемой гппофизарной полиурии, «Медико-биолог. журн.», 1927, вып. 4; П и к к а’т А., К вопросу о злиянии гипофиза на углеводный обмен, ibid.; Zondek Н., Болезни эндокринных желез, Москва — Ленинград, 1929; Guggenheim М., Die bio-genen Amine, В., 1924; Trendelenburg P., Pharmakologie u. Physiologic des HypophysenhinterJap-pens, Erg. der Physiologie, В. XXVI, 1926 (лит.); Barger Die Chemie der Hormone, ibid., В. XXVII, 1928 (лит.); Filhner H., Pharmakologische Onter-suchungen iiber wirksame Bestandteile der Hypophyse, Zeitsehrift fiir experimentelle Med., Band I, 1913; Kraus E., Die Hypophyse (Hndb. der spez. patholo-gischen Anatomie u. Hlstologie, hrsg. v. F. Henke u. O. Lubarsch, В. VIII, B., 1926); Hndb. der inneren Sekretion, hrsg. v. M. Hirsch, В. I—III, Lpz., с 1927; В i e d 1 A., Physiologie u. Pathologic der Hypophyse, Miincben, 1922; RoussyG. etCournay Z.. Hypophyse et rfigion infundibulo-tubSrienne (Traite de physiologie normale et patbologique, v. I, P., 1923).

    name:
    send
ТАКЖЕ НА dao-med
f72e2aa373650d944c38b1c8ca875576 0467ccb0286829346e4d1560ef2b3c04 21de8b841f2edeacafb65f278dfd5f07