Русскоязычный медицинский портал

 

ГИПОНОИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ


74   -

ГИПОНОИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ, термин, принадлежащий Кречмеру (Kretschmer) и стоящий в тесной связи с гипотезой о послойном строении фнкц. аппарата нервной системы, в частности—ее психических функций. Послойность эта, к-рую однако в значительной степени надо понимать фигурально, зависит от филогенетической давности отдельных механизмов, накладывавшихся друг на друга по мере их развития в ряде поколений так, что теперь наиболее древние из них одновременно являются и самыми глубокими. При нормальных условиях психическая жизнь человека более всего окрашивается деятельностью позднее всего развившихся и поэтому выше лежащих аппаратов логического мышления только если функциональная способность этих аппаратов чем-нибудь ослаблена, обнажаются и выступают на сцену слои более глубокие. Последние, начав работать изолированно, обнаруживают уже совсем другой тип функционирования, во многом приближающийся к тому, к-рый преобладает в психической деятельности первобытных людей. «Глубинные» механизмы, вызывающие к жизни этот архаический тип функционирования, Кречмер называет гипоноическими в том случае, если речь идет о формировании и сочетании представлений, и гипобуличе-скими (см.), если имеется в виду особый характер эмоционально-волевых проявлений. Г. м., по Кречмеру, можно изучать не только в пат. состояниях, но и в сновидениях нормальных людей, в т. н. «грезах на яву», часто являющихся начальным стадием художеств, творчества и наконец в мифологии и искусстве первобытных народов.

Самой важной особенностью Г. мыслительных процессов является то, что они кататимичны, т.е. связываются между собой не логич. категориями, а исключительно принципом аффективной общности и соответствия желаниям и опасениям (см. Кататимия). Так, во сне прежде всего перестают возникать логич., в виде предложений построенные мысли, место к-рых замещают чувственные образы: то, что днем мы думали словами, теперь проносится перед нами в виде серии наглядных картин. Если сон поверхностен, эти картины иногда сохраняют сценический порядок, однако при более глубоком расстройстве сознания они распадаются на несущиеся в видимом беспорядке обрывки образов. Под влиянием аффективных тенденций эти обрывки, как выражается Кречмер, аглютинируются, т. е. сцепляются между собой в своеобразные конгломераты образов. Аглютинация эта происходит по законам Фрейдовской динамики сновидений: сгущения, смещения, вытеснения и пр. Получающиеся в результате сочетания обыкновенно не имеют логического смысла (по выражению Кречмера, остаются асинтаксическими): они не считаются ни с законом причинности, ни с пространством и временем, субъект в них часто не отделяется от объектов и т. д. Зато, будучи связаны множеством самых разнообразных отношений с актуальнейшими интересами личности, они приобретают по отношению к последним все особенности символов.

Схизофреническое мышление, по Кречмеру, также в значительной степени основывается на Г. м. Оно отличается тем, что в общую ткань продолжающего функционировать логического мышления, вступая с ней в самые причудливые сочетания, вплетаются картины и построения, свойственные архаи-чески-примитивному восприятию мира. В этих картинах так же, как и в сновидениях, господствуют асинтаксические серии образов, комбинирующиеся между собой по принципам аффективной аглютинации. Многообразные символы—продукты незаконченного мышления—замещают в них логически образованные абстрактные понятия, соответственно чему место законов причинной зависимости явлений занимают принципы магического действия. Проявления деятельности Г. м. Кречмер находит и в истерических сумеречных состояниях и в переживаниях лиц, находящихся под гипнозом, а также в туманных формах нерасчлеиенпо-го мышления, к-рые свойственны состояниям рассеянности и тем, часто проходящим при пониженном сознании полусумеречным раздумьям, к-рые у художественных натур обыкновенно предшествуют кристаллизации отчетливых образов творческого воображения. В чрезвычайно интересных построениях Кречмера, поражающих тонкостью анализа и богатством мыслей, далеко не все однако бесспорно. Больше всего возражений вызывает против себя основная его мысль, отождествляющая ряд пат. проявлений с нормальными формами примитивного мышления. Это—явления настолько различного порядка, что вряд ли допустимо делать заключения от одних к другим исключительно на основании хотя бы и далеко идущих аналогий. Во всяком случае, в современной психиатрической литературе понятие Г. м. далеко не пользуется полным признанием.

Лит.: Кречмер Э., Медицинская психология, Москва, 1927.    П.    Зиновьев.

    name:
    send
ТАКЖЕ НА dao-med
f72e2aa373650d944c38b1c8ca875576 0467ccb0286829346e4d1560ef2b3c04 21de8b841f2edeacafb65f278dfd5f07