Русскоязычный медицинский портал

 

ГЕОГРАФИЯ МЕДИЦИНСКАЯ


115   -

ГЕОГРАФИЯ МЕДИЦИНСКАЯ (нозогео-графия), отрасль медицины, изучающая распространение различных б-ней, по преимуществу заразных, на земном шаре. В задачи Г. м. входит установление территорий, наиболее пораженных данной формой б-ни, а также изучение внешних факторов, влияющих на изменение карты распространения б-ней. Более широкие задачи изучения всех внешних и внутренних условий возникновения болезней в различных местах земного шара относятся к географической патологии. Число факторов может быть чрезвычайно велико, и взаимодействие их каждый раз должно строго учитываться. Распространение б-ней может зависеть от широты местности, высоты над уровнем моря, от климат, и природных условий, от соц. и бытовых факторов, от наличия животных и насекомых— переносчиков б-ней, от условий, благоприятствующих их жизни и развитию, и т.д. В последнее время в распространении нек-рых заразных б-ней большое значение придается •«хранилищам вируса», которыми являются обыкновенно те или другие животные, у к-рых этот вирус сохраняется и даже увеличивается количественно в междуэпидеми-ческом периоде. Таким хранилищем, например, при лейшманиозе считают больных собак, при чуме—грызунов, и т. д. Поскольку многие из перечисленных факторов могут изменяться или даже совершенно выпадать, изменчива бывает и медицинская география. Для более наглядного представления о степени распространения б-ней и о районах, охваченных ими, составляются специальные нозогеографические карты (см. карту). Сравнивая такие карты за целый ряд лет, можно отметить, что одни б-ни остаются строго в своих географических границах (т.н. эндемические очаги), другие в отдельные годы выходят за пределы своего эндемического распространения, давая начало эпидемиям и пандемиям, или же, наконец, отдельные очаги, уменьшаясь, могут совершенно погаснуть. С другой стороны, и погасшие и бездействующие много лет очаги той или иной б-ни иногда начинают действовать вновь. Очаги некоторых б-ней могут быть иногда резко ограничены в зависимости, напр., от наличия только в данном районе насекомого—передатчика б-ни. Так, в СССР, в Ганджё (б. Елисаветполь), имеется очаг восточной язвы (кожный лейшманиоз), а в трех верстах от города, на железнодорожной станции того же названия, ни одного случая этой б-ни не отмечалось. Очаги б-ней возникают и вновь, если, напр., в местность, где распространены насекомые—передатчики данного заболевания, попадает случайно б-ной данной б-ныо в периоде паразитоно-сительства. Примером может служить вспышка б-ни денге в 1928 г. в Греции, возникшая в связи с заносом инфекции в местность, где был ее передатчик—комар Aedes aegypti. Очаги б-ней могут исчезнуть вместе с поднятием сан. культуры населения и проведением профилактич. мероприятий (см. ниже). Большое влияние на оживление очагов и развитие эпидемий могут иметь также стихийные и общественные бедствия: голод, войны и т. п. (например, пандемия паразитарных тифови малярии после мировой войны).

Для предупреждения эпидемий и других массовых заболеваний необходимо не только знание эндемических очагов, но и выяснение" всех условий, способствующих их существованию. Для примера можно остановиться на Г. м. нек-рых б-ней. Эндемическими очагами зоба (см.) считаются Швейцария, Манчжурия и нек-рые страны Южной Америки, а в СССР—Сванетия, Забайкалье и отдельные районы Средней Азии (Коканд). Сравнивая эти очаги в климатическом и географическом отношениях, можно видеть, что большинство из них находится в горных районах, хотя есть и очаги, расположенные невысоко над уровнем моря (Коканд). По мнению многих авторов, причиной зоба являются некоторые свойства питьевой воды, в частности бактериальная флора последней. Ныне микробная теория зоба вновь выдвигается на передний план. В Юж. Америке описана б-нь Чагаса (Chagas), сопровождающ. явлениями зоба или микседемой, возбудителем которой является особый животный паразит— Tripanosoma Cruzi, а переносчиками— летающие клоцы Triatoma megista и Rhodnius proiixus.—В Забайкальи эндемична б-нь Бека (см. Бека болезнь), причины энде-мичности к-рой выяснялись русскими исследователями (Бек, Барышпг, Щипачев и др.) и связаны также, повидимому, с составом питьевой воды.—Индия (устье Ганга) издавна считается эндемическим очагом холеры (см.), которая распространялась оттуда двумя путями: сухопутным—через Афганистан, Персию, Поволжье и Закавказье, и морским—через Красное море, Египет и портовые города Юж. Европы. Точное изучение очагов холеры и причин ее эпид. распространения, а также изучение вопроса сохранения холерного вируса в межэпиде-мический период является одной из важных глав медицинской географии.

Эндемическими очагами чумы (см.) являются: Китай, Индия, Центральная Африка, Месопотамия, Персия, Египет, Калифорния, Киргизские степи, Забайкалье, Монголия и Манчжурия (см. карту). Причиной энде-мичности чумы являются чумные эпизоотии на местных грызунах. Такими хранителями (резервуарами) чумного вируса являются крысы, а переносчиком—крысиные блохи Xenopsylla Cheopis, Xenopsylla astia и другие (Индия, Египет). На юго-востоке СССР вспышки чумы поддерживаются благодаря эпизоотиям на сусликах и мышах. В Забайкальи (Борзя, Даурия), Монголии и Манчжурии причиной эндемич-ности чумы является тарбаганья (тарбаган—Arctomys bobac) болезнь, в переносе к-рой играет роль блоха Ceratophyllus Si-lantiewi. Фаунистические и климат, особенности эндемических очагов чумы являются причиной длительного хранения вируса в данной местности и обусловливают здесь периодические эпид. вспышки, служащие источником дальнейшего распространения чумы.—Распространение проказы (см.) также соответствует определенным местностям (см. карту). В Европе наиболее поражены прокат зой приморские страны—Норвегия, Эстония, Латвия, Турция; в СССР—Астраханская губерния и отдельные местности на Кавказе. Встречается проказа в большом числе в Китае, Индии, в тропической и Северной Африке, в Южной Америке, в Японии, на Зондских островах, в Сибири (в Якутской республике), Дальневосточной области и в Австралии.

Большой интерес представляет географическое распространение желтой лихорадки (см.), являвшейся еще недавно бичом Южной Америки и Африки (см. карту). В Америке она была распространена, главным образом, по восточному побережью, между 43° северной и южной широты; в Западной Африке желтая лихорадка встречается на Золотом берегу. Географическое распространение желтой лихорадки не выходит за пределы распространения ее переносчика— комара Aedes aegypti (Stegomyia fasciata), который, однако, распространен по земному шару значительно шире (встречается и в СССР, на Черноморском побережьи, к югу от Сухума). Большое значение поэтому имеет в этом отношении, кроме изучения самих очагов желтой лихорадки, выяснение и зоны распространения Aedes aegypti, т. к. все местности, где он встречается, могут стать районами будущих эпидемий. [На прилагаемой карте приведено мировое распространение проказы (по Regers’у), желтой лихорадки в 1919 году (по Stitt’y) и чумы в 1926 г. (по Rapport epidemiologique de la Soci6te des Nations)].

Значительно шире, чем желтая лихорадка,, распространена малярш (см.). Переносчик, ее, Anopheles maculipennis и другие его виды, развивается всюду, где имеются водоемы чистой стоячей или медленно текущей воды. Распределение различных видов малярийного паразита (Plasmodium vivax, Plasmodium malariae и Plasmodium ргаесох) географически неодинаково. Паразит тропической малярии (Plasmodium ргаесох) предпочитает более жаркие местности (Кавказ, Среднюю Азию), паразит трехдневной лихорадки (Plasmodium vivax) подымается значительно севернее. Для развития малярийного паразита в теле комара требуется температура не ниже 16—20°. Хотя комары вида Anopheles распространены повсеместно, но малярия развивается не везде вследствие отсутствия источников их заражения (па-разитоносителей) и вследствие Ъ°, не подходящей для развития паразита в теле комара. Интенсивность распространения малярии увеличивается с севера на юг в связи с климатич. условиями, и некоторые местности и страны приобрели славу исключительно малярийных, например, Италия, тропическая Африка, Индия, кавказско-персидское побережье Каспийского моря* Нижнее Поволжье и пр. В нек-рых районах иногда временно создавались условия, благоприятствовавшие сильным вспышкам малярии, например, прорытие Панамского канала, нецелесообразное использование оросительной сети в Средней Азии и в Закав-казьи (Мугань) и т. д.

Африканская сонная болезнь (см. Энцефалиты), вызывавшая большие опустошения, в своем географическом распространении также тесно связана с определенным насеко-мым-передатчиком, найденным только тогда, когда была сопоставлена карта распространения сонной б-ни—трипаносомиаза человека—с картой распространения африканских кровососущих насекомых. Таким путем удалось установить, что из трех видов кровососущих этих местностей именно муха GIos-sina palpalis является настоящим переносчиком сонной болезни.—Лейтманиоз (см.), как кожный (пендинская язва), так и висцеральный (кала-азар, см.) встречается в жарком климате, в частности в Средней Азии и Закавказья, и в своем распространении, повидимому, зависит от насекомых-переносчи-ков, при чем болеют лейшманиозом также собаки и кошки, возможно, играющие некоторую роль в распространении этих б-ней. Различные спирохетозы, в том числе и возвратный тиф, зависят в своем распространении от передатчиков, в одних случаях— вшей, в других—клещей, при чем европейский возвратный тиф, передающийся через вшей, не может, напр., передаваться клещом

Ornithodorus moubata, и, наоборот, клещевой возвратный тиф, передающийся этим клещом, не может передаваться через вшей. География этих тифов поэтому неодинакова.—Лихорадка денге (см.), распространенная преимущественно по берегам Средиземного и отчасти Черного морей, и лихорадка паппатачи, распространенная в Крыму и Закавказьи, точно так же зависят от наличия промежуточных хозяев, которыми при лихорадке денге являются комары Си lex fatigans и Aedes aegypti, а при лихорадке паппатачи — москит Phleboto-mus pappatassii. Распространение передатчиков связано с определенными климатическими условиями.

Некоторые из массовых б-ней связаны не только с местными климат, условиями, но, повидимому, и с местными бытовыми, напр., мальтийская лихорадка, распространенная по берегам Средиземного моря, встречающаяся и в СССР—на Кавказе и в Средней Азии, возбудителем к-рой является микрококк (Micrococcus melitensis) и к-рая распространяется через молоко и молочные продукты. То же можно сказать относительно и нек-рых глистных б-ней (см. Гельминто-зы человека). Так, заражение широким лен-тецом (Diphyllobothrium latum) встречается часто у народностей, питающихся рыбой, а заражение трихинозом наблюдается обычно среди населения, питающегося свининой, зараженной трихинами, и т. п. Ришта человека относится к б-ням жаркого климата. Передатчиками ее являются водяные циклопы, а заражение происходит через воду. До некоторой степени эта б-нь является и профессиональной, т. \к. почти все водоносы заражены ею. Распространение некоторых других заразных б-ней проф. характера также имеет строгое территориальное ограничение. Так, болезнь туларемия, поражающая охотников за водяными крысами, распространяется обыкновенно только по течению рек, где живут эти крысы. К такого рода проф. б-ням следует отнести и еще некоторые гельмиитозы, как, напр., анкилостомоз (см. Анкилостома), поражающий шахтеров глубоких шахт или рабочих на земляных работах в местностях с жарким и влажным климатом. Характерными заболеваниями, зависящими от климата, являются также и грибковые б-ни кожи— парша, трихофития и т. п., особенно сильно распространенные в местностях с высокой t° и высокой влажностью. Усиленная потливость, нарушение кожного дыхания, разложение пота и изменение его реакции являются факторами, способствующими развитию грибков. В этих условиях именно в тропическом климате легче травматизиру-ются кожные покровы, и в тропиках наблюдаются и такие специальные заболевания, как' мицетомы (Мадурская нога), и т. п. К б-ням, связанным с климатом, относятся, далее, распространенные на юге различные заболевания кишечника, в частности sprue, амебная дизентерия (см.), авитаминозы, как, напр., на севере (при отсутствии свежих овощей и картофеля)—цынга (см.) и на юге (при преимущественном питании кукурузой)—пеллагра (см.). Однообразие северного климата отражается и на псих, состоянии населения и ведет к целому ряду нервных заболеваний (напр., особый вид истерии-— меречение, гл, обр., у женщин севера). Перечислить все главнейшие б-ни с точки зрения их Г. м. представляет собой задачу чрезвычайно трудную, но ясно, что факторы, влияющие, на Г. м. чрезвычайно разнообразны. Нельзя при этом рассматривать те или иные заболевания изолированно.— Г. м. должна охватывать не только болезни человека, но и животных (тропический пироплазмоз рогатого скота, трипаносомоз верблюдов и т. д.) и растений, изучать передатчиков — насекомых, ракообразных, моллюсков и т. п. Только сопоставляя эти данные и изучая их в таком разрезе, можно дать правильную оценку распространения и территориального фактора той или иной б-ни и установить истинное понимание Г. м. Необходимо указать, что исторически Г. м. .как широкая проблема медицины изучалась наиболее полно в конце XVIII в. и в первых двух третях XIX в. К этому периоду относятся наиболее известные труды по Г. м. (Hirsch, Boudin и др.). Развитие бактериологии в известной степени задержало изучение Г.м., но лишь на нек-рое время.Установление роли живых передатчиков инфекций (грызуны, насекомые и пр.) вновь выдвинуло проблемы Г. М. Д. Заболотный.

Роль санитарной культуры и профилактики в изменении географического распространения болезней. Нельзя не подчеркнуть особо того факта, что географическое распространение болезней отнюдь не бывает постоянным и чем-то непредотвратимым. Изучение сущности заболеваний и установление причин, вызывающих их, дало человечеству возможность выработать методы устранения этих причин и путем проведения массовых профилактических мероприятий освободить как отдельные местности, так и целые страны от заболеваний, которые господствовали веками и, казалось, являлись неизбежными. Особенно наглядно это сказывается по отношению к заразным заболеваниям. Чума, производившая огромные опустошения в Европе еще в середине XIX в., в наст, время наблюдается в ней лишь в единичных случаях, гл. обр. в портовых городах. Мероприятия по наблюдению за прибывающими из неблагополучных мест судами и по наблюдению за территорией портов, в частности массовая дератизация, повели к тому, что проникновение чумы вглубь большинства европейских стран ныне совершенно исключено. Примером полного уничтожения чумы в месте постоянного очага ее может служить остров Формоза (Япония). Чума здесь повторялась ежегодно с 1897 г. по 1917—г. в течение 21 года. За это время отмечено около 30.000 заболеваний и 24.000 смертей от чумы. Рядом профилактических мероприятий — массовое истребление крыс и переустройство зданий (жилищ, складов), в целях сделать их недоступными для грызунов,—удалось совершенно уничтожить чуму на этом острове: после 1917 г. заболеваний на Формозе больше не наблюдалось. Профилактические мероприятия, проводимые в очагах чумы в СССР, и повышение в них земледельческой и санитарной культуры дают уверенность в том, что эти очаги в ближайшее время будут обезврежены (подробнее— см. Чума). — Холера поражала Европу почти в течение столетия; из Бенгалии, своего постоянного очага, в 1823 г. впервые дошла до Астрахани, в 1829 г. достигла Оренбургской губ. и затем постепенно поразила восточные губернии России, Финляндию, Польшу и значительную часть западноевропейских стран (в 1831 г.), одновременно проникнув в Северную Америку и Австралию. Благодаря открытию возбудителя холеры (работы Коха) и установлению системы профилактических мероприятий по борьбе с ней—улучшение водоснабжения и канализации, ранний лабораторный диагноз, массовые предохранительные прививки, наблюдение за прибывающими из неблагополучных мест судами, наблюдение за паломниками и пр.—холера в наст, время в Западной Европе как массовая эпидемия исчезла. В СССР, где она держалась в течение слишком ста лет и где после мировой войны она свирепствовала в чрезвычайно больших размерах, холера, в результате проведения массовых профилактических мероприятий, постепенно стала исчезать, и за последние годы (1927—28) ее по всему СССР не наблюдалось ни одного случая.—Роль профилактических мероприятий сказывается не менее определенно в изменении географического распространения и др. кишечных инфекций, напр., брюшного тифа. Проведение правильно оборудованного центрального водоснабжения и канализации быстро меняло картину заболеваемости брюшным тифом и превращало злостные очаги его в места с низкой заболеваемостью им (примеры из русских городов— Одесса, Москва).

Поднятие сан. культуры и систематическое проведение массовой вакцинации в Красной армии повели к тому, что она в настоящее время дает минимальную заболеваемость и смертность от брюшного тифа, значительно более низкую, чем в русской армии довоенного времени (подробно—см. Водные инфекции и Брюшной тиф).—Распространение оспы также может служить классическим примером влияния профилактических мероприятий на изменение географического распространения заболеваний. Производившая страшнейшие опустошения в Европе до середины XIX в., оспа, под влиянием массовых предохранительных прививок, стала постепенно исчезать, и в наст, время в большинстве европ. стран она встречается лишь в единичных случаях. В СССР, благодаря постепенному проведению в жизнь обязательного поголовного оспопрививания (см.), она сейчас держится значительно ниже довоенного времени и дает крупные вспышки исключительно лишь в наиболее отсталых в культурном отношении окраинах (см. Оспа натуральная).—Возвратный тиф (см.) сравнительно недавно еще являлся одним из наиболее грозных бичей для Европы. Ирландия и Англия считались классическими очагами его. В 80-х гг. XIX в. он еще свирепствовал в Германии. В наст, время, благодаря поднятию сан. культуры (уничто

жение вшивости), он почти совершенно исчез в большинстве стран Западной Европы. То же относится и к сыпному тифу (см.). Многие из злостных очагов малярии (см.) удалось, благодаря проведению профилактических мероприятий (осушка заболоченных местностей, уничтожение комаров Anopheles, систематическое лечение паразито-носителей и пр.), сделать вполне свободными от нее местностями (Италия, Южная Америка, в СССР курортные местности, Бухара).—Почти полное исчезновение желтой лихорадки (см.) в Южной Америке, благодаря систематическому уничтожению переносчика ее—комара Stegomyia fasciata, может также служить типичным примером освещаемой здесь темы.—Сюда же относится исчезновение в большинстве стран Европы как массового заболевания сибирской язвы (см.) благодаря организации правильного ветеринарно-санитарного надзора.—Исчезла в большинстве стран Европы и трахома (см.), в результате повышения санитарной культуры и массового проведения мер профилактики. По отношению к проказе (см.) человечество еще в глубокой древности стало применять меры профилактики (разобщение от больных), и в наст, время она на земном шаре сохранилась лишь в весьма небольшом количестве очагов.—Из сказанного должно притти к выводу, что человечество, отказавшись от взгляда на происхождение болезней как на нечто фатальное и приступив к изучению их причин чисто научным методом, подошло к научной проработке способов устранения этих причин: Применяя на практике результаты этого изучения, массового проведения профилактических мероприятий,—оно резко меняет характер географического распространения болезней, в смысле уничтожения ряда очагов их. Дальнейшее поднятие санитарной культуры и развитие профилактического направления в медицине должно повести к еще большему ограничению и уничтожению очагов заразных болезней. Вместе с тем общее повышение культуры и изменение социальных условий в сторону большей равномерности распределения жизненных благ, должно вести также к уменьшению заболеваемости заразными болезнями; преобразование же общества на социалистических основах будет одним из основных факторов ЭТОГО уменьшения.    И.    Добрейде[|.

Лит.: Цейсс А., Задачи медицинской топографии в СССР, «Вестник микроОиол. и эпидемиол.», 1926, № 1—2; Kuczynski М., О целях и путях географической патологии, «Русско-нем. медиц. журн.»,1925, .N? 1; «Медико-топографический сборник», т. I, под ред. С. Ловцова, т. II, под ред. Г. Архангельского, СПБ, 1870—71; Fin ke L., Versucheiner medizinisch-praktischen Geographie, В. I—III, Lpz., 1792—95; Fuchs C., Medizinische Geographie, B., 1853; Hirsch A., Handbuch d. historisch-geogra-phischen Pathologie,' 2 Auflage, В. I—III, Erlangen, 1881—86 (лит.); Fischer A., Medizinische To-pographie, ihre Geschichte u. ihre Bedeutung f. die soziale Hygiene, Sozialhygienische Mitteilungen, 1924, № 1—2; Woiter F., Die Grundlagen der bei-den Hauptrichtungen in der epidemiologischen For-schung, Hamburg, 1926; Zeiss H., Die Bedeutung Russlands fiir die medizinisch-geographische Forschung, Miinch. med. Wochenschr., 1925, № 43; N a u с k E., Epidemiologie u. Krankheiten in China, Lpz., 1928; Hndb. der Tropenkrankheiten, hrsg. v.

C. Mense, В. I—VI, Lpz., 1924—28 (лит.); R u g e R., Miihlens P. u. zur Verth М., Krankheiten u. Hygiene der warmen Lander, Lpz., 1925; Bo udln I.,

TraitS: de gfiographie et de statistique mfidicale et des maladies endfemiques, v. I—II, 2-me fed., P., 1857 (рус. изд.—СПБ, 1852 и 1864); Laurent E„ Geographie mfedicale, P., 1905; Courmont J., Atmosphftre et climats (Trait 6 d ’hygiene, sous la dir. de P. Brouardel, A. Chantemesse, E. Mosny et L. Martin, fasc. 1, P., 1928); D о p t e r Ch. et d e Laver-gne V., Epidfoniologie (ibid., fasc. 19—21, P., 1925— 1927); Clemowl’., The geography of disease, Cambridge, 1903; Manson's Tropical Diseases, edited by P. Marison-Bahr, London—New York, 1 925; Stitt E., The diagnosis and treatment of tropical diseases, L., 1922; Castellani A. and Chalmers A., Manual of tropical medicine, New York, 1919; Rogers L., Leprosy, L., 1925; MuiioC., Geogra-phia medica, Milano, 1922.—П ериодические издания: Janus, Gotha, В. I—II. 1851'—53; Deutsches Archiv f. Geschichte der Medicin u. medici-nische Geograpliie, В. I—VIII, Lpz., 1878—85; Janus, Archives internationales pour 1 'histoire de la mfede-cine et pour la gfeographie medicate, Amsterdam— Paris—Leyden, с 1896; Rapport ^pidfemiologique de la Section d’hygiene, Socifetfe des Nations, Geneve, с 1924.

' ГЕОРГИЕВСКИЙ, Константин Николаевич (родился в 1867 г.), профессор, один из выдающихся современных клиницистов-терапевтов, ученик JI. В. Попова. Окончил Военно-мед. академию в 1893 г. В 1899г.

получил звание приват-доцента Военно-мед. академии, а в 1903 г. был избран профессором на кафедру частной патологии и терапии в Харькове. Здесь Г. последовательно за-нимал кафедры госпитальной и факультетской клиник и должность декана Медицинского ин-та. В 1923 г. избран на кафедру терапевтической клиники Государств, института для усовершенствования врачей в Ленинграде. 12 лет состоял редактором «Харьковск. мед. журнала». Г. с 1921 г.—редактор журнала «Врачебное дело», с 1923 г.—член Редакционной коллегии «Журнала для усовершенствования врачей». В 1926 г. избран председателем Ленинградского терап. об-ва им.

С. П. Боткина, а в 1928 г.—его почетным членом и почетным членом терап. секции Харьковского мед. об-ва. Кроме того, Г. состоит в настоящее время членом редакций: «Основы и достижения современной медицины», «Украшський медичний арх.». «Anajii медиц. и хирург.» (Югославия) и «Revue franco-russe de mfedecine et de biologie» (P.). Результатом научной деятельности Г. является свыше 30 научных трудов, из к-рых главнейшие: «К вопросу о действии препаратов щитовидной железы на животный организм» (дисс., СПБ, 1896); «По поводу эпидемии трихиноза в Харькове в ноябре 1907 г.» («Русский врач», 1908, № 3); «Experimentel-le Untersuchung uber die Wirkung des Extr. filicis maris aethereum auf das Blut» (Zieglers Beitrage, В. XXIV, 1898); «Phenylcin-choninsaure (Atophan) bei Gicht» (Deutsche med. Wochenschr., 1911, № 22).

    name:
    send
ТАКЖЕ НА dao-med
f72e2aa373650d944c38b1c8ca875576 0467ccb0286829346e4d1560ef2b3c04 21de8b841f2edeacafb65f278dfd5f07