Русскоязычный медицинский портал

 

ГЕНИАЛЬНОСТЬ


74   -

ГЕНИАЛЬНОСТЬ, высшая степень одаренности, проявляющаяся в максимальной творческой продуктивности, имеющей для соц. жизни исключительное историческое значение. Г.можетпроявиться в самых различных областях человеческого творчества—в науке, искусстве, технике, политике. Г. отличают от таланта, гл. обр., по степени и характеру творчества: гении являются «начинателями» новой исторической эпохи в своей области. Попытка свести психологическую формулу Г. к одной определенной функции и отождествить ее с чрезмерным развитием внимания (Джемс), познавательной деятельности (Шопенгауер), памяти, воли и т.п. не имеет никакого научного основания, равно как и обратная попытка—считать специфическими все решительно психологические-функции гениального человека. Г., как и одаренность, вообще, едва ли является общей и всесторонней; часто это—более или менее-одностороннее чрезмерное развитие творческой деятельности в какой-либо области.— Своеобразная структура личности гениального человека, поразительная сила и напряжение творчества, превосходящие в огромной мере нормальные,—все это заставляло долгое время смотреть на Г. как на таинственное, мистическое явление духовной природы. Сближение Г. с псих, болезнью, идущее от Аристотеля и приводимое Диль-теем, Шопенгауером, Ломброзо и многими другими, служило первоначально исходным пунктом для попыток естественно-научного понимания Г. Гениальность стала рассматриваться как отклоняющаяся от нормального типа структура личности и творчества. Однако, отождествление Г. с болезнью и вырождением, сведение Г. к «роду эпилепсии» (Ломброзо) или к «эпилептоидному варианту вырождения» (Нордау) не имеет никакого научного оправдания. Повидимому, гений— эволюционирующая, прогрессивная вариация человеческого типа (Морселли). Его роднит с б-нью отклонение от нормального типа, но это—плюс отклонение, т. е. отклонение в. иную сторону, иного рода, чем вырождение. С научной точки зрения Г. должна рассматриваться как крайний вариант человеческого типа, при чем число гениальных людей должно всецело подчиняться законам вариации этого типа. С этой точки зрения отклонение, превышающее в 4 раза стандартное, т. е. среднеквадратическое отклонение (4о)г является признаком Г. так же, как, с другой стороны,—и патологичности индивида. Однако, законы и характер этого отклонения не могут еще считаться сколько-ни-будь точно установленными.

Вопрос о наследственной основе Г. также не может еще считаться окончательно выясненным. Во всяком случае, то, что известно относительно механизма наследственности вообще и относительно генеалогии гениев, позволяет с наибольшей вероятностью допустить, что наследственная формула Г. крайне сложна и сводится к комплексу огромного числа простейших наследственных свойств или ген. Гениальность не представляет, повидимому, замкнутого генетического целого и не наследуется целиком. Наследственная передача отдельных свойств еще не обязательно влечет за собой наследование способа их сочетания. Поэтому очень мало вероятна возможность повторения в потомстве той же или близкой к ней сложной комбинации свойств, которая лежит в основе личности того или иного гениального человека. Поэтому же, в частности, те таланты, которые, повидимому, основываются на сравнительно простых комплексах элементарных свойств (например, музыкальный), наследуются чаще, чем более сложные по своему психологическому составу (например, талант поэта). Благоприятные экономические и социальные условия могут содействовать наилучшему использованию врожденных задатков.

Если наследственность создает возможность Г., то только общественная среда реализует эту возможность и создает гения. Всякое великое открытие, изобретение или любое другое проявление гениального творчества подготовляется всем предшествующим ходом развития, обусловливается культурным уровнем эпохи, ее запросами и требованиями. «Таланты являются всюду и всегда, где и когда существуют общественные условия, благоприятствующие их развитию. Это значит, что всякий талант, проявившийся в действительности, т. е. всякий талант, ставший общественной силой, есть плод общественных отношений» (Бельтов). Историческая детерминированность великих открытий и всей вообще творческой деятельности гениальных людей проявляется еще в одном замечательном факте—именно, в одновременности многих научных открытий. Mentr6 составил таблицу, содержащую до 50 примеров одновременно сделанных научных открытий и изобретений (напр., аналитическая геометрия— Декарт, Ферма; исчисление бесконечно малых—Ньютон, Лейбниц; не-эвклидова геометрия—Лобачевский, Гаусс, Риман и пр.).— Г. представляет, т. о., целый узел проблем— биологических, психологических и социальных, еще далеко не решенных наукой с

ДОЛЖНОЙ ПОЛНОТОЙ И ЯСНОСТЬЮ. Л. Выготский.

Гениальность и патология. Близость обоих этих явлений между собой определяется тем, что то и другое представляют отклонения от нормы. С биологической точки зрения различие, проводимое между положительными и отрицательными отклонениями, как заключающее в себе элемент оценки, не может не быть условным. Во всяком случае, громадный патографический материал, собранный до наст, времени, позволяет считать совершенно несомненным, что 1) процент душевных заболеваний у выдающихся людей выше, чем у среднего населения, и

2) значительное количество (не менее половины) т. н. гениальных личностей должно быть отнесено к числу несомненных и ярко выраженных психопатов. Особенно часты у них явления «конституциональной нервности», обстоятельство, заставившее Ашаф-фенбурга (Aschaffenburg) высказать мысль, что нервность и Г. представляют две различные формы одного и того же психопатического предрасположения. Косвенное подтверждение сказанного выше пытаются находить и в тех, пока скудных данных, которыми по данному вопросу располагает анатомия мозга. Так, Якоб (Jakob), полагая, что наличие явлений асимметрии в рельефе поверхности полушарий мозга может трактоваться как дегенеративный признак, одновременно указывает, что подобные находки, будучи нередко связаны с более богатым, чем обычно, развитием вторичных и третичных извилин, в значительном числе случаев являются, повидимому, и выражением более высокой диференциации мозговой коры. Следует вообще иметь в виду, что современные теории о биологических основах Г. являются пока в высокой степени гипотетичными.

В. Ланге-Эйхбаум (Lange-Eichbaum), исходя из гипотезы Рейбмайра (Reibmayr), по которой биол. основа Г. заключается в примеси чужеродной крови к уже имеющемуся, но не проявившемуся во-вне потенциальному зачатку высокой одаренности, высказывает предположение, что разнородность зачатков обусловливает в оплодотворенном яйце наличие антагонистических тенденций (Keim-feindschaft) и создает, так. обр., источник постоянных эндогенных раздражений, оказывающих ферментативное действие на рост и строение нервных клеток, одновременно возбуждая и повышенную их деятельность и склонность к пат. реакциям.

Дисгармоничность биол. основы гениальной личности часто и психологически служит источником душевных конфликтов, для своего разрешения требующих максимального напряжения; последнее, пробуждая до того дремавшие потенциальные возможности, тем самым дает гению материал и энергию для его творческой деятельности. В некоторых случаях сходную роль могут играть и психические заболевания, начало которых часто сопровождается поразительным богатством необычных и чрезвычайно ярких переживаний. Ясперс (Jaspers), напр., утверждает, что у нек-рых великих поэтов и художников схизофрения являлась условием значительности их творчества: анализируя произведения Гельдерлина и Ван-Гога, он приходит к заключению, что начало психоза у того и другого отмечено изменением стиля, придающим произведениям, созданным в этот период, печать особенной глубины и оригинальности. Повидимому, мысль Ясперса верна не только по отношению к схизофре-нии: имеется ряд наблюдений, показывающих, что и маниакальные фазы циркулярного психоза и изменения сознания, сопровождающие эпилептические эквиваленты, и даже начальный период прогрессивного паралича создают иногда условия для короткого, но яркого расцвета творчества. Тесная связь, существующая между проявлениями Г. и патологией, и то обстоятельство, что гений никогда не имеет равного ему по творческой силе кровного потомства (а часто оказывается биологически и вовсе бесплодным), приводит Ланге, в противоположность взгляду Морселли, к заключению, что гениальная личность б. ч. представляет явление бионе-гативное—не зарю нового дня, а вечернее солнце, не предвестника новой породы людей, а скорее—человека, в короткий промежуток времени судорожно растрачивающего накоплявшуюся в ряде поколений

энергию.Противоречивость различных решений проблемы Г. стоит в связи с тем, что она имеет две стороны—биол. и социологич., из которых последняя является определяющей. Важнейшим объектом этой проблемы является гениальное творение. В создании последнего принимают участие не только индивидуум-творец, но и окружающая его среда (эпоха). Между тем, биолога интересует только один из этих факторов, именно, творческая личность. Вполне понятно, что ее биол. ценность далеко не всегда соответствует историч. значению совершенного ею дела. Кроме того, нельзя забывать, что отдельные психопатич. особенности свойственны почти каждому человеку и они как правило выражены тем сильнее, чем ярче индивидуальность их носителя.    П.    Зиновьев.

Лит.: Ломброзо Ч., Гениальность и помешательство, СПБ, 1895; Грузенберг С., Гений и творчество, Л., 1924; Лапшин И., Философия. изобретения и изобретение в философии, П., 1922; Кречмер Э., Строение тела и характер. М.—Л., 1924; «Клинический архив гениальности и одаренности», Л., с 1925; Lang е-Е i с h Ь a u m W., Genie-Irrsinn и. Ruhm, Miinchen, 1928 (приведена литература); Galton F., Hereditary genius and English men of science, L., 1874.

    name:
    send
ТАКЖЕ НА dao-med
f72e2aa373650d944c38b1c8ca875576 0467ccb0286829346e4d1560ef2b3c04 21de8b841f2edeacafb65f278dfd5f07