Русскоязычный медицинский портал

 

ГЕЛЬМИНТОЗЫ ЧЕЛОВЕКА


153   -

ГЕЛЬМИНТОЗЫ ЧЕЛОВЕКА. Содержание:

Локализация паразитических червей......432

Патогенез. . ;..................435

Клиника.....................438

Диагноз.....................438

Терапия ..................... 439

Профилактика..................439

Гельминтозы у детей...............440

Гельминтозы (от греч. helmins—червь), болезненные состояния животных (реже— растений), вызываемые поселившимися в них паразитическими червями. Г. ч.—заболевания, которые обусловливаются паразитированием в организме человека паразитических червей, локализующихся в отдельных системах или органах, стационарно или транзитно. Болезнетворное действие паразитических червей выражается в той или иной форме, с одной стороны, в зависимости от вида паразита, т. е. от всех свойственных ему анатомо-морфол. и эколого-биол. особенностей, а с другой—от реакции со стороны организма хозяина. Г. человека представляют собой комплекс заболеваний, состоящий из стольких отдельных нозологических единиц, сколько различных видов паразитических червей составляют гель-минтофауну (см.) человека. Считая в списке паразитических червей человека около 130 форм, надо признать, при современном состоянии знаний, около 130 отдельных гельминтозов.

Наименования Г. производятся из родового названия паразита. В соответствии с принадлежностью паразитических червей к различным классам, Г. подразделяются на следующие основные группы: трематодозы (Trematoda—сосальщики), цестодозы (Cestoda—ленточные черви), нематодозы (Nematoda—круглые черви), акантоцефалезы (Асап-thocephala—колючеголовыё черви, скребни). Из этих групп Г. в нашей географической зоне наибольшее значение для человека имеют нематодозы и цестодозы, меньшее—трематодозы; акантоцефалезы практического значения в медицине не имеют.

Распространение паразитич. червей среди населения СССР крайне велико, при чем обитатели различных географич. районов, представители разных профессиональных, национальных и пр. групп могут характеризоваться своей специфической гель-минтофауной (см.). Санитарные условия жизни, пищевой режим, бытовые особенности , климат, рельеф и почва местности, характер окружающей фауны,—все это входит в число факторов, определяющих характер и степень зараженности человека паразитич. червями и играющих, следовательно, роль в эпидемиологии гельминтозов.

Локализация паразитических червей. Паразитические черви, локализуясь по преимуществу в просвете кишечника и избирая при этом б. ч. определенные зоны его (анкилостома, трихостронгилиды—верхний отдел тонких кишок, аскарида—тонкие кишки, острица—нижний отдел тонких кишок и толстые кишки, власоглав—слепую кишку и пр.), могут поражать все органы и ткани человека. Так, в печени может поселяться Fasciola hepatica, Dicrocoelium lancea-tum, Opisthorchis lelineus, Clonorchis sinensis, Echinococcus granulosus и др.; в поджелудочной железе—О. lelineus, С. sinensis, эхинококк, цистицерк и др., в Либеркюно-вых железах—Strongyloides stercoralis, в тканях кишечника—Hymenolepis папа и др. Поражаться могут и системы, не относящиеся к пищеварительному тракту; так, в органах дыхания может паразитировать Ра-ragonimus Ringeri, Metastrongylus apri (стационарно) и личинки аскарид, анкилостом и пр. (транзитно); в органах мочевыделительной системы—Dioctophyme renale, Schistosoma haematobium, эхинококк, цистицерк, личинки аскарид, анкилостом и др.; в кровеносной системе—схистосомы, личинки многих нематод и цестод. В лимф, системе может обитать возбудитель «слоновой болезни»—нитчатка (Wuchereria Bancrofti); в центральной нервной системе встречаются в качестве стационарных паразитов личинки цестод Cysticercus cellulosae, Coenurus се-rebralis, эхинококк и транзитно—личинки нематод; в глазах и окологлазной ткани Loa loa, L. extraocularis, Thelasia callipaeda и целый ряд личиночных форм; в коже и подкожной клетчатке паразитируют ришта— Fiillebornius medinensis, Agamonematodum migrans, там же может встречаться также и Fasciola hepatica и др.; на коже и слизистой—Enterobius vermicularis, под слизистой—Gongylonema, в костной ткани—эхинококк, в мышечной ткани—Trichinella spiralis, эхинококк, цистицерк и т. д.—Каждый вид паразитич. червя имеет в большинстве случаев и свойственную ему специфическую локализацию; последняя тесным образом связана, с одной стороны, с физ.-хим. условиями среды, необходимой паразиту для развития и достижения половозрелости, с другой—со способами его размножения. Личиночные стадии в отношении локализации б. ч. менее прихотливы; так, Echinococcus granulosus и Cysticercus cellulosae могут обитать в любых тканях человека и др. животных, но соответственные половозрелые формы требуют определенной локализации и специфического хозяина, напр., Echinococcus granulosus—тонких кишок собаки, Taenia solium—тонких кишок человека. Наи-чаще наблюдаемую локализацию паразитич. червя в окончательном хозяине, обес-. печивающую достижение половозрелости и размножение, называют нормальной в Г отличие от извращенной, когда паразит поселяется в несвойственном ему органе или ткани, в к-рых половозрелости он достигнуть не может (Ascaris в подкожной клетчатке,

Enterobius vermicularis в носу, Fasciola hepatica в легких и др.). или же когда паразит меняет локализацию уже по достижении половозрелости (аскариды в печени). Извращенная локализация наблюдается значительно реже нормальной, но играет немалую роль в патологии человека, вызывая тяжелые формы заболеваний, б. ч. весьма трудные для диагностики.

Патогенез. Воздействие паразитических червей на организм носителя весьма разносторонне; в основном оно может быть сведено к двум моментам: механическому влиянию и токсическому. Механическое влияние может проявляться в результате непосредственного воздействия взрослых паразитов или их личинок (травмати-зация ткани при движениях паразитов, разрушения при фиксации, прободения, разрывы, закупорки, атрофия от давления) или яйцевых элементов, которые могут как таковые травматизировать ткани (яйца схистосом, своими шипами разрушающие целость кровеносных сосудов и др. тканей). Наконец, тот или иной пат. эффект может быть вызван и конкрементами, к-рые формируются вокруг яиц (Opisthorchis felineus в желчных ходах печени и желчном пузыре, Schistosoma haematobium в мочевом пузыре, Enterobius vermicularis—каловые конкременты в червеобразном отростке и пр.). Отдельного рассмотрения заслуживает механическое воздействие, к-рое производится на организм хозяина взрослыми паразитами и их личинками. Ббльшая часть паразит, червей обеспечивает себе б. или м. постоянное местопребывание в органе путем прикрепления к тканям, к-рые от того нередко подвергаются значительным разрушениям. Характер этих разрушений будет всецело зависеть от способа фиксации, resp. от структуры фиксатор по го аппарата. (Способы фиксации паразитических червей—см. рис. 1—7). У нематод таковым чаще всего служит ротовой конец. У одних имеется мощно развитая ротовая капсула с режущими,пилящими или колющими кутикулярными элементами: у таких форм прочность прикрепления осуществляется путем захвата в капсулу участка ткани в форме пробки и присасывания к ней или подвешивания с помощью особых «зубов» (Ankyl. duodenale); следствием этого являются то более поверхностные, то более глубокие разрушения, с разрывом кровеносных сосудов и пр. Другие виды, имея подвижные губы и зубоподобные образования, ущемляют ткань (Abreviata). У третьих, при отсутствии таковых, находят тонкий и совершенно гладкий головной конец; в этих случаях фиксация происходит путем б. или м. глубокого внедрения головного конца в толщу тканей (Tritihocephalus trichi-urus прошивает слизистую кишечника, Tri-chinella spiralis глубоко внедряется в слизистую, Gongylonema целиком уходит в ткань). Трематоды вооружены особым мышечным аппаратом—присосками, которыми захватывается ткань; у большинства же цестод, помимо четырех аналогично устроенных присосок, нередко имеется один или много рядов хитиновых крючьев. Помимо всего указанного, у некоторых форм тело усажено ши-пиками, к-рым принадлежит значительная роль в травматизации тканей хозяина (Fasciola hepatica и др.). Многочисленные факты говорят о возможности закупорок просвета кишечника (клубками аскарид или ленточных червей), желчных протоков (аскарида, Fasciola) или протока поджелудочной железы. Взрослые нематоды Wuche-reria Bancrofti закупоривают лимфатические сосуды, вызывая элефантиаз; они же, напр., могут быть причиной воспалительных инфильтраций на стенке ducti thoraci-c.i, которые могут иметь следствием тромбоз протока (НбррИ, 1927). Наконец, атрофия тканей от давления может наблюдаться в любых органах при зхинококкозе; присутствие Dioctophyme renale в почках или лоханках приводит к исчезновению специфической ткани; цистицерк дает тяжелые явления от сдавливания участков мозга и внезапную смерть при закрытии сообщения между желудочками мозга.

Сравнительно новую и важную главу составляет вопрос о воздействии личиночных форм нематод, и именно таких, к-рые, прежде чем осесть для стационарного паразитирования в том или ином органе (преимущественно кишечнике), должны пройти в теле хозяина сложный путь. Феномен миграции нематод, уже давно подмеченный для анкилостомы (см.) Лоосом (1898), установлен и для аскариды (см.) (Stewart, Ransom, Ftilleborn) и некоторых других форм. Миграция личиночных форм должна расцениваться, во-первых, с точки зрения травматизации тканей: странствующие личинки действуют, с одной стороны, как инородные тела и, с другой—как живые организмы, обладающие собственным движением. Воздействие личинок будет различно в зависимости от многих факторов, и прежде всего от их размеров. Реакция организма (НйррИ, 1927) проявляется в клеточной инфильтрации в ткани вокруг личинок. Там, где личинка застревает внутри капи-ляра, ее окружают лейкоциты, преимущественно эозинофилы. Кровотечения, которые производятся личинками, гл. обр. в легких, почках и оболочках мозга, обусловливаются либо закупоркой капиляров и последующим разрывом силой кровяцого давления, либо вызываются активно путем сверлящих движений личинки. Некоторые мигрирующие личинки могут инкапсулироваться в разных органах, при чем в одних случаях организм тем самым ставит препятствие к дальнейшему нормальному развитию паразита (инкапсуляция аскарид), в других—инкапсулирование является необходимым звеном в цикле развития глисты (Trichinella spiralis). — Инокуляция червями бактерий. Другой стороной, с к-рой должна рассматриваться миграция личинок паразитич. червей, является возможность инокуляции личинками микробной флоры. Этот вопрос выдвинут впервые еще Мечниковым (1901), указавшим на связь между заболеванием апендицитом и паразитированием в кишечнике некоторых нематод; теперь проблема ставится шире, и роль инокуляторов приписывается не только половозрелым особям, травмати-зирующим кишечник (особенное значение приписывается Trichocephalus trichiurijs, Enterobius vermicularis), но и мигрирующим личинкам: по крайней мере, дважды в период странствования они нарушают целость тканей (в кишечнике «входные ворота» и в легких «выходные ворота» для личинок) и тем самым дважды могут открыть «входные» ворота для инфекции. Известны и такие формы, которые обладают способностью перкутанного проникновения и, т. о., могут внести инфекцию извне через кожу (опыты Malvoz и Lambinet с туб. палочками, ино-кулированными личинками Ankylostoma du-odenale); наконец, паразитич. черви, пробивающие кожу изнутри, равным образом открывают широкий доступ для инфекции (ришта—флегмоны).—Определенная роль в травматизации тканей при миграции, как и в инокуляции микробов, может принадлежать и паразитич. червям разных животных, т. е. таким, которые не учитываются как паразиты человека, т. к., не достигая половозрелости в его организме, не улавливаются. Известно, что многие из таких червей могут совершать полный миграционный цикл в теле человека и выбрасываться во внешнюю среду лишь по завершении миграции (Ankylostoma caninum).

Интоксикация. Не меньшее значение имеет интоксикационное влияние паразитич. червей. Выделение токсических веществ экспериментально доказано в отношении представителей разных классов червей. Наиболее полно вопрос разработан в отношении нематод, и особенно аскарид, содержащих внутри своего кожно-мышечного мешка сильнодействующие токсические субстанции (см. Аскариды, аскаридотоксин). Анкилостомы выделяют вещества, действующие гемолитически и препятствующие свертыванию крови. Выделение различных токсических веществ (в виде секретов или экскретов червей) установлено и у большинства других нематод человека, напр., власоглава (см.), трихостроигилид, остриц и др. Из цестод особенной токсичностью отличается широкий лентец—Diphyllobothrium latum, приводящий к таким изменениям крови, которые приближаются к типу истинных пернициозных анемий (Рагоза, 1913). Гемолитические субстанции выделены также из целого ряда других цестод: Taenia solium, Т. saginata, Dipylidium caninum, Hymenolepis diminuta и др. Выделение различных токсических веществ и отравление ими организма хозяина доказано и в отношении многих трематод (Schistosomatidae, Fasciola и др.).—Болезнетворное влияние паразитич. червей на организм хозяина б. ч. слагается из комбинированного воздействия производимых ими механических инсультов и интоксикации. Последняя вызывается не только токсинами, выделяемыми самими червями, но и продуктами распада тканей хозяина, освобождающимися в результате воздействия паразитических червей. В различных случаях выступает на первый план то механическое, то токсическое влияние со стороны червей. Даже и местные разрушения ткани б. ч. сводятся к суммарному воздействию обоих моментов.

Существенное значение в патогенезе Г. могут иногда иметь кровотечения, вызываемые паразитич. червями; таковые могут быть особенно пагубны при выделении паразитами антикоагулинов.

Клиника. Клинич. проявления гельминтозов крайне многообразны и зависят, во-первых, от характера взаимоотношений между паразитом и хозяином и, во-вторых, от интенсивности инвазии, т. е. численного состава паразитарного населения. Болезненные процессы при Г. могут быть то более местного, то общего характера, в них могут вовлекаться все органы и системы. Чаще всего поражается пищеварительная система: наблюдаются кишечные расстройства в виде поносов, запоров, спастических состояний, закупорок и пр. Действие на кровь клинически проявляется в виде разного рода анемических состояний вплоть до типа истинной пернициозной анемии. Нервные страдания наблюдаются не только при местных поражениях центральной нервной системы паразитом (цистицеркоз, эхинококкоз и др.), но (и притом чаще) и в результате всасывания гельминтотоксинов и проявляются головными болями, неврастенией, бессонницей, утомляемостью, понижением умственных способностей и в тяжелых случаях—судорогами, эпилептоидными припадками. Далее, Г. могут вести к разным кожным страданиям (в результате местных поражений или интоксикаций из кишечника), глазным заболеваниям и др. Наблюдения показывают, что нек-рые Г. могут вести к задержке физ. и умственного развития, к понижению интелектуальных способностей и влияют на функцию желез эндокринной системы. Клин, картина Г. большей частью не представляет никаких специфических явлений, к-рые были бы патогномоничными для определенных видов гельминтоза или отличали бы Г. от схожих заболеваний иной этиологии; Г. могут симулировать разнообразные болезни, входящие в компетенцию различных специалистов. Подробнее—см. отдельные гельминтозы.

Диагноз не может в большинстве случаев базироваться на одной лишь клинической картине, а должен, главным образом, ставиться с помощью разнообразных лабораторных методов исследования. Наиболее часто приходится прибегать к исследованиям кала на яйца червей, их личинки, фрагменты или же и половозрелые особи (см. Гельминтологические методы исследования). Большое значение приобретает в гельминтологии исследование дуоденального сока и желчи, добываемых дуоденальным зондом, для обнаруживания червей, локализующихся в верхнем отделе тонкой кишки, поджелудочной железе, желчном пузыре и печени (Strongyloides stercoralis, Tri-chostrongylidae, Ankylostomatidae, трематоды печени, поджелудочной железы и др.). Меньшее значение имеет исследование желудочного сока в виду редкости обитания паразитич. червей в желудке у человека. При гельминтозах других органов является цеи лесообразным исследование соответствующих выделений: мокроты—на легочные трематоды и нематоды, мигрирующие личинки, эхинококк, мочи—при гельминтозах мочевых путей (например, схистосоматоз и др.). Производимые паразитическими червями изменения физ.-хим. и биол. свойств, равно как и морфол. состава крови, использованы для диагностических целей. На изменении физ. условий кровяной сыворотки основана мейостагминовая реакция Асколи (Ascoli), Применяемая при эхинококкозе, анкило-стоматозе. Для диагностики тех Г., к-рые трудно определяются инымл методами (напр., эхинококкоз), наибольшее значение приобретают различные иммунно - биологические методы, как-то: реакция связывания комплемента (Ghedini, Weinberg), преципитации (Fleig et Lisbonne), подкожная и внутри-кожная реакции (Casoni). Последняя, повидимому, является наиболее ценным методом диагностики эхинококкоза как по специфичности, так и по простоте техники. Подспорьем нередко является морфол. исследование крови (эозинофилия). Наконец, в нек-рых случаях полезные указания дают анамнестические указания, пальпация [эхинококкоз, цистицеркоз, трихинелез (старое название трихиноз), ришта], офтальмоскопия (цистицеркоз), рентгеноскопия (эхинококкоз, объизвествленные цистцерки, трихинелла, ришта и др.).

Терапия Г. должна быть прежде всего радикальной, т. е. направленной на удаление паразита (дегельминтизация) или, если это невозможно, на умерщвление его в организме. Наибольшее значение в гельминтологии имеет фармакотерапия, располагающая большим арсеналом антигельминтических средств; новейшие изыскания идут по руслу установления специфических препаратов, действующих на определенные виды или роды червей (см. отдельные Г., также Дегельминтизация, Противоглистные средства). Из физических методов лечения следует упомянуть рентегенотерапию (при эхинококкозе). Введение в кишечник теплых растворов (до 45°) убивает многих кишечных паразитов, однако, этот метод лечения еще недостаточно испытан. В определенных случаях имеются показания к хир. вмешательству либо с целью удаления паразитов (эхинококкоз, цистицеркоз, внекишечный аскаридоз, аскаридозный ileus, ришта и т. п.), либо с целью проложения путей для последующей фармакотерапии (например, апендикостомия, тифлостомия при трихоцефалезе и пр.). Иногда бывает возможно непосредственное извлечение параг зитов (например, ришты—через пробитую им кожную рану, аскариды—при проникновении в верхние дыхательные пути).

Профилактика. Проводя профилактические мероприятия, необходимо помнить, что источником заражения одними формами являются элементы мертвой природы—почва, вода и пр., а другими—объекты живой природы—промежуточные или окончательные хозяева или же механические переносчики. Промежуточные хозяева заражают человека либо служа ему пищей (говядина, свинина, рыба, ракообразные), либо попадая в пищеварительный тракт пассивно, либо, наконец, нападая на человека активно (кровососущие насекомые). Так. обр., в отноше- | нии каждого' вида Г. должна проводиться своя специфическая профилактика. Главной профилактической мерой против большинства Г. является улучшение общих сан.-гиг. условий жизни населения, как-то: устройство канализации и водоснабжения; строгое наблюдение за пищевыми продуктами, особенно мясными (расширение и улучшение ветеринарно-санитарного надзора), в целях предохранения от загрязнений инвазионным началом. По линии борьбы с Г. должен быть установлен тесный контакт между медицинскими и ветеринарными организациями,—лишь совместные и согласованные действия их могут реально поставить дело борьбы с такими Г., как тениозы, эхинококкоз, трематодозы и пр. Принимая во внимание, что домашняя собака является источником заражения человека и домашних животных целым рядом разных паразит. червей, ей должно быть уделено в борьбе с Г. серьезное внимание: в первую очередь борьба с бродячими собаками и рациональный уход за домашними собаками (периодическая дегельминтизация). Возможность обмена паразитическими червями между человеком и домашними грызунами (Trichinella spiralis, Hymenolepis diminuta и др.) диктует необходимость борьбы с ними. Основной предпосылкой всех профилактических мероприятий является поднятие культурности населения и, в частности, энергичное санитарное просвещение по вопросам гельминтологии. (См. также отдельные гель-

МИНТОЗЫ.)    р.    Шульц*

Гельминтозы у детей. Степень распространения паразитических червей среди детей СССР огромна. Для Ленинграда Роговина дает 76% на 500 детей в возрасте 1—15 л., обращавшихся в амбулаторию, для Москвы Чарушин—свыше 70%, Цейс, Герле, Зюттерлин (Zeiss, Harle, Sutterlin)— около 50%, Подъяпольская—около 40%, Рабинович и Краснощекова для Харькова— 64%. На Кавказе местами почти 100% детей заражены кишечными паразитами. Большинство авторов находило обитателей детских домов более инвазированными, чем остальную детскую массу. Дригальский и Кох (Drigalski, Koch) указывают на то, что у астеников они чаще находили кишечных паразитов (73%), чем у пикников (16%). Среди детей различных возрастов степень распространения кишечных паразитов неодинакова—чаще всего они встречаются в дошкольном возрасте и школьном. У детей, до 1 года они встречаются весьма редко. В моек, детской клинике были лишь единичные случаи аскаридоза и энтеробиоза (Ente-robius vermicularis) у детей до 1 года.— Клиника Г. у детей разработана еще чрезвычайно слабо. Надо иметь в виду, что присутствие того или другого паразитич. червя в организме ребенка далеко не всегда вызывает какие-нибудь субъективные или объективные болезненные явления; нередко паразитов удается обнаружить лишь как случайную находку при подробном обследовании ребенка. Причина такого различного отношения организма к живущим в нем паразитам еще не вполне ясна; также не вполне ясно, почему иногда присутствие паразитических червей может долгое время проходить бессимптомно, а затем неожиданно они начинают вызывать различные болезненные явления.

Из всех видов паразитических червей у детей чаще других встречаются кишечные. Хотя в кишечнике ребенка могут встречаться различные виды паразитов, но клин, картины, вызываемые ими, имеют между собой очень много общего. Как субъективные, так и объективные признаки Г. у детей в существенном те же, что у взрослых. Следует лишь 'помнить, что дети, в особенности маленькие, редко могут достаточно точно характеризовать свои болезненные ощущения, поэтому их субъективные жалобы очень неопределенны. К перечисленным в основной статье субъективным жалобам можно прибавить частые жалобы на изменение аппетита—его понижение и изменчивость, неприятные ощущения или боли в животе, особенно—натощак. Объективно же можно заметить рвоту, нерегулярный стул дис-пептического характера, иногда с положительной реакцией на кровь (чаще всего при ацкилостомиазе), бледность, анемию, часто в сопровождении эозинофилии, и ряд нервных симптомов: зуд в носу, в заднем проходе (гл. обр., при энтеробиозе), скрежет зубами по ночам, изменение характера и самочувствия, расстройство сна. Так же, как у взрослых, ни один из этих симптомов в отдельности, ни вся их совокупность не специфичны для того или другого вида Г.; их значение сводится, главным образом, к обращению внимания в сторону глистной этиологии, и диагноз окончательно устанавливается лишь путем специального объ ективного исследования. При оценке реакции детского, организма на внедрение паразитических червей следует считаться с физиологическими возрастными особенностями его реактивной способности; так, напр., при оценке изменений крови надо принимать во внимание физиол. анизоцитоз, возрастные особенности в количестве и соотношении отдельных видов лейкоцитов, легкость появления эритробластов и проч. Следует также считаться с большей лябильностью, сравнительно со взрослыми детской психики и нервной системы.

Должно остановиться несколько подробнее на эозинофилии крови при Г. у детей. Вопрос о ней еще нельзя считать вполне решенным. В то время как одни (Конюс, Соколовский и др.) считают, что при глистной инвазии у детей в большинстве случаев наблюдается эозинофилия, другие (как Zeiss, H&rle, Stitterlin, Bischoff, Fischer) не склонны придавать этому симптому большого значения. Повидимому, на правильной точке зрения стоит Конюс, к-рая подчеркивает, что эозинофилия обычно встречается в случаях с не очень обильным или средним количеством паразитов, там же, где их очень много, эозинофилии не находят, что соответствует общему взгляду Шиллинга (Schilling) на природу эозинофилии. Принципы, на к-рых строится профилактика и терапия гельминтозов у детей, те же, что и у взрослых (см. также отдельные Гельминтозы).    Д. Лебедев.

Лит.: Скрябин К. и Шульц Р., Об унификации гельминтологической номенклатуры, «Вестник микробиологии, эпидемиологии и паразитологии», т. VII, вып. 3, 1928; Павловский Е-, К эпидемиологии глистных заболеваний, ibid., т. V, вып. 3, 1 926; его же, О ядовитых свойствах ленточных глист, «Гиг. и эпидемиология», 1928, №1; В е й н-б е р г М., Влияние глистов на организм (Мед. микробиология, под ред. Л. Тараеевича, т. III, Петроград— Киев, 1915); Рагоза II., Об изменениях кропи при ленточных глистах, дисс., СПБ, 1913; Конюс Э., Клиника и профилактика наиболее распространенных глистных заболеваний у детей, м., 1927; Л а 11 М., Diagnosis and treatment of Internal parasites, Chicago, 1923; HOppli R., t)ber Bezie-hungen zwischen dem biologiscben Verhalten parasiti-scher Nematoden u. histologischen Reaktionen des Wir-beltierkOrpers, Arch. f. Schiffs- u. Tropenhyg., В. XXI, Beiheft 3, 1927; Fischer W., Neuere Arbeiten iiber Wurminfektionen des Menschen, bes. (lber ihre Patho-genese, Erg. der inneren Med. u. Kinderheilkunde,

В. XXII, 1922; В r (1 n i n g H., Helminthiasis mit besonderer Berticksichtigung des Kindesalters, Mo-natsschr.f. Kinderheilkunde, В. XXIV, XXVII, XXIX, XXXIII, 1922—26 (обзорный реферат, лит.); Goebel F., Die heutige Aufl’assung iiber die Rolie der Eingeweidewiirmerin der Pathogenese kindlicher Krank-heiten, Archiv fiir Kinderheilkunde, B. LXXV, 1924; Chopra R. and Chandler A., Anthelmintics and their uses, Baltimore, 1928 (лит.). См. также лит. к статьям Гельминтология, Гельминтологические методы исследования, Гельминтофауна.

    name:
    send
ТАКЖЕ НА dao-med
f72e2aa373650d944c38b1c8ca875576 0467ccb0286829346e4d1560ef2b3c04 21de8b841f2edeacafb65f278dfd5f07